сегодня: 27/05/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 17/12/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Лаборатория слова

О языках и текстах

Николай Грицанчук (17/12/07)

(о буквах А. Очеретянского)

Если попытаться обобщить существующие результативные попытки приложения естественнонаучных знаний, методологий естественных наук в изучении произведений искусства и создании художественных произведений, то при различных подходах – симметрологическом (1), эстетическом (2), информационном (2), синергетическом (3) – в объединяющей их основе мы непременно обнаружим две характерные составляющие – все углубляющееся восприятие, понимание и анализ художественных моделей мира по линии развития взаимодействия знаков и различных знаковых систем (носители) и взаимопроникновение контекстов (порождающее содержание) в поле взаимодействия существующих констант культуры (науки и искусства). Необходимое условие подобного подхода – существование наблюдателя (человека). И эта линия, логика междисциплинарного подхода, его расширение, увеличения возможных комбинаций видов искусства с рядом теорий естественных наук, похоже, предопределили постепенную потерю вербальной литературой роли главенствующего начала в связке вербальное-визуальное, в «сложных системах взаимодействия разной природы». Но это вовсе не потеря, а приобретение, не сужение возможностей автора, а расширение, что является залогом поступательного развития «междисциплинарного» искусства (со временем, вероятно, появится более ёмкий термин), понимаемом в более широком контексте, чем синтез нескольких видов искусств.

Движение в этом направлении наиболее зримо в современном изобразительном искусстве (актуальное искусство), в той её области, что, на самом деле, имеет косвенное отношение, например, к живописи и давно требует иной классификации и точных, отграничивающих определений. Первым шагом на пути сближения науки и искусства стало появление в недрах самой науки – гуманитарной, естественной – научных работ (литературоведческих, философских и т. д.) в равной степени являющимися и художественными произведениями, – в естественных в такой роли чаще всего выступают всевозможные следствия фундаментальных теорий, их приложение на практике.

Характерной чертой, на наш взгляд, отличающей часть произведений современного искусства от «традиционного» и «актуального» является то, что в них синтез как порождающий принцип уступает место более эффективному в определенных ситуациях подходу – дополнительности. В отличие от синтеза, где органически сосуществуют различные виды искусств, – дополнительность сочетает те стороны науки и искусства, которые взаимоисключают друг друга, находятся в противоборстве и вне своего единства существуют как односторонние явления и методики. В статье «Дополнительность и симметрия»(4) А. Н. Паршин приводит один из многочисленных доводов Нильса Бора в обоснование дополнительности. Бором рассматривается два подхода в изучении живого организма: один – наблюдение со стороны, изучение поведения, мотивов, второй – вскрытие, непосредственное изучение внутреннего устройства человека. Следует вывод – не один из них в полной мере не описывает человека, но оба подхода, несмотря на то, что они взаимоисключающие, дополняют друг друга и дают более полное описание живого существа. Здесь обращает на себя внимание то, что живой организм напоминает фрактал: при прекращении процесса жизнедеятельности организм превращается в бессмысленный набор мёртвых органов так же, как, например, кривая Коха, являющая фракталом, при отсутствии субъекта и прекращении деления отрезков кривой превращается в конечную ломаную линию. А значит, описанная дополнительность присуща и фракталам.

В упомянутой статье автор в конечном итоге пишет о взаимодополняющем характере работы полушарий головного мозга, хотя одно из них старается подавить другое. А поскольку установлено, что левому полушарию свойственно аналитическое мышление (условно научное), а правому образное (условно художественное), то мы можем предположить, что в таких же дополнительных отношениях состоят и результаты их деятельности – наука и искусство, научные и художественные тексты, естественнонаучное и гуманитарное знание. Возникают параллели между живым организмом и полисемиотическим текстом в духе идей Ю. М. Лотмана и построений У.Эко. При этом текст понимается как любое возможное количество определённым образом организованных динамических знаковых систем, генерирующих новую информацию, в том числе и вероятностного характера. Соответственно и любое произведение междисциплинарного искусства обладает минимум четырьмя внутренними характеристиками – дополнительностью, динамикой, фрактальностью и способностью порождать новую информацию. К слову, в общем, на более высоком обобщающем уровне продукты и синтеза, и дополнительности мирно уживаются в возникающем единстве.

