сегодня: 19/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 08/08/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Пленница воспоминаний

Игорь Кецельман (08/08/07)

Айседора Дункан. Моя жизнь. Моя любовь. – М.: Гелеос, 2006, 352 с.

Айседора Дункан (1878–1927) – знаменитая американская танцовщица, не успела закончить свои воспоминания; она погибла, задушенная собственным шарфом. Легкий красный шарф, свободный конец перекинула за спину. Он-то и зацепился за заднее колесо, когда машина двигалась. Вокруг шеи затянулся…

– От красного и погибла, – говорили потом ее недоброжелатели, намекая на цвет шарфа. – Нечего было с большевиками якшаться.

Айседора Дункан действительно несколько лет провела в Советской России. Танцевала в революционной Москве, изображая красное знамя, торжествующе плывущее над миром. Узкая красная полоска, обвившаяся вокруг ее шеи, – часть того знамени? Айседора всегда любила красный цвет – он шел ей. Оттого и носила алый шарф. Шарф, не знамя.

В Москве знаменитая американка организовала свою студию свободного танца. Через танец хотела весь мир преобразовать. А еще – она была с Есениным. Стала его женой. Но об этом в мемуарах ни слова. Обрываются они на ее отъезде в Россию.

Ах, как сокрушались литературоведы:

– Еще бы годик прожила! Успела бы.

А потом – умирай. Все равно ведь выступать перестала. Располнела Дункан. И вдохновение покинуло. Свободный танец, который она открыла, никого не преобразовал. Не получилось нового человека, свободного и счастливого. Ее ученики какими были, такими и остались: не лучше, не хуже. Всего лишь танец она изобрела. Не больше.

И воспоминания ей посоветовали писать, чтобы занять себя, уйти в прошлое, когда она была молодой, полной сил, и верила: что-то необыкновенное ждет впереди. – Полоска света на краю неба. Казалось, могла дотянуться…

– Ну и как, дотянулась? Близко – небо?

Не юную девушку, а грузную женщину с голыми пыльными ногами видели перед собой зрители на ее последних выступлениях.

Живи лучше в прошлом, Айседора, – если в нынешнем ни на что не способна.

– Пишите, Дункан, – сказали ей. И она послушно стала писать.

Одна за другой картины прошлого возникали в ее памяти…

– Бога нет, – внушала ей мать. (Бросил муж, и она обиделась на бога. Ведь в церкви венчались! Почему не помог?) – Есть только ты сама, больше не на кого надеяться. – Самое прочное воспоминание из детства эти слова.

И Айседора всю жизнь полагалась лишь на себя, на свои суждения.

Балетмейстер говорил ей:

– Встань на цыпочки.

– Зачем?

– Это красиво.

– А мне не нравится!

Не стала учиться балету, назвала его «безобразным и неестественным». «Я враг балета, который нахожу лживым и возмутительным искусством, пожалуй, даже считаю его лежащим за пределами искусства вообще», – писала она.

Айседора Дункан создала свою систему «свободного танца», который, она верила, пересоздаст мир на новых основаниях, укажет людям «путь к внутреннему богатству жизни и достижению радости».

Свой метод она достаточно подробно описывает в книге. Танцующий человек, по ее мнению, должен почувствовать свою неразрывность, слиянность с природой, ощутить ее движения, ритмы, а потом все это передать в танце. Балет же закрепощает человека, превращает в автомат, отрывая его от всего естественного и живого.

В своих воспоминаниях Айседора рассказывает, как мучительно трудно было пробиваться на сцену: никто не хотел признавать ее нового искусства. Но вот постепенно, сначала художники и поэты, а потом и широкая публика, оценили ее талант. Начались триумфальные выступления Айседоры Дункан по всему миру.

Она танцевала в прозрачной тунике, без обуви, так, как когда-то выступали в Древней Греции. И в повседневной жизни танцовщица одевалась очень свободно: «Я всегда ходила с голыми ногами в сандалиях и белом хитоне…». Подражая ей, многие женщины летом тоже начали ходить без чулок. Революция для той эпохи!

А в России сандалии стали называть босоножками – в честь Айседоры Дункан (так все ее звали – «босоножкой»).

С детства Айседора пронесла отвращение к браку: она не вещь, чтобы принадлежать кому-то! И – дети, их могут отобрать у нее, если будет развод. Собственность отца. Так лучше вообще не выходить замуж! Своих детей Айседора Дункан родила, не заключая брака. От любовников. Для того времени поступок необычайной смелости. От нее отвернулись многие друзья, и даже собственная мать порвала с ней; уехала, оставив дочь рожать одну: такие внуки мне не нужны!

Зато дети – только ее. Никто не отберет.

Смерть отобрала. Девочку и мальчика. Автомобиль, в котором они ехали, скатился в Сену. Дети захлебнулись, не сумев выбраться из кабины. Танцевали хорошо…

Нет тебе продолжения. Будешь одна.

Айседора пыталась еще родить – ребенок умер.

Поздно, отрожала, голубушка, – лучше танцуй, пока можешь, пока совсем не постарела. А потом мемуары пиши, вспоминай себя молодую. Долго пиши: одно закончишь, другое начинай.

Какое-то время писала. Плод ее трудов перед нами. Не ребенок – листы бумаги. А потом прежняя бунтовщица проснулась в ней. Айседора не захотела продолжать жизнь без смысла, без цели, жить грезами прошлого; она попыталась покончить с собой: бросилась в море. Ее спасли. И тогда судьба сжалилась над Айседорой Дункан, милостиво затянув газовый шарф на ее шее. Погибла в машине, задохнулась в петле. Повторила судьбу и детей, и мужа.

Люди говорили после ее смерти:

– Бог над ней сжалился, прекратил мучения.

– А детей зачем забрал? Тоже сжалился? – ответила бы им Дункан.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я