сегодня: 17/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 21/05/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Любовь и Мао

Роковые страсти хунвейбинов

Игорь Кецельман (21/05/08)

Анчи Мин. Дикий Имбирь / Пер. с англ. С.Андрюниной. – М.: Гелеос, 2007, 288 с.

В основе сюжета нового романа китайской писательницы Анчи Мин (с 1983 года живет в США) лежит классический любовный треугольник. Две подруги полюбили юношу. Он сначала выбрал одну, а потом ушел к другой. Оставленная мстит изменнику, пытается его погубить, но в последний момент раскаивается и кончает жизнь самоубийством. С крыши высокого здания бросается. Ее друзья (оставшаяся часть «треугольника») очень долго мучаются угрызениями совести, страдают, переживают, рвут на себе волосы, но потом все же соединяются. Перед ними годы счастливой жизни. Еще и родится кто-нибудь. И если это будет девочка, они обязательно назовут ее именем погибшей подруги.

Дешевая мелодрама. И писать бы о книге не стоило, если бы ее действие не происходило в Китае, в самый разгар культурной революции. А наши героини – девочки-подростки, не познакомились, отбиваясь от напавших на них хунвэйбинов – красных охранников.

Клён, зовут одну из них («Ты красная только осенью, а остальное время – реакционер!» – кричали ей «охранники»). А именем второй названа книга – Дикий Имбирь, дочь француза и китаянки.

– Ты – дочь шпиона, – обвинили ее. – Получай!

Не только «роковые страсти» изображает Анчи Мин, приметы времени щедро рассыпаны по ее роману. То, что сама знает, видела, пережила.

Погромы и аресты людей, посмевших иметь свое мнение. Имущество растащат хунвейбины и сердобольные соседи, а если в доме есть собака – сварят и съедят.

Публичные судилища: помост на площади и сотни тысяч людей вокруг. Репродукторы орут – в них выкрикивают обвинения. Ненависть.

Цитаты Мао и их бесконечное повторение, заучивание наизусть. В школах вместо занятий.

Его портреты повсюду: в домах, на улицах, на бетонной стене напротив дома Дикой Имбирь, окна, в которое она смотрит. Улыбающееся лицо Председателя Мао в фуражке с красной звездой. Лучи солнца его освещают и, отражаясь от стены, озаряют лицо девочки красным светом.

– Я тоже стану революционеркой, – мечтает она. – Увижу Председателя Мао.

Стать маоистом – только так можно смыть клеймо «дочери шпиона».

Ее мечта сбывается. Она встречается с Великим Кормчим и рассказывает о своей беде:

– Я дочь француза, я – враг.

И Председатель Мао прощает ее:

– Кровь разных народов в твоих жилах – это хорошо. Нет на тебе вины. Только храни верность моим идеям. Обещаешь?

– Да, Председатель, – ответила девушка.

Она дала клятву никогда не выходить замуж, отказаться от личной жизни, а всю себя посвятить Мао, борьбе за его идеи.

Дальнейшая судьба Дикой Имбирь трагична: она покончила с собой. Следуя канонам мелодраматического сюжета, автор заставляет ее броситься вниз с крыши городского муниципалитета. Последние слова девушки:

– Я не дочь шпиона! Я – маоистка!

Через много лет прежние друзья (ее подруга и бывший возлюбленный) приходят на место ее гибели и им является призрак Дикой Имбирь.

– Вы постарели, в морщинах, седые, – говорит она им, – а меня идея спасла от увядания, я осталась молодой. Председатель Мао наполнил мою душу ярким светом.

Ее друзья испуганно закрывают глаза, отгоняя назойливый призрак. И их губы сливаются в неотвратимом поцелуе.

Эх, мелодрама, мелодрама…

Несколько слов о качестве перевода. «Спортивные ботинки» – так переводчик, то и дело, называет обувь наших героев, забывая, что в русском языке этим «ботинкам» уже есть название – кеды. Те самые китайские кеды, когда-то наводнившие СССР. И слово это из употребления отнюдь не вышло. Жаль, что переводчик об этом не знает. Не знает он и о том, что китайские крестьяне были объединены не в колхозы, а в сельскохозяйственные коммуны. Разница довольно большая. И в устах жителей Китая времен культурной революции невозможны такие слова и понятия, как «протеин», «раститетельное существование». Печально, что редактор, готовя текст к публикации, не обратил внимания на эти огрехи.

Еще надо отметить очень бедный, упрощенный язык романа. Дело здесь уже не в качестве перевода, а в самой Анчи Мин. Свою книгу она писала на английском, неродном для себя языке. Конечно же, словарный запас у нее будет скудным, ограниченным. Ведь писательница выросла в совсем другой языковой среде.

А так, книжку, пожалуй, стоит почитать: любители «дамского романа» получат вволю «роковых страстей», а те, кто интересуется недавней историей, смогут увидеть культурную революцию изнутри, глазами простых китайцев. Каждому своё.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я