В качестве явления, сочетающего элементы различных художественных систем, принадлежащих различным видам искусства, выступает, например, «БУКВЫ» А. Очеретянского (5), – художественное произведение, где основному тексту предшествует теория-комментарий. В общем, синтез вербального и визуального. Но кроющиеся в произведении возможности выводят его за рамки синтеза вербального и визуального в иную размерность, даруют дополнительное расширение, позволяют описывать его «понятиями разных дисциплин». Для автора суть таящихся возможностей в «расширенном видении», дающего максимальное приращение возможных значений при »ориентированном сдвиге». Нам при таком подходе видится развитие определенного эволюционного семиотического ряда (концепта) – в данном случае продолжение эволюции букв – за счёт расширения, дополнения его из других, возможных семиотических рядов, знаками, обозначающими эволюцию природных явлений, танца, предметов и т. д. с уже имеющимися контекстами. В другом ракурсе «БУКВЫ» (визуальная часть) напоминает ситуацию «до или вне языка», когда явления, объекты, предметы не обозначены, не определены и как бы не существуют, но вместе с тем сами являются знаками других, ещё не читаемых, но узнаваемых знаковых систем. То есть, в какой-то степени они одновременно создаваемый и реконструируемый алфавит – прото и нео – знаковой системы с более универсальными свойствами. Что необычно, эти знаки не только полифонические звуки, но и цвет, и аромат, и жест. А это дает возможность, обратившись к памяти, более поздние модальности (зрение и слух) дополнить модальностями, появившимися ранее (тактильными, обонятельными), способствующими углублению и усилению эмоционального восприятия, поведения. Тем самым мы говорим о произведениях искусства, при восприятии которых возможно движение не только от эмоций к сознанию, но и, наоборот – от сознания к эмоциям (6). Буквально, ментальная репрезентация данной части произведения – происходит и в форме образа, и в форме знака в зависимости от глубины и длительности нейрофизиологических процессов, протекающих в мозге. Пример комплементарности современной семиотики и когнитивистики. В связи с этим открывается возможность доопределить художественные произведения, созданные и существующие в междисциплинарной области: это «открытые интерактивные междисциплинарные системы, хранящие, воспроизводящие, передающие не только информацию, но и эмоции» (7).

Этими замечаниями пока и ограничимся, ещё раз напомнив о главном. С нашей точки зрения естественнонаучное и гуманитарное знание (шире наука и искусство) не находятся в противоречии. Эти обширные пространства не только взаимодополняют друг друга, но и образуют «устойчивое неравновесие» -область междисциплинарного знания, порождающую новые идеи и подходы, в конечном итоге – иерархическое множество семиотико-когнитивных моделей мира. При этом традиционная наука не подменяет искусство – и наоборот, – сохраняя свои традиционные подходы и методологию. Междисциплинарность невозможна без подпитки, как со стороны гуманитарных наук, так и со стороны естественнонаучных, как невозможно существование текста культуры, жизни-текста без моральных ценностей, без обмена энергией, веществом, информацией с окружающими и средой. Основание для таких утверждений создается и обустраивается на протяжении всей истории существования человечества. И оно, как необходимые и важные для нас составляющие, помимо многого другого, включает – синкретическое праискусство, античное мировоззрение, современную экспериментальную нейрофизиологию.

12.11 – 29.11.2007г.

–––––––––––––––––––––––––

Источники

1. А. В. Шубников., В. А.Копцик. Симметрия в науке и искусстве: Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2004, 560 стр.

2. В. А. Копцик., В. П. Рыжов, В. М. Петров. Этюды по теории искусств: Диалог естественных и гуманитарных наук / Владимир Копцик, Владимир Рыжов, Владимир Петров – М.:ОГИ, 2004. – 368 с.

3. И. А. Евин. Синергетика мозга. М.,НИЦ «РХД», 2005г.108 стр.

4. А. Н. Паршин. Дополнительность и симметрия// Вопросы философии, №5, 2001г., стр. 84-104.

5. А. Очеретянский. Тезисы на тему: Будущее смешанной техники – в смештехнически организованном концептуальном видении. «Черновик», №22, 2007г.

6. Ю. И. Александров. От эмоций к сознанию// Симпозиум «Сознание и мозг».30 ноября 2006г., г. Москва, Институт философии РАН. Материалы к обсуждению.

7. Н. И. Грицанчук. «Трудные» тексты и современное естествознание (рукопись).

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.