сегодня: 21/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 04/04/2006

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

К метафизике понимания

Сергей Малашенок (04/04/06)

Ричард Гесс. Понимание

Проблема понимания мучила и мучает меня с самой юности. Да и вообще, это ведь, кажется, прежде всего, юношеская проблема. Помните? Счастье – это когда тебя понимают! Сомнительное утверждение, но. Для юноши такая постановка вопроса не то, чтобы простительна, она естественна. Кто из нас не просил на заре: пойми меня! Поймите меня! Ибо я и сам, в первую очередь, ни себя, и ничего вообще не понимаю. Ну, может, и не все молодые люди молили о понимании (ведь и дневники ведут не все), но многие.

Для понимания, как известно, нужен опыт, внешний ли, внутренний, но опыт. И этот же опыт со временем подсказывает нам: понимание – штука сомнительная, двусмысленная какая-то вещь, порою обидная, унизительная и оскорбительная. Еще неприятнее другое. Есть в понимании что-то мертвящее, и, одновременно фальшивое. Человек, живущий в понятом мире – лишний человек.

Искусство вообще, и литература (как поэзия) в частности, уходят от понимания и понимаемого. Они ищут точки неопределенности, и, когда находят такие истинные точки, осуществляются.

Когда Гадамер, размышляя о понимании, противопоставляет герменевтический (внутренний) опыт предрассудкам, он, на мой взгляд, противоречит сам себе, поскольку ведь и так называемые предрассудки не вышли из пустоты, они – производные все того же опыта. И, получается, что главная, если не единственная, ценность опыта заключается в его способности осознать самое себя, как предрассудок, в нужное время, и в нужном месте.

Жили на свете четверо молодых людей. Евгений, Татьяна, Владимир и Ольга. Татьяна была влюблена в Евгения, Владимир и Ольга друг в друга. Они не понимали. Евгений ни в кого не был влюблен. Он обладал соответствующим, вполне адекватным опытом, понимал себя и людей, и, само собой, томился скукой. Говорят, что скука – изысканная болезнь. Не думаю. Любую благородную натуру она разъедает, или... это уже знак порчи?! Заразной порчи. В сущности, на мой взгляд, именно онегинское понимание Ольги делает ее глуповатой посредственностью. Владимир чувствует это на роковом празднике, и поэтому, и действительно, Онегин для него – коварный искуситель. Раскаяние Евгения ничего тут изменить не может, и именно эта безвозвратность мгновенного понимания, а вовсе не условности света, делают дуэль неизбежной. Смерть – точка непонимания, перед которой опыт-предрассудок Онегина пасует. Смерть Ленского – еще и предсказание. Чего? Возможно, последнего свидания Евгения с Татьяной. Когда Онегин страстно отказывается от понимания во имя... нового опыта.

Татьяна указывает ему на это, и предлагает сделаться странником, и поэтом. В сущности, и она сама, прежде всего, поэт.

Они расстаются, чтобы не расстаться никогда. Как дух и плоть.

И это – самый волнующий хэппи энд в русской литературе.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я