сегодня: 20/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/04/2008

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Летят снежинки над сберкассой...

Денис Колчин (25/04/08)


***

Ты немного похожа на Вивьен Ли, Чуть-чуть уловимо. Все приборы показывают нули – Уж полночь, вестимо. Мы стоим у подъезда, не говоря, Глядим друг на друга. Голливудская осень, если игра, Наверное – скука. Мы стоим в распростуженном октябре, Друг друга обнявши. Дребезжит козырёк: «Ре-ре. Ре-ре-ре» Над нежностью нашей.

***

Мороз и тучи – день железный. Я выхожу из магазина. Коньяк за пазухой трёхзвездный. А остальное – обозримо: На голове чернеет кепка, Оттенка схожего пальтишко, Да в синих джинсах, псевдокрепкий, Ботинки чёрные. Вся «фишка» В том, что на улице прекрасно По сути дела, без прикола – Летят снежинки над сберкассой, Над барахолкою тяжёлой.

***

Костенея во дворе, Отжурчали за неделю. Ты уехала в Корею, Я слоняюсь по Югре. Понемногу «отходя», Сердце лупит скрупулезно, И становится железным Без любви и без тебя.

***

Как пятиклассники стоим У обветшалого подъезда. Позднеосеннего Норд-Веста Над нами жёлтый паланкин. Но мы уже по сторонам: Ты передумала, вздохнула. Меня смеяться потянуло. Свистел воздушный караван.

***

От несчастной любви – на Кавказ. От счастливой, конечно, туда же. А приедешь, промолвишь: «Прекрас…» По колонне подствольные вмажут. Раскорёжен передний УАЗ, А внутри вперемешку останки: Руки-ноги, кровища, – «Атас…», – И кишки, и мозги, и портянки. Ни какой здесь романтики нет. Да и не было. Это уж точно. От несчастной любви – тет-а-тет. От счастливой – плохое нарочно.

***

На окраине шахтёрского городка Я слонялся всю осень дотла. По заброшенному шляху издалека Печенежская «тьма» подошла. Я лупился, охреневший, на их полки, Неодетое темя чесал. Развевались чёрно-рыжие бунчуки, А за ними – сплошной, без числа, Длинных копий колыхающийся простор, Потемневших клобуков орда, Крепких кожаных доспехов бесшумный строй, Разномастных коней череда. С непривычки, изумлённый, протёр глаза – Не исчезло потом ни шиша. В тишине кочевала такая шиза. Даже ветер степной не шуршал.

***

В поезде, в купе, прижавши к стенке, Целовал любовь. Думал: «Ерунда! Ещё маленько…», Но уже – готов. Тёмное окно, зима, Россия, Иногда – фонарь. Что там, вдалеке? Кордон-разиня, Живодёр-дубарь.

***

От Кизляра до Моздока – белая степь. В голове играет «Tom be la neige». Едешь в кузове и знаешь – надо успеть. А куда? Не помнишь, обезмятежен. Понемногу засыпаешь, такой сякой, Успокоен музыкою, движеньем. Холодину ощущаешь левой щекой – Из-за тента дует зимовращенье.

***

Схватил ветрянку в двадцать три, Не поехал на Ямал, Лечился, выздоровел, и, Разленившийся весьма, Иду на улицу вздохнуть. Все окрестности в снегу. Так просто музам не звоню, «Рассекаю» и не лгу Себе. А в общем – чепуха. Пролетают облака. И снова сердце – на «ха-ха». Полутени по бокам Наверно кажутся. Обзор: Белизна и синева – Предельно тонкое изо, Где хрусталь – едва-едва.

***

Сразу – по горлу. Так режут в ауле блокпост Ночью предгорной. Адат отомщения прост. Утром – зачистка, А дальше – по новой, взахлёб. Умные брызги, Когда попадание в лоб. Скалы, ущелье, Колонны, засады…Кавказ… Все отраженья До смерти останутся в нас. Навзничь пропёрло. Для «счастия» что там ещё – Горькое пойло? Стихи? Инвалидность?…Хуё...

***

Жизнь – всего лишь жизнь, куда уж дальше… Впрочем, Если посмотреть, то это – наше «Очень». «Очень», что в кавычках, то есть – супер Даже. Впрочем (каждый раз) бывает вкупе Лажа. Лажа…Обнадёживают реже, Значит. Хочешь, попытайся по-навешать Сдачи. Чудное веселье получиться Может. Зеркалу – амбец. Тебе – лечиться Позже.

