сегодня: 22/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 15/05/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Цена доверия: поэма Иосифа Уткина о гражданской войне

Илья Викторов (15/05/08)

Две главные поэмы советского поэта Иосифа Уткина посвящены революционным событиям в России. Если о погроме в Кишиневе он мог узнать из книг и газетных публикаций прошлых лет, то в гражданской войне он принимал самое непосредственное участие. И поэтому его описание происшедшего тогда лично с ним и с другими красноармейцами несёт, при всей идеализации и программности описаний, отпечаток документальности и правдоподобия.

Иосиф Павлович Уткин (1903-1944)

Собственно говоря, о последствиях свершения революции в судьбах страны и живших в ней граждан говорится и в рассказе про кишинёвские события после семнадцатого года прошлого века. Однако и они в чём-то приукрашивают ситуацию, хотя о деятельности комиссаров Иосиф Уткин знал не понаслышке. И, тем не менее, именно не столь удачная в поэтическом смысле, поэма «Милое детство», в которой плакатно показана гражданская война, представляет исторический интерес. Эта лаконичная поэма поучительна и как свидетельство очевидца, и как факт русской советской литературы определенного периода, и как пример проникновения идеологии в творчество, в сознание людей. Иосиф Уткин в каждой из написанных им строчек ощущал себя советским поэтом. И понятие гражданственности было для него не пустым звуком, а тем, чем он по-настоящему жил, во что искренно и преданно верил, что стремился передать в своей поэзии так, как мог и считал правильным и злободневным . Совершенно беззаветно своими стихами поддерживал происходящее в те десятилетия со страной и людьми, в ней живущими. Он писал про гражданскую войну и новое, советское понимание любви, про долг поэта перед народом, про войну отечественную и про трудовые будни, романтизируя и то, и другое, находя во всем, что становилось предметом поэтического, положительные черты. И свою жизнь, свое творчество Иосиф Уткин посвящал стране, руководствуясь своими призванием и долгом перед страной и её гражданами, потребностью отчитаться в своих мыслях и чувствах. Во всём этом отнюдь не было позы, хотя и заметна была риторика. Но таков был выбор человека и поэта – сознательный, твердый и безвозвратный. Причём, не только его одного. И дело не отдельно в поэтах – вообще, людях искусства. Многие по-своему с энтузиазмом и самоотверженностью приняли те перемены, что произошли после Октябрьской революции в России как необходимые и насущные. Так что, в поэзии Иосифа Уткина выразилось не только лично его восприятие действительности и понимание долга искусства перед властью, а мироощущение его поколения. А это, в свою очередь, соединялось с особенностями национального восприятия описанных в стихах, прожитых в реальности событий.

Выбор Уткиным был сделан намного раньше, как это было у Владимира Маяковского, Александра Блока и Эдуарда Багрицкого, например. И когда он участвовал в гражданской войне, и когда начал печататься в большевицкой печати, и когда совмещал учебу в училище и работу, чтобы поддержать семью. Его Родина Россия и верность ей стали смыслом его жизни. Уткину даровано было выразить свои размышления в поэтическом слове, и поэтому она, жизнь поэта, не могла, по понятным причинам, не стать явлением идеологическим, в котором сходилось и его происхождение и то, что наряду с ним требовало своего воплощения в культуре, в поэзии. Вряд ли Иосиф Уткин ставил себе задачу быть выразителем того, что связано исключительно с национальным самосознанием, хотя при случае деликатно подчеркивал особенности его в своей поэзии. А его происхождение, учитывая что родился он не в местечке, не в так называемой «черте оседлости», а в Сибири , по-своему помогало выявить особенности исторических событий более доверительно и в чем-то важным личностно, от имени тех, кто не по своей воле оказался вовлеченным в круговорот событий и обстоятельств. И чем дольше проходило лет с памятного поэту двадцать пятого года, когда была написана поэма о рыжем Мотеле, об обыкновенных людях из провинции российского государства, которые по-разному относятся к переменам, ворвавшимся в их жизнь с революцией, тем дальше в своем творчестве Иосиф Уткин уходил от собственно национального, ощущал себя именно русским советским поэтом – по языку, культуре, мировосприятию. В идеологическом смысле его творчество было образцовым – он писал о том, что было нужно, и так, как требовалось в свете линии партии – просто, доходчиво и, что немаловажно, убедительно. Иосиф Уткин прежде всего поэт, и его стихотворения пронизаны чуткостью, ясностью и душевной теплотой, они воздействуют на читателя.

