сегодня: 09/12/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 02/09/2002

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Тропы антропоса. Негр не играет в хоккей.

М. Кошкин (02/9/02)

Историографическое эссе

Исторический факт существует лишь в контексте истории-проблемы
Жак ле Гофф

Почему североамериканский негр не играет в хоккей ( на примере НХЛ)?

Нет, конечно, кто-нибудь конечно да и попробовал. Один из дополнительных вратарей в НХЛ всё-таки, кажется, негр. Но ни одного полевого игрока ! А ведь негры в спорте представлены куда как разнообразно, и не всегда только в тех видах, где царят выносливость и быстрота. Взять хотя бы их мощные развитые тела в боксе или в спортивном боди-билдинге (вспомним первую пятёрку боди-билдинга на турнирах Олимпия 2001и 2002, и неизменно негров в числе победителей, а не белых, что казалось бы естественней). Конечно, они имеют известное преимущество со стороны игр в мяч и в других подвижных видах спорта, где оказываются неизменно быстрее и выносливее европейцев или белых американцев. Это проявляется и непосредственно в результатах, в данных статистики. И сейчас темнокожих спортсменов можно увидеть практически всюду, - так, мы видели их даже на лыжне биатлона на прошедших олимпийских играх в США, где, и смех и грех, весёлый биатлонист отстал от всех на 40 (!) минут в 15 километровой гонке, и был счастлив, что всё-таки дошёл до финиша. Но вот, как будто существует невидимое табу на участие негров именно в хоккее ?

Мы не можем серьёзно рассматривать в качестве всё объясняющей причины якобы неукоренённость негритянского образа жизни в бытовом укладе, связанном с зимой и зимними видами спорта. (Какие «корни», если давно «оторванные» ото всюду, в духе современного «перекати-поля», негры прекрасно зарекомендовывают себя повсюду, в том числе в спорте, и в тех видах, о которых десяток лет назад и не представляли.) Во-первых, в хоккее с шайбой от зимы как таковой остался только один лёд, т.е. поверхность площадки, - во всем остальном это игра специальная, инструментальная, где играющие и зрители размещены в отапливаемом зале и т.п .- даже насморка не схватишь. Во-вторых, конечно, сама социальная политика США последних десятилетий, направленная на предоставление известных прав и свобод гражданам, особенно имеющим исторические, расовые, и иные внутриполитические комплексы и обиды, всячески способствует и подстёгивает спортивный энтузиазм темнокожих американцев, кстати, то и дело добывающих своей великой стране львиную долю золотых медалей летних олимпийских игр. Практически все спортивные дисциплины в конце ХХ века были успешно завоёваны неграми. Успешно освоен ими и специфический американский футбол. А африканцы давно играют и побеждают в обычный: сборная Синегала в июне блестяще выступила на Чемпионате мира 2002 по футболу, попав в восьмёрку сильнейших, чем повторила успех Нигерии на прошлом ЧМ в США. А ведь только вчера футбол был «чисто» английским, потом - европейским, потом - европейско-южноамериканским, и вот, теперь успешная игра на последнем XV Японии и Кореи окончательно сломала качели футбольного соперничества между Южной Америкой и Европой. Теперь - «карусель». Известна монополия некоторых совершенно уникальных выходцев из Африки и США в достижении стабильно высоких результатов в некоторых видах легкой атлетики, в частности в спринте. С другой стороны, зимние олимпийские виды спорта, в отличие от летних, в основном базируются в северной Европе, - в Норвегии, Финляндии, России, Германии, а также в северной Америке.

Есть один чисто американский зимний вид - хоккей, который там едва ли не более популярен, чем в старом свете. Особенно это касается конечно Канады, и называется он - «канадским». Правда, смещение почти всех канадских клубов НХЛ в Соединённые Штаты, и последовавшее за этим почти полное перемещение туда в течение 90-х годов турнира НХЛ требует воздать должное именно хоккейным усилиям США и впредь называть этот вид «американо-канадским». ( Как не вспомнить национальное значение, которое придавалось на ОИ в США хоккейным турнирам, и сами эти победы хоккеистов США в 1980 и 2002 годах - добытые в разгар холодной войны и после известных событий 11 сентября.) Но негры не только чужды хоккейной площадке - вы не увидите их даже на трибунах! Более того, странно представить, что это - темнокожий хоккеист в команде НХЛ - может «случиться» в отдалённом будущем. Эта непонятная уверенность, какое-то невыводимое на поверхность "табу", заставлет ставить вопросы и пробовать искать ответы.

О доспехе.

