сегодня: 21/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 25/09/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Смех и радость мы приносим людям

Сергей Малашенок (25/09/07)


Помню в Одессе

Помню в Одессе, Двадцать лет назад, В августе, Мы шли с ней через парк Ильича Домой, в 4-й Водопроводный переулок, Где жила ее бабушка. В парке Ильича работали уличные художники, И она захотела сделать свой портрет. Она была на шестом месяце, И немного на нервах. Она посмотрела на выставленные женские портреты И, видимо, была уязвлена своей собственной, Без толку пропадающей красотой. Красотой... ну да, как ее и опишешь! Красота она и есть красота - Это не миловидность какая-нибудь, Или смазливость, или там какая-то оригинальность, Красота... Это стоило двадцать пять рублей. Ровно столько же я только что проиграл на пляже каким-то каталам. В общем-то, сущие пустяки по моей тогдашней зарплате, Но дело в том, Что человек, владеющий такой красотой, Да ещё и на шестом месяце, Не имеет права дуться в очко с шулерами... И она захотела сделать свой портрет: Пусть хоть уличный мазила оценит. Пусть у неё самой будет память. Пусть... Не надо... – слабо возразил я, Предвидя, чем все это кончится, Но она только упрямо мотнула головой, И мазила принялся за свое чёрное дело. Когда сеанс был закончен, Она, не глядя, взяла лист с портретом, Отдала деньги, и мы двинулись к выходу. В глубине аллеи она быстро взглянула на то, Что было изображено на толстой, шершавой бумаге, На ходу разорвала ее, бросила под ноги И заплакала злыми слезами.

Блюз женской психбольницы

Данке шён! Данке шён! Мы гуляем нагишом! Сенк ю, сэнк ю Вери мач, Дорогая тётя врач! Оттого нас не любили, Что одетые ходили, Нас любили слишком с детства, Не давали нам раздеться. Данке шён! Данке шён! Мы гуляем нагишом! Сэнк ю, сэнк ю вери матч, Мистер гуру, главный врач!

Любовь по-старинному

Прощай, любовь, ты помнишь, милая, Прогулки по кладбИщам наши? Себе местечко для могилы мы Искали помилей, покраше. Ты дура, ангельски красивая, Я сволочь с чёрною душой. Лежать хотела б ты под ивою, А я под яблоней большой. Теперь ветра, и одиночество, С желаньем жить большой напряг, Но в грязь осеннюю не хочется – Все нынче мерзость, где не ляг. Прощай, надеюсь все устроится А все ж неясно мне пока ещё, Зачем тянуло нас на кладбища? Какая суть за этим кроется? Но может ты в своё безумное Погружена, где свет так ясен, Ведь ты ж для дуры слишком умная, Хоть облик твой всех дур прекрасней.

Вот интересно

Вот интересно, Так же ли в раю, Или в аду, Иль где там? Меняются сезоны, Вслед за летом Пьют тени сладкий осени портвейн, И первый снег летит сквозь них, как благовест, Чтоб лечь и ждать второго в чистоте Нетронутой, бесследной, непорочной. Когда мне не звонят ни сын, ни дочка, Я словно житель тех высоких мест. Еще немного, и ходить смогу, Следов не оставляя на снегу

Ире

Прощенья попрошу с тоской, И ты словно очнёшься, И на мгновение щекой К губам моим прижмешься. Не требуя, и не прося, Прикрыв улыбкой смуту, Как будто жертву принося Нездешнему кому-то.

Лене

Тебе повезло, моя Мерилин Монро, Тебе повезло, тебя любит пацан с Гражданки, И ты не предашь меня, Че Гевару метро, Даже если и вколят тебе слишком много ханки... И пусть мой блюз – обреченности ноты шипящие, И пусть не алмаз впереди у нас, а зола буквально, Зато мое время – оно настоящее, И у нас полчаса с тобой, и это вообще нормально... Завтра опера пуля найдет меня возле Гостинки, Или в подвале ментовки из меня сделают мясо, На опознании ты узнаешь мои ботинки, А потом будешь всю ночь пить, и смотреть Тинто Брасса...

Смех и радость мы приносим людям

С лицедейкой лицедей Мы с тобою не спешили, Мы с тобой людей смешили. Мы с тобой смешим людей, Мы посмешище людское. Рассмешили мы округу Не смешные друг для друга. Часто я молюсь в тиши, Когда шорохи слышны, Чтобы были мы смешны Вместе хоть до декабря бы. Еще день и ночь хотя бы. Или без меня, одна, Ты была смешна, смешна...

Дочке Маше

Два полюса мы с тобой, Увлеченные с ранних лет Отталкивания игрой, Ведь ближе на свете нет. С такой добротой в душе – До счастья подать рукой, С такой добротой уже, Как ангелы, мы с тобой. Поэтому интересно, Кто из нас оттолкнет сильней Другого ударом в сердце, Или еще больней.

Блюз потенциальной ямы

В час, когда душа – зима, Копией ее уменьшенной, Разговариваю с женщиной Выше среднего ума, Благородства неземного, И бесстрашия большого, С доктором от безыскусства, Обезумевшей от чувства, Пред которым страсть – игрушка, И Офелия – старушка, Все, чего она коснется, Иль умрет, или вернется В суть, чьё имя – Чистота. Я же думаю о сыне, – Пусть хирург мне сердце вынет! Бросит псам. Я не жилец.

Такая мысль

Уходят бабы, словно годы, Уходят бабы, как отливы, Другие, как другие годы, Приходят. То же и приливы. А ты уйдешь, такая мысль, Уйдет (и черт с ней!) эта жизнь.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я