сегодня: 19/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 14/08/2006

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Стихотворения

Светлана Захарова (14/08/06)

воз

белые белые халаты плачут по моей матке босха лучше слепые чем эти жабьи бусины на резинках и толстые волосатые пальцы прохиндеев на службе у пронзенного сердца и саламандры донесу крест мой красный но разве кто приложит платок ко лбу можно закрыть этот мир шорами век смотреть на дорогу где Светлое Будущее соберет в ладошку мои слезы принесет салфетку и скажет мама покажи слоника ну хэлло коновал я везу тебе свое сено готовь вилы

***

Солнце Солнц сердце мое этот красный шар мешает мне жить для себя (здесь змея поднимает голову или даже питон обвивает ствол самости) когда-нибудь из меня выйдет прекрасное Равнодушие вежливо кивнет вяло пожмет руку новые морщины отметит на тыльной стороне памяти красный шар бьется в сетях провода провисли под тяжестью вокзал визжит женским голосом держи вора держи Солнце Солнц, сердце мое, остановись

the death we die daily

утирая кровавый пот я бреду в привычном сне я в бреду о розы! расцветающие в моих глазах о реки! просаливающие тело мое о руки! толкающие в спину загибающие строгие пальцы – сколько раз упаду? поднимаясь к новому дню – если было бы в мире меньше любви я стоял бы прям и высок но я простой сумасшедший бог и ползу на коленях

***

нас ожидает что-то великое пока мы множим два на два и получаем привычное число четыре смотри он летит (Icare! Icare!) в стиле уленшпигеля пока мы задумчиво дуем щеки и недоверчиво щуримся смотри он пошутил спрыгнул со шпиля часы на башне смеются он явно падает вверх

***

хлыст стыдных слов ты держишь наготове война гремит в ушах война ты бьешь без промаха будь у меня голова я бы давно умерла но я из жадного племени блемиев я посмотрю тебе грудью в глаза усмехнусь животом и съем

8 марта 2006

есть в сараево снайпер-штрассе не то чтобы они там жили квартировали несколько дней на крышах улица опустела быстро целились выше объяснить невозможно то ли скука то ли деньги за каждую голову объяснить невозможно ребенку что нельзя подходить к окнам если шторы задернуты и света нет в доме а ей хочется рисовать на подоконнике карандаши врассыпную потом мать два дня гладила мертвую ручку пока не забрали обеих или шестилетняя девочка с которой развлекались чередуя службу и дружбу больше не вырастет почему объяснить невозможно врачи говорят стресс камень им в память поставили через неделю его подорвали журналисту глядя в камеру женщина с улицы отвечает просто был сильный ветер просто сильный был ветер на аллее снайперов и не то бывало вы простите нас что еще рожаем

***

мой прошлогодний снег все жду тебя в окно я маленький минутоед я часогрыз немой
леплю улыбки на вспотевшее стекло и серое сукно утра точу тихонько так бахромой
спадает день мой

за треть монеты

сплю тебя себя кляня р-р-раз и в глаз сослепу после сна вокруг руками шарю решаю кинуться в крик но утро как будто рисует солнцеподобное сердце жреца или когда каждый звук загодя умирает его поедает память хоть пошлое прошлое продано все ушло с молотка на аукцЫоне кроме белой бумаги листа. приступим.

***

ты уже слышал всю мою ложь добавить нечего вот разве сушеных улыбок горсточку под водочку пиво ли грустями хрустя прижмись к косности моего языка не стыдно ведь этой ночью никто не умер, говорят.

***

убираю листву сею зиму снежинки крою из прохладного шелка в ноябре я тихонько живу кверху мехом по утрам крашу в серый небо фонари зажигаю сразу после обеда каждый вечер завесу дождя плету улыбаясь накрошу стылой вьюги под ноги и завтра махну декабрю пусть заходит колдовать дождь мои капли в снег мои слезы

***

не пустую улыбку вслед бессменного смеха россыпь бросить оземь несмотря на потом выть тихонечко в рукава на столик уронив два уха голова забыв про кофе

***

когда прозрения пошли вереницей когда перспективы распахиваются одна за другой жизнь вдруг помещает тебя у окна с видом на онкологию на волю на волю лежишь и смотришь была не была отказаться помнить ведь незнание тоже сила есть но здесь только резь в глазах только слабость когда не уснуть когда будущего не вернуть будущего с видом на бесконечность на море на море.

