сегодня: 24/02/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 12/07/2006

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Дитя и Смерть

Дмитрий Пригов (12/07/06)

четвертый сборник

Лондон, 1998

Предуведомление

Интересно, что на протяжении этого длиннющего проекта проступают такие конструирующие, повторяющиеся, рифмующиеся элементы и черты, которые в процессе писания просто стихов предстали бы как ужасный недостаток и скудность воображения. Я имею в виду проступающие как архетипы рифмы-соположения: смерть-смотреть, подсмотреть, дитя-вертя, хотя. По мере нарастания тела проекта не то чтобы возникает желание избавиться от их навязчивости, но ровно наоборот – трудно отказаться от соблазна все дальнейшее пространство на протяжении многих лет только и заполнять ими, сведя разнообразие к еле различаемому минимуму.

Дитя в огромном магазине
Не знает даже, что купить
Ехидная соседка Зина,
Советует ему: Ты Смерть
Купи! -
Смеется, прямо помирает
От смеха
А дитя буквально понимает
Берет и покупает
Смерть.

Вот венценосное дитя
В приемный день сидит на
троне 
Вокруг трепещут все – кто
тронет 
Его и пальчиком хотя б?! -
Никто!
Но Смерть без церемоний
лишних 
Приходит и берет – все ищут
Ищут -
Нет, нет его
Пропало дитя венценосное

Безумно дикая жара
Дитя проснувшися с утра
По выжженной бредет окраине
Пустого городка и крайне
Безлюдием удивлено
Почти до слез и тут оно
Как раз
И встречает свою Смерть
 

В приморском парке вечерком 
Вот духовой оркестр 
Играет, все сидят рядком 
И нет свободных мест
Дитя со взрослыми сидит
Не чуя ничего
Вот нота некая звучит
И уже нет его
Дитя
А это была Его Смерть

С безумной головною болью
Дитя закрыв глаза сидит
И в точку некую глядит
Внутри себя и нету боле
Сил это все переносить
Вдруг вспышка яркая – и Смерть
Спасительная
Перед ним

Приходит свежее дитя
А к вечеру уже увядшее
К утру же силы обретя
Опять живое и расцветшее
Кто ж прихотливо так играет
С ним? -
А это Смерть приготовляет
Его

Дитя в костюмчике-матроске
С утра копается в песке
Походкой тихой и неброский
Приходит Смерть, она ни с кем
Заговорить и не пытается
Но прямым ходом направляется
К дитя
И присаживается рядом с ним

Парнокопытное дитя
С ужимками по лугу скачет
Коротким хвостиком вертя
И так безумно вдруг заплачет
Не может хвостиком вертеть
Уже! а что? – а просто Смерть
Ему привиделась

Дитя водой разводит краски
И что-то рисовать пытается
Зеленым, синим, желтым, красны
А верное все получается
И страшно даже посмотреть
А почему? – а это Смерть
Руками дитя рисует свое
изображение

Дитя цветет прекрасной розой
В большом саду семьи своей
К нему средь русского мороза
Слетает черный соловей
И своим сердцем в шип впиваете
И все не может умереть
И даже этим упивается
А потому что это – Смерть
Дитя

Вот, полагается, что камни
Минуют жизни круговерть
Что их дитя живет веками
Почти и не дитя, но Смерть
Приходит к ним, смирить их чтоб
И вовремя, хотя масштаб
Времени
Несколько иной
Не наш

Дитя теряет быстро вес
Все уменьшается в размере
Почти что исчезает весь
Подобно черной безразмерной
Точке
Становясь
А для чего? – а чтоб по мере
Возможности, совпасть в размере
С такой же точкоообразной
Призывающей Смертью

Дитя как маленькая мышка
Забралось матери подмышку
И там дрожит, она приходит – Смерть
Подмышкою его находит
Материнской
И двумя пальцами берет:
Пошли! пошли! вот твой черед
Настал

Дитятя денежки считает
Мороженое чтоб купить
И все немного не хватает
К нему подходит сзади Смерть:
Я угощаю – говорит
– Бесплатно! – и дитя лежит
Бездыханно