По-своему он был счастлив, доверившись своему призванию , обретя поэтический голос в годы Гражданской войны и сохранив его во все периоды советского строительства. И, уйдя из жизни за четыре года до начала борьбы с космополитизмом в СССР, он не пережил горечи разочарования из-за того, что власть в очередной раз показала свое отношение к тем, кто беззаветно отдаёт ей свой голос, и самою жизнь.

Он ушел из жизни, прожив чуть больше сорока лет, будучи признанным поэтом, в некотором роде живым классиком. Пессимизм, связанный с неудачами в личной жизни, нападками критики или чем-то еще, вроде некоторого разочарования в том выборе, который им был сделан, к тому моменту – начало сороковых годов – прошли. И творчество Иосифа Уткина пережило в годы войны, как и вообще вся советская литература, значительный подъём. И раньше он не был банальным бытописателем, хотя откликался на скучные для поэзии темы вроде заготовки зерна и ли годовщины Октября. Ему ближе была героика, эпическое, величественное, когда стираются черты и подробности, а есть красивая, глобальная идея, будь то мировая революция или победа в войне. И именно в этот момент творческого подъёма, обретения новых тем и желания выразить их достойно, достоверно его жизнь, его творчество были прерваны. А его поэзия стала достоянием не столько критики, сколько литературоведения.

Десятилетия жизни Иосифа Уткина почти с начала двадцатого века и немного меньше середины его, около полустолетия интересного, сурового времени – прошлая история. И его творчество – часть прошлого, как в литературном, так и в культурном контексте. Его юбилеи проходят незаметно для широкого читателя, поскольку его поэзию воспринимают как нечто периферийное, сугубо советское явление. Поляризация общества достигла такой силы, что поэзия, личность и судьба Иосифа Уткина могут вызвать уже не столь однозначную оценку, как это было в двадцатые годы, когда его хвалили, и в тридцатые годы, когда его ругали. И поэтому есть необходимость без заведомого предубеждения представить, кем на самом деле был в жизни и в поэзии Иосиф Уткин. Его биография и его творчество, если их прочитать непредвзято и без крайностей отрицания и глумления, открывают что-то действительно важное о том времени и о людях, живших тогда без прикрас и перехлёста. В его жизни и литературной деятельности многое представляется типичным для понимания мировоззрения человека искусства советского периода недавней истории.

Его поэзия была как бы вненациональной, то есть именно советской, когда национальное почти стирается и, если остается, то ровно настолько, насколько это нужно для персонификации авторской позиции. По известной ленинской формуле национальное и социалистическое так тесно сосуществовали, что больше было социалистического, чем национального. У Иосифа Уткина не возникало противостояния между одним и другим, в его поэзии определяющим началом была идеология, а частное, личное становилось чем-то вроде дополнения, если под этим иметь в виду национальное сознание. Более того, ему приятно было ощущать себя выразителем нового самосознания своего народа, активно вовлеченного в исторические перемены в рамках одной страны. Он вспоминал и о своем библейском имени, и о своем происхождении тогда, когда это было необходимо для стиха, чтобы показать, например, что в гражданскую войну против врагов, объединившись, сражались люди разных национальностей. Да и советская поэзия не требовала выпячивания в стихах национального, что, в принципе, вполне устраивало и Иосифа Уткина, и других поэтов, писателей, деятелей искусства. Если для каких-то идеологических акций нужно было чётко обозначить свое происхождение – это делалось, вне зависимости от воли и желания писателей и поэтов. Достаточно было передовой статьи в «Правде», чтобы понять, что говорить и как, на что обратить незамедлительно внимание в жизни и в искусстве.

Поэзия Иосифа Уткина типична именно тем, что поэт стремился каждодневно, в будни и в праздники, быть гражданином России, что верно само по себе, но приобретало неожиданное развитие именно в связи с перекосами и метаниями идеологического толка. В этом была и личная трагедия талантливого и честного по отношению к власти и своему призванию Иосифа Уткина, и тех, от имени которых он уверенно и самозабвенно выступал в своих многочисленных произведениях. Не случайно, что в двадцать пять и в тридцать, становясь старше, он время от времени пишет стихи об уходе из жизни, что, пожалуй, несколько странно для оптимиста, каким Иосиф Уткин раскрывался в своих стихах. В словах об уходе из жизни чувствовалось что-то неизбывно горестное, глубинное, сокровенное, лишающее покоя и мешающее жить. Поэт безоговорочно и непререкаемо верил в правильность курса, которым движется страна, и выражал свои мысли и чувства по избранному для поэтического отклика поводу без сомнений и без критического запала. Возможно, в какой-то момент его стали беспокоить не сколько сомнения, сколько тоска по идеалу. В советской поэзии чаще был важнее сам конкретный отклик, а поэтическое искусство обязано было сделать его действенным, правдоподобным.

