сегодня: 26/01/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/08/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Правила Марко Поло

Вадим Месяц (25/08/08)

Hачало

Продолжение

Глава 9

Наш остров заселялся с восточной оконечности. Монток и Ориент Пойнт – два отрога большой вилки, на которых когда-то осели переселенцы. В Монтоке остался музей «второго дома», самую первую постройку сохранить не удалось. Голландцы продвигались по острову, более или менее мирно вытесняя местных жителей, и в конце концов соединились в своем продвижении у нынешней «столицы вселенной», Манхэттене. Первоначально на острове проживало 13 индейских племен, принадлежавших единому народу алгонкинов. Именно на их языке Джон Вейн написал Библию, по которой и обучались индейцы Лонг- йленда: канарси, рокавей, матинекок, меррик, массапикуа, ниссегуог, секатоуг, сетакет, почоуг, корчог, шинекок, манхассет, монтоук – обычно упоминаются названия лишь этих туземных групп. «Береговые индейцы», пуспотуки, чья резервация сохранилась до сих пор и находится в десяти минутах езды от нашего дома, в источниках почти не упоминается по причине их несущественного вклада в историю боевых действий (голландцев вскоре сменили англичане). В 1691 году полковник Уильям Смит купил у пуспотуков гигантский надел земли между реками Мастик и Коннектикуот и расширил свои владения на Север до середины острова. В 1700 при неизвестных обстоятельствах он вернул им территорию в 75 акров, которую они до сих пор удерживают за собой и по закону будут иметь в своем пользовании вечно. Они нелегально торгуют традиционными наркотиками в пределах своего скромного «королевства», но полиция смотрит на это сквозь пальцы. Индейцы платили Смиту арендную плату за использование своей утраченной земли в виде двух початков кукурузы каждый месяц. В то время их популяция была не настолько малочисленной, как теперь, и «урожай» полковник получал далеко не символический. Одной из давних традиций племени являлись выборы короля и королевы. Старая лонгайлендская газета, датированная 1830 годом, сообщает, что 5 января в Пуспотуке умерла в возрасте 72 лет Элизабет Работяга, королева местных индейцев. С ее смертью оборвался и другой обычай: ежегодное приношение «к престолу» охапки камышей. В 1885 году королевой была Марфа Гора, ей в то время исполнился 91 год. Задолго до прихода белых главным событием жизни пуспотуков было ежегодное «июньское собрание». Они сходились в одно из воскресений июня во время «луны цветов» для отправления своих культов. На протяжении нескольких дней, предшествующих воскресному сходу, небольшие группы индейцев со всего острова приходили на берега Мастик ривер для грядущих церемоний. «Дневной Орел Бруклина», газета 1895 года, рисует нам следующую картинку: «Поездка протяженностью 3 мили через леса от станции Мастик приводит путешественника в индейское поселение, расположенное на извилистой реке с множеством притоков и ручейков, впадающей в залив. Отсюда открывается великолепный вид на окрестности. Первый дом, который увидит посетитель, – это хижина Ричарда Часового, короля племени. По полу разостланы андатровые и енотовые шкуры. Ричард объясняет вам, что это шкуры тринадцати зверей, которые залезли к нему неделю назад ночью в амбар, где хранилась яблочная брага, и так этой брагою перепились, что собакам было совсем нетрудно с ними расправиться. Он говорит, что население резервации живет за счет охоты и ловли зверей капканами, а окружающие леса отлично подходят для этого промысла. На территории резервации есть церковь, а также школа, которые поддерживаются правительством. Школа была построена штатом в 1868 году, учителя зовут Уильям Моррисон, он обучает 20 учеников. Церковь общины – одна из самых старых индейских церквей на острове и была также построена штатом в 1845 году. У аборигенов нет постоянного священника, но они проводят богослужения самостоятельно каждое воскресенье. Наши миссионеры обратили их в христианство, варварский период «береговых индейцев» закончился. Королева Марфа Гора рассказывает, что когда ее дедушка здесь поселился, тут жило очень много индейцев, но население трагически уменьшилось из-за наркомании и алкоголизма. Брагу и более крепкие напитки индейцы приготовляют сами. Недавно один из них был замечен за покупкой пинты спирта, полфунта мятных леденцов и бутылки сарасапарильи, которые он собирался смешать для приготовления напитка. Королева Марфа говорит, что когда американская мята растет вокруг в неограниченных количествах, как это было прошлым летом, это верный знак долгой и холодной зимы. Самыми чистокровными индейцами считаются король Ричард, его братья и королева Марфа. Остальные беспрекословно подчиняются этой аристократии, тем более, что отец королевы Марфы был когда-то самым уважаемым и влиятельным человеком среди аборигенов на всем острове. Белые внесли в «июньское собрание» свои представления о празднике: одно время индейские ритуалы превращались в обыкновенные попойки. Позже семья Флойдов обеспечила индейцам защиту полиции, и собрания вновь вернулись в религиозное русло. Ритуалы проводятся в церкви, где помещается примерно 60 человек, священники церкви Сиона ответственны за их проведение». Резервация сохранилась по сей день впрежних