***

Ничего. Одно самовнушение. Ты, поэт, не нужен никому: Женщине, которой подношения, Другу-алкоголику. Угу. Только родственникам, окружению Плоть от плоти, то бишь – от любви. Это – не облом, не одолжение. Боксом занимайся и живи. Оживай, покуда ошарашенный. Применяй, по мере, апперкот. Кто-то остаётся на обманщине, Кто-то на попутных – далеко. Женщина от вредности рассержена, Друг нажрался водки, и – тю-тю. Позабудь о них, не перемешивай. Защищай фамилию, семью.

***

С виду: умные, красивые, хорошие. В самом деле – бессильные, Позолота, забаюканные, крошево. Обезвреженной псиною Всё глядим, не ожидающие худшего. Рассуждая «по матушке», Продолжаем, равнодушные и ушлые, Перекатывать камушки. А над нами – шелестение, шуршание: То ли – птицы последние, То ли – кровлю заржавелую шикарное Кувыркает поветрие.

***

Зима. Девять часов утра. На светлеющем небе одна звезда Блестит. Ладно, пусть будет Ра. Шкандыбаю на заработки. О, да. Звезда. Слёзы. Иду. Метро. Эти слёзы – от холода, чепуха. В башке вертится песня про… Про Одессу. И вовсе не впопыхах. Ах, «Мой солнечный город». Вот Что за песня. Озвучишь сам по себе В уме. И…Хорошо. Того. Холодрыге-Осирису «Бе-бе-бе» В уме. Далее молвишь вслух: «Ах ты, Чёрное море! Офонареть…» Звезда, ветер – летят к нулю, Синевой разлетаются на бугре.

***

Лезгинку отплясывает кунак. А я – уже напился, Уткнулся, обрадовался, обмяк. Достали: «Вставай, Диса!» Казак всё отплясывает. А я Поднялся, пошатнулся, Ни зная, ни думая, ни звездя Зачем-то оглянулся… Окно приоткрытое: кап-кап-кап, Блестящая станица – На солнце, под снегом. Короче – ап! – Дорога, вереница Полдневных сияний. А впереди Смугляночка в дублёнке – Любимая хочет меня найти, Идущая легонько. Я чувствую: вот оно, здесь, почти На яростном серьёзе… Мои заполошенные зрачки, Непрошеные слёзы.

***

Утро. Церковь. Зима – снаружи. Внутри – свечка. Богородице. Рядом – свадьба. Сквозной, досужий Ветер гладит переносицу. Слева – окна. Как раз оттуда Дует, веет. Преломления Солнца. В общем, сию минуту Я стою без объяснения. Просто. Даже бездумно просто. Вены теплые становятся. Свадьба. Свечка…Да ладно…Поздно… Выход. Холод. Гололёдица.

***

Бегом, по зимнему простору, До кромки леса! Ты – волк. И что здесь только впору Тебе известно. Бегом! Поскольку не попали, Которых много. Ведь было доброе вначале, Была подмога – Любовь, друзья, образованье, И прочий лепет… Давай! Наяривай, созданье! Поскольку в небе Поганый верталь на подходе, Студёный рокот… Тайга отчётливее вроде, Но так далёка…

***

Враги сожгли родную хату… А деду снится до сих пор. Он всё равно молчит об этом. Хотя ответ его – заведом. Зимой и осенью – упор Не лёжа. Сидя, за столом, Перед бутылкой водки. Впрочем, Мы говорим за жизнь. Так точно. Б/у…з/п…И что с того? Весной и летом – огород. Изнеможенье – главный способ Не вспоминать. Он сбит из досок. А ночью вновь переворот, Чужой проклятый Будапешт. А по утру о нём – ни слова… Для понимания основа – Число оставшихся надежд.

1984.



***

Слуцкий написал абсолютно верно: «Хорошо будет только по части жратвы». Да уж. А я стал обозлённый, нервный. Лихорадка не делает скидок. Увы. Что же, господа рифмоплёты? Круто? Ну вас к чёрту…Вот так-то…Зимуйте себе… Плохо мне. Кабыздохи воют будто Во дворе. А меня – лихорадит в борьбе С выдумками, совестью…Экой дряни Оказалось ещё в голове до хрена. Значит, прогуляться…А может, рано? Или поздно? Тем более – нет, не ясна Жизнь. А потому подхожу к балкону. По ногам – ОРВИшный сквозняк января. Слуцкий не соврал. На дворе знакомый Обновлённый сюжет о щедротах царя.