Иосиф Уткин обладал настоящим и сильным талантом, будучи при этом советским поэтом, а это уже само по себе есть драма, которую при сходных обстоятельствах в буквальном смысле слова не пережили Блок, Маяковский, Мандельштам, не говоря о других. Конечно, масштаб дарования их несопоставим, но важно, что все попытки сопрягать поэзию с коммунистической идеологией всегда заканчивались конфликтом или с поэзией, или с идеологическими установками данной власти. Это не означает, что в другие эпохи и в других странах существование поэта счастливо и безоблачно. Но при всех издержках власти, кажется, что везде поэт был более свободен, чем при советской власти. Естественное и заданное изначально в идее государства бремя власти в СССР доведено было до своего сомнительного триумфа и апогея.

Понять поэзию Иосифа Уткина схематично не составляет большого труда, достаточно приложить к ней некоторые стереотипы и штампы восприятия, которые в последнее время широко используются. Представить его во всем сопряжении житейских и иных обстоятельств вряд ли возможно. И поэтому уместнее воспринимать это время через судьбу – одного конкретного человека и государства. А законы драмы таковы, что бремя ее и отпечаток её заметен на всём, что несёт на себе её след, отметину. И без ощущения конфликта трудно осознать и её масштаб, и её последствия на судьбы народа и отдельного человека. Счастливый удел, который выпал на долю Иосифа Уткина при более внимательном прочтении его стихов и поэм не кажется столь однозначным. И речь не о горечи его размышлений о смерти, а о том, что с годами, постепенно все отчетливее стали заметны издержки когда-то так целеустремленно сделанного выбора.

Мудрость свидетельствует о том, что человек не может жить – только для себя или только для других. Всегда приходится находить некое равновесие между личным и общественным. Такое подвижное, изменчивое и при всех обстоятельствах индивидуальное равновесие и есть, как кажется, характер, личность, судьба. И нарушение подобного равновесия в ту или в другую сторону есть конфликт. Вероятно, нечто подобное произошло и у Иосифа Уткина в конце тридцатых годов, из чего его вывела военная тематика, востребованность его поэзии в военное время. И всё же неудовлетворенность осталась даже в тех последних стихах, где Уткин несколько прямолинейно и патетически пишет о своей принадлежности к русскому народу и от имени русского народа. Звучит это правильно, но несколько наивно и немного странно, вызывая при чтении чувство неловкости, особенно сейчас, когда со времени написания тех прямодушно патриотичных строк прошло несколько десятилетий непростых исторических событий в СССР. С такой дистанции прошлое видится не столь однозначно и прямолинейно. Говоря о произведениях Иосифа Уткина можно в связи с этим обратить внимание на удивительный парадокс: поэт стал взрослее, а его поэзия стала приземлённее и наивнее. И это при том, что мастерство заметно выросло и при том, что вдохновение не покидало поэта с начала поэтической деятельности его до трагической гибели. В его поэзии всегда заметно, что в его стихах больше вдохновения, желания выразить то, что кажется достойным поэтического рассказа – поэзии то есть, чем версификаторства. Многие стихи Иосифа Уткина ближе к лозунгам, к прозе партийных директив, но лирика его поистине поэтична и является, в общем-то, лучшим в его наследии. При этом нельзя сказать, что лирика Иосифа Уткина и всё остальное, написанное им, обозначают как бы двух поэтов: раздвоения не было. И в гражданственных стихах, и в лирических Иосиф Уткин оставался самим собой. И всё, что отличало особенности его мировосприятия, проявлялось и в лирике, и в патетике практически одинаково. Это касается и настроения, и отношения, и поэтических средств. Просто в лирике ему меньше надо было доказывать (хотя всё же не обходилось и здесь без этого), что он принимает эту власть и ощущает себя призванным ею на бессрочную службу . И показ революционных перемен, в том числе и в контексте национального восприятия их, был интересен и в поэтическом, и в идейном смысле, поскольку полностью отвечал линии партии и той политике, и пропаганде советского образа жизни, которые проводились в те десятилетия в государстве рабочих и крестьян.

(Окончание следует)

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я