границах, и, хотя ни забором, ни колючей проволокой не обнесена, в ней действуют свои законы. Говорят, полицейские не имеют права въезжать на ее территорию без разрешения вождя. Иногда тамошние жители закрывают въезды шлагбаумами и выставляют кордоны в виде пары рослых мужиков, которые запрещают въезжать туда остальным: всем, кто не принадлежит к племени. Обычно это объясняют тем, что на улицах играют много маленьких детей, но для меня это звучит неправдоподобно. В Пуспотук я обычно езжу за беспошлинными сигаретами. Индейцы имеют особое право на продажу табака, который считается их национальным достоянием. Они могут торговать без налога и бензином, добытым из американской земли. С учетом того, что цены на нефть в последнее время растут с необъяснимой скоростью, наши краснокожие братья собирались заняться и этим бизнесом. Дело не пошло дальше плаката, напоминающего об этом начинании. За последние столетия здесь мало что изменилось. Остались и школа, и каменная церковь, разве что вместо вигвамов и хижин появились трейлеры и небольшие дома с припаркованными около них старыми автомобилями. Около каждого дома можно обнаружить несколько разбитых проржавленных машин, горы металлолома. Здесь любят держать больших лохматых собак на цепи, для них сколачивают специальные будки. Вдоль берега тянется индейское кладбище с одинаковыми белыми крестами, сделанными из реек равной длины; имена умерших почему-то не сохранились. Вряд ли у туземцев существует традиция анонимности. Это очень старое кладбище, и теперь местное население пользуется другим, новым. «Достопримечательностью » поселка являются табачные лавки. Их здесь штук десять, причем цены на разные сорта сигарет и кофе варьируются в пределах нескольких долларов. Новичку не мешало бы покататься от одного магазина к другому, чтоб прицениться. В конце маршрута, на выезде, есть и сувенирная лавка, где представлен характерный индейский ширпотреб, ничуть не отличающийся от того, которым торгуют по всей стране. Серебряные украшения с бирюзой, кожаные браслетики и ожерелья из ракушек и камушков, мокасины, курительные трубки, деревянные кольца с сеткой из ремешков или конского волоса для ловли дурных снов, обычно подвешиваемые над кроватью… Обыкновенная мишура, лишенная очарования и индивидуальности. Однако и это меня смущает крайне мало. Мне непонятно лишь то, почему на территории резервации Пуспотук живут только негры? Возможно, они считают себя потомками алгонкинов, но на «высоких, мускулистых людей с черными прямыми волосами и красно-коричневой кожей» они не походят совершенно. Типично африканская внешность здешнего населения наводит на мысль о каком-то тайном подлоге или незаконной сделке между цветными народами. Может быть, все объясняется большим количеством смешанных браков в отдаленные или не столь отдаленные времена. Может, негры перекупили территорию или вытеснили индейцев силой. Топонимика наших мест постоянно отсылает нас к прошлому: туземному и колониальному. Уильям Флойд парквей, шоссе, ведущее к океану, в просторечии – Пинк Флойд (усадьба Уильяма, как и могила полковника Смита, бережно сохраняются; поселок назван Флойд Харбором). Пэтчог, где я позавчера встретил Наташу с ее аристократической подругой, назван в честь индейского историка Пэтчога, представителя племени почоуг, хотя тамошние жители считают, что слово означает «место многих ручьев». Куог, богатый городок к Востоку от нас, – «круглая ракушка», Мастик, по общему мнению, происходит от исковерканного английского «mistake» по причине чрезмерной изрезанности и запутанности дельты Мастик ривер. Шинекок, вторая известная мне резервация, примыкающая к Южному Хамптону, – «плоская земля» и т.д. К востоку от нас находятся престижные Хамптонс, несколько городков, лежащих на Монток хайвее, которые когда-то облюбовали американские знаменитости и миллионеры. Курт Воннегут живет в одном из них с незапамятных времен, один из домов Спилберга находится где-то в Хамптонс. Я знаю, что в тех местах скупал землю Чарли Чаплин, а президент Рузвельт имел конеферму.

(Продолжение следует)

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я