сегодня: 17/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 06/06/2007

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Противоестественный антиязык

Алексей Нилогов (06/06/07)

Жаку Деррида

Пределы номинации на естественном языке находят своё продолжение в естественном антиязыке, на котором можно поименовать то, что нельзя самопоименовать, то есть поименовать в виде автореференции, которая бы удостоверялась в соответствии с пределом невоантиязыковляемости (то есть с беспределом номинации, отвечающим антиязыковому пафосу, но вопрошающим о собственной автореференции, – беспредельное самоименование, или самоназванство), – антиязык используется в качестве посредника при номинации параллельных вселенных, претендуя на заимствование языков таких параллельных вселенных (опять же в качестве языка-буфера), – с другой стороны, антиязык может стать лишь кладбищем названий классов антислов как неудачных попыток номинаций или принципиальных аноминаций, однако важно постоянно наращивать зоны неноминируемости на естественном языке, о(т)хватывая как можно больше отсутствия бытия как означаемого (Деррида, – в то время как естественный антиязык является его означающим, то есть истинным языком бытия, не подверженным ни «изначальному опережению», ни «изначальному опозданию» (принципы, действующие по преимуществу для звуковой (означающей) материи языка и отрывающиеся от значенческой (означаемой) идеальности языка), – мембранно-синхронным языком нашей вселенной) и присутствия небытия как означающего (в то время как естественный антиязык является его означаемым, то есть истинным языком небытия, не подверженным ни «изначальному опережению», ни «изначальному опозданию» (принципы, действующие по преимуществу для значенческой (означаемой, – термины «смысловой», «семантический», «значимость» излишни, поскольку семиотически нагружены) идеальности языка и отрывающиеся от звуковой (означающей) материи языка), – данные принципы могут быть суммированы в дерридианском différance, однако они требуют более скрупулёзного дефинициирования, – что именно подлежит отсрочке?, – цепочка означающих или цепочка означаемых?, – или, быть может, цепочка означающе-означаемых?, – как быть с мыслимым?, – подлежит ли оно отсрочке?, – покрывает ли différance мыслимое, но невоязыковлённое?, – насколько нерасторжима связь между означающим и означаемым при «изначальном опережении» и «изначальном опоздании»?, – приведём классическую трактовку принципа «изначального опоздания»: «Репрезентация никогда не может быть элементом настоящего, она лишь следует жизни мира и потому всегда запаздывает по отношению к ней. Выпадение из настоящего времени не позволяет знаку обслуживать, фиксировать, репрезентировать присутствие человека при жизни мира. Существование знака лишается смысла, а знак, в свою очередь, лишается и своего реального существования» (Деррида/Гурко, – в отношении «изначального опоздания» действует презумпция перформативного парадокса, а потому его определение вполне корректно, – в противном случае мы можем проблематизировать саму чистоту такой корректности, то есть шлейф означаемого, не подвергаемого безвозвратной утрате, – шлейф означаемых, по сути, и есть существо différance, что не снимает с нас ответственности для проблематизации отсрочки означающих), – следовательно, вопрос о гетерохронности опоздания означающего к означаемому всё ещё подлежит постановке (вопрос об опоздании мыслимого к языку бытия и языку небытия может быть сформулирован после того, как удастся произвести окончательную размежёвку бытия/небытия и мышления на материале антиязыка), – весь пафос дерридианской МЕТАФИЗЕМЫ, как правило, сводится к звуковой стороне языка – к экологии языка бытия, тогда как его идеальная сторона осталась неартикулированной и заочно впаянной в цепочку отсрочек означающих, – семиотика мысли поможет различить означаемое мыслимого как в языковом, так и (в)неязыковом знаке (о последнем речь пойдёт чуть позже, равно как и статус антиязыкового знака), – оговоримся, что значенческие (то есть относящиеся к понятию означаемого) принципы «изначального опережения» и «изначального опоздания» характеризуют не только язык небытия, но и язык бытия: для языка бытия они тождественны антиязыковому означающему (в отличие от языкового différance антиязыковое différance представляет собой цепочку отсрочек воязыковления, то есть такую артикуляцию, которая не искажает присутствия самоименований вещей, а также цепочку отсрочек невоантиязыковлени), а для языка небытия – антиязыковому означаемому (в отличие от языкового différance антиязыковое différance представляет собой цепочку отсрочек воантиязыковления, то есть такую артикуляцию, которая не искажает отсутствия самоименований вещей, а также цепочку отсрочек «во-невоантиязыковления»), – поскольку всякая онтология прекращается там, где она больше не в силах именовать, постольку антиязык является пограничной чертой, отделяющей традиционную онтологию от неклассической онтологии, состоящей из подлежащего как воязыковлению (а значит, и онтологизации), так и антивоязыковлению, а возможно, и «невоантиязыковлению» (вопрошание о мыслимом в языковой и (в)неязыковой оболочках следует проблематизировать из опыта языка философии Бибихина)), а также уменьшать зоны невоантиязыковляемости (обратная деятельность пока в стадии разработки, но не менее фундаментальна), трангрессируя антиязык до его естественного состояния (то есть воантиязыковляя как можно больше референтов).

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я