сегодня: 21/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 03/08/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Супы и арфы

Сергей Малашенок (03/08/07)


Супы

поэма Империя супов всемогуща, Но, в сущности, она не так уж и велика. Помню варил я в Одессе Борщ в пятилитровой кастрюле Для нас, четверых, Бросая в кипящий бульон Свеклу, картошку, укроп, Петрушку, свекольные стебли, И дольки сладкого перца, И, конечно же, помидоры В количестве неимоверном. Это было в Одессе, В Четвертом Водопроводном переулке, Что у Привоза под боком. Это было прекрасно И почти так же здорово, Как в деревне Головино, Когда на праздник Крестная варила серые щи из хряпы, С говядиной и грибами. Что она в них добавляла, сказать не могу, Прежде чем поставить томиться в русскую печь. Один был у них недостаток: Эти щи требовали водку на стол. Или же графин самогонки – Не курской, подкрашенной свеклой в цвет марганцовки раствора, А самой простой, среднерусской, Прозрачной, опьяняющей уже своей вонью, Иначе бы и не выдержать было. И пары ложек этого фантастического деревенского супа – Серых щей из хряпы - Так были они хороши. О, нелегкие встречи с Прекрасным! После этого что говорить о солянках?! Об ухе, и рассольнике, или харчо! Бесполезно! Разве вспомнить тут О молочном супе с лапшой, Сладком, снотворном, и наркотическом. Декадентское лакомство послеблокадного Питера. Или коричневую воду перлового супа с грибами. Сытости он почти не давал – Так, лавровое развлеченье, Зато потом бывали и щи из свежей капусты, В сущности, очень простое блюдо, Только капуста и мясо в желтом густом бульоне, Да звездочки черного перца. Тарелка горячего счастья, Обжигающего аромата истины В избушке на курьих ножках Посреди тайги и метели.

Арбузы и котлеты

Сегодня я понял, как я вчера устал, Понял сегодня, А устал-то как раз вчера, Но вчера я еще не понял, как я устал вчера, А сегодня внезапно понял, Вот такая мура! И вообще, я не люблю арбузы, А котлеты люблю, Люля-кебабы, и рубленые шницеля, Всякие де воляи, отбивные, На косточке и просто так, Даже котлеты по-киевски, Даже котлеты полтавские, Биточки по-деревенски, Зразы, но больше всего Я люблю котлеты из рыбы, С небольшим добавлением шпика, Если не считать, конечно, морковных котлет, Лучше которых, только картофельные, С белой грибной подливкой, Впрочем, в детстве, Котлеты по шесть копеек, С серыми макаронами и маргарином, Они были даже вкусней, Но ведь в детстве, И арбузы любил я отчаянно.

Лето

Я заказываю двойной эспрессо – Лето типа в городе. Я пью этот кофе, Я ем итальянскую «лесенку», Я смотрю на Кронверкский, И кто-то с Кронверкского смотрит на меня. Я думаю о дочери, Я думаю о сыне, Я думаю о себе, Напротив парк, Горького, кажется, Девицы, студенты, дети, Сладости, пиво, шашлыки, Сладкая вата, карусели, театр, Зоопарк, Планетарий, Народный дом... Лето, жара, Я уже ни о чем не думаю, Я уже не думаю ни о ком, Я стал частью городского пейзажа, Машуля! Кирюшка! Ау! Вы ведь тоже где-то неподалеку! Смотрите на кого-то, И кто-то смотрит на вас.

Арфы

Арфа под одеялом Арфа под одеялом, Струны звенят, хоть и вяло. Двусмысленное положение, Не заснуть, застыл без движения. Не повернуться, Струны рвутся. Смейтесь паяцы! Милые братцы! Арфа в метро Арфа в метро, Везти далеко. Пристают черные: Дай попробовать. Рэкет наезжает, Сломать угрожает. Старушка, сама, как тесто, Уступает Арфе место. Кто-то дрОчит, На Арфу молча. Арфа в бане Пришел я в баню С Арфой по имени Аня, Прошел без стеснения В мужское отделение, Все пидоры залезли под полки, У юноши случилась поллюция, И какой-то бомж в наколках Закричал: «Да здравствует, революция!» В женском отделении то же самое, Застыли в умилении дочки с мамами, Складчатые старухи поднесли нам шкалик вина, И отсосать предложила, что побойчее, одна, Одна Лолитка попросила помыть ей спину, Сводня предлагала продать Арфу грузину, Только на вечер, баксов за двести и более, Я забрал свою Арфу, и унес, не причиняя боли ей. Арфа в гробу Умерла моя Арфа, От обширного инфаркта. Я рискнул сыграть на ней арию, и скерцо, И вот у бедняжки не выдержало сердце. В гробу, как невеста, белая, Лежала она на белом, В бюро похоронном все части Смазали ей мелом, А когда опускали в могилу, Подул ветерок, И вдруг она сбацала Хавану Гилу, И безбашенный рок.

А я хотел жить...

Она хотела, А я хотел жить. Другая хотела правды, А я хотел жить. Хотело ее тело, А я хотел жить. Они хотели славы, А я хотел жить. Хотели любви и дружбы, А я хотел жить. Хотеть – оно не вредно, Да не вышло ничего.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я