***

Мечтатель, ребёнок, романтик, чудак, Воображаю, сидя в четырёх стенах: Шали, Уилпата, Дыхтау, Сулак, Чабанмахи, Фартанга, Ансалта, Хунзах… Короче – кавказские виды, убор Неповторимый: плоскость, перевал, ледник… В летучем режиме ведётся обзор! Полный восторг захлёстывает каждый миг!

***

У Вики – ветер в голове, У Насти появился «папик». Другая Настя поживей – Всё время на работе (на фиг?). Ну вот. Сам по себе. А толку? Но этот выморочный глюк В спортзале проживёт недолго – Из виду выпущенный хук В начале спарринга… Ку-ку. Лежишь, но никуда не тянет. Ну, так и надо, дураку. И вроде воскресает память.

***

…То есть, музыка играла Два столетия подряд. Всё на свете замечала, И летала, говорят. И сегодня пробирает, Возникая над землёй То ли прямо, то ли с краю – Да везде. Как таковой Столько музыки, родная, Что не хочется вставать – И неделя отпускная, И открытая тетрадь.

***

…Лихорадка – целую неделю. До трясучки, то бишь – тридцать девять… …Высоту проходим еле-еле. Солнцепёк. Ну что ты будешь делать?! Егеря, казаки. Перестрелка. Атакуем горские завалы… …Почему исчезло? На поверку Лихорадка, а-а, не отстала… …Холоднее, то бишь – не подарок: Частный сектор, мля…пятиэтажки, Снегопад, грязища, и вдобавок – Снайпера, фугасы и растяжки… …Ну хотя бы, что ли, тридцать восемь. Твою мать, вот-вот поедет крыша… …Наплевать, без разницы, откосим… А война? Да просто ненавижу.

***

Трамвай несётся далеко. Сижу в трамвае с наглой рожей, Как будто чувство подытожил – Любовь похерил. О-го-го Любовь была. А я – похерил Её…Тем паче – тьфу-тьфу-тьфу. Над крышей носится пропеллер, Который тоже наяву. Так выпьем, что ли, обезбо… За жизнь, за правду, за пропеллер, Который – чокнувшийся плеер. И если, ежели, в депо Вагон попрёт – переживу. Для понта щёлкая пальцами, Сойду, подумаю: «Угу», Любовь, конечно, продинамю.

***

Январь. Крещение. Церквушка. Народ. Солнечно. Вэвэшники, лейтенант. А я, тем временем, вышагивал от Лекаря, посвистывая не в такт (Нервишки съехали совсем набекрень). Сказано – не в такт. Ну что за вопрос: «Чему?»…Ты видишь – замечательный день. Правила свои над башкой подбрось. Пускай летают. Ведь так здорово, блин, Медленно прогуливаться, глазеть, Лопатой снег поразгребать заодним, Изредка покрякивая «Хэ-эть»… Да ладно. Без толку чего говорить? Хватит. Разбегаемся по домам. Вопрос, наверно, невозможно решить. С этим, если честно, не к нам.

***

Первый раунд – разведка. Второй – вариация драки. Третий – в полную силу, удары один за одним. А потом красопетка (Шатенка) подходит из мрака. Глянул мельком, и сразу в башку получил, уязвим… Если нет приключений, Работаешь просто по «груше», Целый вечер наносишь по-разному, только держись. Остальное – до фени Уже. И не лучше, не хуже – Значит, время твоё продлено равнодушия из.

***

Упало сверху огражденье, Машина полетела следом. Виной – плохое управленье. Да что там…Ни к чему об этом… До свадьбы оставался месяц. Под воду канули мгновенно Они…Наверняка имелся Другой расклад (полуизмена?)… Потом частенько мимоходом Разглядывал пустое место – Сплошную, вечную свободу, Безжалостную безвозмездно.

***

Сердце заклинило, стало темно, Звуки постепенно утихли. Выдался обморок. Если оно, Кончились фигли-мигли. Но…Вырываешься, белый почти, Сразу пропотевший от страха. Мёрзнешь, дрожишь, забывая понты, Смерть посылая на х…

***

«Памяти Полонского», Борис Рыжий. «Валерик», Михаил Лермонтов. Супер. Если честно, никто не выжил. На душе хватало трепета… Майская удавка, уже виден (то ли – правда, то ли – уловка)… Выстрел у подножья, июльский ливень, Пятигорская зарисовка… Нет. Самое-самое – получилось. Перечитывая иногда: «Браво, господа! Даже и не снилось… В общем, это…Браво, господа!»

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я