Неожиданно, история средневекового доспеха X-XV веков помогает как будто вплотную подойти к возможному ответу на этот, кажущийся досужим, вопрос. Общую тенденцию развития рыцарского доспеха можно представить как постепенное уподобленние элементов доспеха форме защищаемых частей человеческого тела, с переходом от более ранней кольчужной брони к сплошному цельно-пластинчатому доспеху. Удобно сидящий на теле позднейший доспех позволял ещё более наращивать броню, - и хотя это делало всадника, сидящего на тяжёлом коне практически неповоротливым, всё-таки он был неплохо защищён. А если брать всё вооружение рыцаря вместе с собственно нательными доспехами, - на протяжении пяти веков своего развития оно сильно видоизменилось. От лёгкого и неуклюжего в X-XI в.в. (кольчуга на теле, но зато объёмный щит, пика, меч и др. ) - в сторону увеличения и наращивания цельнометаллических пластин (лат)( при общем уменьшении щита, меча, и удлинении пики). Вот что об этом пишет в «Энциклопедии оружия» В.Бехайм:

«С начала XII века становятся заметны изменения в покрое брони. Появляется так называемый хауберт. Прежде всего, оказываются отдельными поножи, и сам доспех становится значительно длиннее икр. Чтобы в нем можно было сидеть на лошади, сзади, а иногда и по бокам он имеет разрезы. Рукава достигают запястья. Сначала они широкие, позже их делали узкими. Доспех становится сложнее и изящнее. Состоит он из железных чешуй, находящих друг на друга, из железных колечек, связанных друг с другом или же бляшек, нашитых встык. Этот хауберт носили поверх длинной, стеганой боевой рубахи, край которой выглядывал снизу»

И к 1420 году во Франции окончательно складывается своеобразный «канон» пластинчатого доспеха, так что далее он по сути хотя и совершенствуется, но уже не развивается.

«В последние десятилетия ХШ века заметно улучшилось качество доспеха. Этот период можно назвать началом пластинчатых лат, которые спустя столетие предстали вполне завершенными. Предплечье и голень закрывали железными пластинами, которые закреплялись с помощью ремней поверх хауберта и панцирных штанов. В первой половине XIV века передние поверхности голеней уже закрывали цельными железными наrоленниками, а около 1356 года они стали подвижными…»

«Около 1380 года впервые появляется самостоятельный нагрудник полукруглой формы с подвижной верхней частью, который застегивается над плечами и на животе. Затем появляется и наспинник. Все это мало изменило общий характер доспеха. Вошли в употребление рукавицы, полностью сделанные из пластин, с короткими манжетами. Таковы были наиболее значительные нововведения…»

«Около 1420 года пластинчатые латы можно рассматривать как полностью сформировавшиеся, все их последующие изменения являются только частичными усовершенствованиями или причудами моды, которые постепенно оказывали решительное влияние на вооружение…».

«Примерно к 1470 году рыцарские доспехи с саладом по своему внеш-нему виду являются образцом элегантности и пропорциональности. Ни раньше, ни позже требования к красоте и изяществу исполнения не были так высоки, как в это время, которое можно считать пиком развития пластинчатых лат. Много позднее доспехи вызывают восхищение, но это относится в большей степени к их удивительному декоративному убранству, а не к доспеху в целом. Сейчас эти латы называют готическим доспехом...»

« Немецкий ландскнехт, бывший наемным профессиональным солдатом в полном смысле слова, первое время носил полные латы, не отличающиеся существенно от рыцарских. Позднее, около 1520 года, он уже был облачен в бургиньот испано-итальянского образца, в кирасу с юбкой и набедренниками, а также в подвижное ожерелье с короткими подвижными наплечниками, закрывавшими только верхнюю часть руки. Под латами он носил кольчугу, а после 1530 года также кольчужную мантилью на плечах. Так возникли латы ландскнехтов…»

«Пластинчатые латы с 1500 года пользовались всеобщей популярностью. Начиная с этого времени, они занимают свое место не только на поле сражения и турнире, но и на праздничных торжествах и в придворной жизни. В таких обстоятельствах они превращаются в богато украшенную роскошную "одежду". Прежде всего, доспешники стремились таким образом сделать эти латы, чтобы они не стесняли движений при ходьбе, что было необходимо для различных пеших турниров. Точно так же, как и для лат ландскнехтов или личной охраны именитых особ, стоящих на посту в покоях дворца, соображение экономии и стремление сделать доспех универсальным приводит к тому, что создаются целые доспешные гарнитуры»