Дитя ничто не угрожает
Жизнь ласкова к нему, похоже
Лишь только пятнышко на коже
Маленькое
Себе тихонько вырастает
Разрастается
Вот тела покрывает треть
И всем уж ясно – это Смерть
Дитя

Дитя бредет в старинном
городе
И заблуждается совсем
Уже не чует ног, но всем
Нет дела до него, о, Господи!
Кому же дело есть до нас
Помимо Смерти? – Вот сейчас
Приду! – Шепчет она дитя

Ну что ж, дитя, скорей в Москву
Я покажу тебе столицу
Ты там увидишь наяву
Доселе невиданные лица
Но явленные налицо
– И Смерти тоже я лицо
Увижу?
– Конечно!

Дитя сегодня рано встало
Само оделося в покое
Полнейшем
Все спрашивают: Что такое?
Ужели времена настали
Всеобщей Смертии прихода? -
Нет – отвечает – вам покуда
Рано беспокоиться
Это только за мной!

Дитя читает вслух стихи
Но никого не привлекает
Ими
Они прозрачны и тихи
Полупустой и вовсе тает
Зал
Пока одна не остается
Смерть в зале и легко смеется
Она
Над дитя
Но ласково

Звонят тревожно много раз
Но никто трубку не берет
В большой квартире в поздний час
Дитя совсем одно сидит
Подходит к телефону робко:
Кто там? – и следом слышит в трубку:
Это я – Твоя Смерть

Дитя в Анголе погибает
Все мухами лицо засижено
Сидит или лежит недвижимо
Да и никто не замечает
Уже
Нет ни здоровия, ни сил
Но кто-то вроде бы спросил
Позвал
Дитя
По имени его собственному
Смотрит – а это Смерть Его

Дитя у некого дантиста
Полуиспугано сидит
Тот молча зуб ему сверлит
Сверло безумно и неистово
Уходит в какую-то неимоверную глубину 
Оттуда голос неземной
Звучит: Оставь его! Он мой!
Я – Его Смерть

Тихонько дождик поливает
А в садике дитя гуляет
Вдруг видит маленькую мышку
Кладет ее себе подмышку
Та бьется, начинает петь
Что-то там
Дитя ей говорит:
Я – Смерть
Твоя! -
И действительно

Какое сладкое дитя
Прямо – лизнуть! ну прямо – скушать!
Сидит головкою вертя
И никого не хочет слушать
И все – само! и все – само!
Но Смерть приходит, и оно
Дитя
Сразу понимает
И стихает

Дитя под утро кофейку
Решило выпить и – ку-ку! –
Ни кофейку и ни родителей
Лишь мрак, что сквозь не просмотреть
И только тихий и пленительный
Голос звучит – и это Смерть
Поет:
Нету, нету здесь ни родителей ни кофейку!
Ты на том свете уже, дитя мое!

Дитя уже перелетело
В совсем другой конец земли
И вот пропало, его тело
Все ищут, и найти смогли
Лишь с помощью какой-то тетки
Местной
Но пригляделись – а в ней четко
Проступают
Черты Смерти
Нашего дитя

Дитя еще в утробе смутной
Неожидаемо сидит
А Смерть уже с ним говорит
И назидает поминутно:
Смотри, я твоего прихода
Здесь жду у выхода, у входа –
Как хочешь это называй
Смотри, не обмани! –
И смеется

Ожесточившись на дитя
Все взрослые в огромном доме
Вот руки за спиной крутя
Его в заброшенном чулане
Оставляют
В темноте –
Ни щелочки не проглядеть
Но вот она приходит – Смерть
Утешительница
И все озаряется

Двенадцать дня, вот час пройдет
И мама на обед придет
Сготовит вкусные пампушки
Дитя сидит и тихо ждет
Но Смерть склонясь ему на ушко
Тихонько шепчет: Не придет!
Вернее, придет, да тебя уже не будет

Играет музыка в саду
Таким невыразимым горем
Уже все родственники в сборе
И ждут, когда я подойду
С дидятей мертвым на руках
Я подхожу, и только – Ax! –
Раздается со всех сторон –
Смотри, вон Смерть с нашим дитя на руках приближается

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я