***

так умучилась болью и ролью навязанной что заботливые и угодливые взгляды утомляют прежде града грядущих вопросов са ва да только вот голова и чуть мутит или тошнит разница между нами говоря мне чуть не ясна кровь всю уже сдала на анализы но белый халат завидев вены по привычке выпячиваются чтоб потом не корячиться под жгутом нет пусть лучше мутит так звучит интереснее в жизни должно остаться место поэзии ведь жизнь тонкая нить над пропастью и ее нужно пройти легкой или быстрой или стремительной поступью в союзах мнится выбор которого на деле нет или все же тошнит сэ па выйти на улицу покурить зуд под лопатками унимается занимаются зефирные крылья души и млечный стелится путь и если чуть поспешить то дуть ветер будет в спину так легче нет не стыну просто вечность

***

запретных тем немного больше праздных взглядов и незаконченных нарядов царских и кровоточат пальцы в пяльцах душа распята и иглы взглядов торят дыры им вторят нити и тянутся в слова ненужные и нарушаю непослушна но верна себе стальной орудуя стрелой слезой смягчая сказанные фразы

грозовое

лукавье лиц ласковье рук упасть так ниц прийти так вдруг назвуки рек уследы лун ты человек или колдун? впрочем словоречия то все пустобрешия поцелуистые послания лешего я стану снова сегодня вешаться

***

кровь еще течет, еще бежит, божится, что еще есть жизнь, что жизнь не снится, что есть еще желание взбунтоваться, что взбушеваться может кровь моя, и жуть поднимется со дна и чернота всей невзлюбви к себе самой

укрыться голосами в голове, забыться в беспросветной коммуналке, кому-нибудь да станет жалко, но не мне, кому-нибудь достанет жала, но мне не нужен кто-то, мне никто не нужен, у меня там коммуналка

достроить им мансарду или две хотя бы, больше не успею, себя невзвидев, света не узреть и рук не наложить, бесцельно пускание крови тому, кого здесь нет. кто говорит, что все это во сне? кто говорит, что все это мне снится? я буду на него молиться.

[сонеты маме]

сонет №1

А мы сидели в маленьком кафе, Дымя, как паровоз на перевале, О прошлогоднем аутодафе Из вежливости не упоминали. И крепкий кофе, и косящий глаз Официантки – все, как в самом деле. И паутина черно-белых фраз Углы затягивала цитадели. Старалась я тебя не тяготить И избегать бессмысленных вопросов. Но нет: ты знаешь, мама, я спросить... Вот умерла ты. Вот один философ... Я? Умерла? Мышь, ты обозналась, Мышь, я никогда не начиналась.

сонет №2

Мы с мамой шли по городу. Она смеялась: мне казалось знакома жалость но огонь все изменил так не достойна серость ни слез ни сил. Так шли мы. Я жалась к тротуару а мама по дороге посреди за нею неземные птахи за мной бежал вприпрыжку крошка Цахес. Она ловила маленьких птенцов и выпускала думой в мир. Меня ж сковала жадность я слишком здесь мне мыслью не успеть и значит дальше жить и золотых жуков ловить. О лишь бы помнить как она смеялась.

sonnet №46

– просыпайся принцесса! паж верный принес роз богатый букет крепкий кофей и шоколаду горького бойко занимается день! – столько лет сегодня столпилось за моей спиной. – сколько? – шесть сорок сорок шесть сорóк. – смех просто вечность впереди и зеркала и короли все врут вот тоже пражских шпилек принц с утра звонил и плакал в трубку: «трудно ах как трудно мне бы держаться края пижамы! зачем твоей мамы два года как нет?» ему что передать? ................................

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я