Конечно, до 17 века доспех стремился к всё большей сообразности отдельных пластин соответственным формам тела, - рукам, ноге, голове. Впоследствии, подобно костным суставам, части железного доспеха могли легко и удобно сгибаться. Поэтому масса, эти 20, 30 килограмм, которые носил на себе рыцарь, в случае действительно удобного доспеха и натренированного тела, не могла стать для него чем-то непереносимо тяжёлым. ( Так, на наших солдатах кирзовые сапоги вместе с грязью, собранной по осенним распутицам, весят килограмм до 15, но солдат быстро привыкает к этому грузу, плотно "сидящему на сапоге"). Но настоящие шедевры изящества в конструкции доспеха принадлежат вовсе не к позднейшему времени, - это та же Франция, и ещё XV века. Монах Бертольд Шварц около 1330 года случайно изобретает порох, и с XIII века история доспеха протекает под знаком борьбы с изобретённым и тоже совершенствующемся ( чем далее, тем стремительней) стрелковым оружием. Конкуренция подхлёстывает артельные мастерские. Изобретаются новые виды стали, улучшаются технологии. И хотя эта кровавая игра в «щит и меч» поначалу складывается для доспеха небезуспешно, всё-таки он проигрывает стрелковому оружию определённо и навсегда. «Хороший - лучше лучшего» - словно сказано как раз про доспех. В главе «Порох», в стихотворном цикле «Путями Каина», Макс. Волошин написал так:

На вызов, обращённый не к нему
Со дна реторт преступного монаха,
Порох
Явил свой дымный лик и разметал
Доспехи рыцарей,
Как ржавое железо.
- «Несчастные, тащите меч на кузню
И на плечо берите аркебузы:
Честь, сила, мужество - бессмысленны.
Теперь
Последний трус стал равен
Храбрейшему из рыцарей…»

Доспех уже в качестве ритуальной одежды пользовался популярностью и у дворян, и в народе, ещё долго. Ритуальный строй тщательно сохранял преемство от старых герольдмейстеров…Однако, черты доспеха вполне сохраняет ещё военный керосир начала XIХ века. И первый танк - эти последние доспехи на колёсах - появятся совсем скоро, через 100 лет.

Мы выделим два момента в истории доспеха. Технический и эстетический. Во-первых, конкуренция со стрелковым оружием, повышающая прочность брони в отношении точечных ударов стрелков врага и рядом лежащая нацеленность тяжёлых доспехов конного воина на то, чтобы, приняв на себя удар четырёх-пятиметровой пики, всадник мог удержаться в седле. При интерполяции на мифологический язык хоккея, это даёт нам вратаря, стремящегося овладеть летящей шайбой.

Во-вторых отметим постоянную оценку конструкции доспеха, эстетическую оценку, которая давалась горожанами, ценителями изящного и самими воинами. Бытовая, эстетическая и технологически-военная стороны сходились на нём и на его форме. Наиболее совершенный доспех становился своего рода идеалом мужественной воинственности и изящества в то же время. Монархам делались специальные доспехи. А постоянство ритуально-куртуазного образа жизни, который вели рыцари, облачавшиеся в железо в нужное время и в нужном месте, давало возможность людям наблюдать доспех в самых разных положениях и ситуациях.

Именно военный доспех, скрывающий в себе воина ( или пустоту, не важно), а никак не роскошный праздничный сюртук, становится образцом средневекового мужчины-рыцаря. Тем образом, который занимал многих и стоял в центре тех новых правил страстной любви и честного сердца, которые несли с собой люди этого «сорта». Причём создавали оценку нередко сами рыцари. Известно, что первые литературные формы европейской лирики были созданы провансальскими рыцарями-трубадурами XII века. Эти трубадуры , имея избыток досуга, и (!)посвятив его себе в литературной саморефлексии, среди прочих литературных форм изобрели саму рифму, много и охотно описывая свои довольно традиционные чувства. Не прочь они были и подписаться полным именем с многочисленными титулами, что вообще говоря редкость для древних литератур. Литературные идеалы, любовь народа, сила и влиятельность рыцарских орденов, достоинство первых крестовых походов на восток, наконец, схоластические сети геральдических цепочек, которые оплетают аристократические дома с самого XI века, сделали фигуру рыцаря-одиночки, рыцаря-монаха, и рыцаря-воина, необычайно популярной.

Доспех в средние века - символ иноческого сокрытия человеческого лица в его служении Богу, военным целям, кресту, обетам и др. Он был таким же облачением, отвращающим человека от мира, как крест или обеты. Доспехи, эти военные вериги мужской чести, полностью скрывали человека от взглядов. Внешность не должна была иметь значение в той эпохе. Так, меннезингер Вальтер фон де Фогельвейде писал о «внешности», рассуждая о рыцарском идеале:

                За красоту хвалите женщин - им по нутру такая дань,
                Но для мужчины это будет так скользко, что сойдёт за брань.
                Пусть у него отважным, щедрым и постоянным будет дух,
                И это третье - постоянство - отличный спутник первых двух.
                Послушайте, что вам скажу я, и вы тотчас поймёте сами,
                Как надобно хвалить мужчину, чтоб не бесчестить похвалами.
                В нём человека надо видеть, чтобы его понять сполна.
                Когда по внешности мы судим, нам сердцевина не видна.
                Как много в мире чернокожих, в чьём сердце дух прямой и смелый,
                И сердце чёрное как часто скрывается под кожей белой.
                                                                                 (пер. В. Левика)

Продолжение следует

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я