Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Проза

Любовь, курица и бутылка водки

Вадим Чуркин (03/04/06)

Лена проводила меня до выхода и закрыла за мной дверь. На улице по-прежнему было солнечно. Я шёл к метро по знакомой тропинке в лучах первого весеннего солнца. На душе у меня было скверно.

Я приезжал в салон красоты, где подрабатывал администратором, за зарплатой (её выдают второго, а сегодня уже седьмое), получал деньги – все пять тысяч, что заработал за месяц, пропуская занятия в институте. Для студента пять тысяч рублей – деньги немалые, особенно, если учесть, что я иногородний, и что родители ничего не могут мне выслать, разве что варенье и мешок картошки через знакомого проводника.

Я шёл к метро по улице, залитой лучами первого весеннего солнца, а, между тем, моё настроение всё не улучшалось. Я по-прежнему ощущал необыкновенную тяжесть. Словно невидимый Сизиф без передышки катал где-то у меня внутри свой огромный валун. Прохожие радовались первому обманному теплу, я же мог только наблюдать с тоскливой завистью, как влюблённые парочки, переодевшись в весеннее, прогуливаются по тротуарам, точно они уже в раю. От вида счастливых людей сизифов камень становился всё тяжелее и тяжелее; видимо, Сизифу нравилось постоянно усложнять себе задачу.

Обычно, когда получаешь зарплату (других денег я не получаю), настроение, каким бы хорошим оно ни было, ещё чуть-чуть да улучшается. В этот раз всё получилось как раз наоборот. Я уже распланировал, было, как потрачу зарплату, но несколько дней назад мои планы совершенно неожиданно рухнули.

«Ну и что теперь?» – Думал я, чувствуя, как разбух мой нагрудный карман от толстенной пачки сотенных. Ощущение безысходности стояло передо мной такое же реальное, как топор перед осуждённым к усекновению головы; я даже видел, как поблёскивает остро наточенный край. Тогда я сделал самое глупое, что только мог сделать – подошёл к мясному ларьку и купил курицу.

Соседа в комнате не было – видимо, был на занятиях. Я бросил куртку на кровать, переоделся и начал резать курицу на куски. Затем, поняв, что поступил немного неправильно, вытер руки полотенцем, включил телик и опять принялся за разделку мяса: я всегда включаю телевизор, если есть возможность смотреть его и одновременно что-нибудь делать. Хотя там в это время может идти что-то не то, но обычно я не обращаю на это внимание – в любом случае с телевизором гораздо веселее. Минут через десять я ставлю кастрюлю с курицей на огонь и возвращаюсь в комнату.

По телевизору всё ещё шло что-то не то – один из тех фильмов, которые показывают, когда телевизор никто не смотрит. Молодой человек, не слишком красивый, но и не урод, влюбился в девушку, которая, как оказалось после, уже любила другого – безногого лётчика, получившего своё увечье во время исследования Арктики. И вот ради счастья любимой молодой человек отказывается от личной жизни и уезжает исследовать Север. Мне всегда претил этот надуманный героизм; хотелось спросить режиссёра: а сам он сумел бы поступить так же? Очень быстро мне стало противно смотреть это кино. Я попробовал переключать каналы, но на других было ещё хуже.

Сердясь на режиссёра и на дурацкий фильм, я дождался рекламы и пошёл на кухню посмотреть, не закипела ли курица. Но огонь был таким слабым, что вода в кастрюле едва нагрелась. «С такими конфорками мне придётся ждать курицу до завтрашнего утра», – сказал я себе и вернулся в комнату.

По телевизору всё ещё шла реклама. Рекламировали какой-то чай:

– Если вас отягощает проблема вашего веса – чай «Жидоме» поможет вам справиться с этим. Всего за пару недель, выпивая каждый день по три чашечки этого вкусного чая, вы сможете скинуть до десяти килограмм лишнего веса.

– Вот вы тупые до мозга костей! – сказал я вслух; тупой фильм с тупейшей рекламой – это уже чересчур. – А если я не хочу сбрасывать вес? а хочу наоборот! набрать недостающие килограммы.

Чтобы успокоиться, я подхожу к окну, смотрю на улицу; пальцы непроизвольно ощупывают неровную поверхность подоконника. Интересно, почему многих так пугает их «лишний» вес? Я бы вот, напротив, не отказался потолстеть на десяток-другой килограммов. От природы я худощав, выгляжу не внушительно. В метро, особенно по утрам, когда едешь в институт, почти каждый может подвинуть меня своим корпусом – где там тягаться, если я в полтора-два раза меньше вешу, чем они. А ведь как было бы здорово оказаться вдруг большим человеком! Как солидно скрипел бы под тобой стул, когда б ты на него садился в аудитории или в студенческой столовой. И в метро не каждый бы с кондачка мог задвинуть тебя в неудобное место в неудобном положении, а даже наоборот, иной раз и ты, двинув своей мужественной массой, мог бы посторонить какого-нибудь неуклюжего дохлятика. И пиджак не висел бы на месте живота, а элегантно облегал видимый признак уважаемого человека.

Ленка из косметического салона, где я работаю администратором, недавно сказала мне, что для того, чтобы набрать телу массу, достаточно съедать каждую неделю по курице. Поэтому-то сегодня я и купил курицу. Хотя, не только поэтому.

Пришёл сосед.

– Я тебе реферат по исторической грамматике скачал. Можешь распечатывать, – в его голосе чувство выполненного долга. Рядом со мной, на кровать, падает дискета.

– Ладно, – я не оборачиваюсь. Продолжаю смотреть телик.

– Что значит ладно? – я слышу, как он у меня за спиной обувает тапочки. Затем подходит, здоровается за руку. – Ты бы хоть спасибо сказал.

– Спасибо.

– Что, всё ещё не прошло?

– А ты как думаешь?

– Крепко же она тебя зацепила… Что показывают?

– Какой-то дурацкий фильм. Вот есть же дураки, которые снимают такие дурацкие фильмы!

– Вот есть же такие дураки, которые неудачно влюбляются, а потом смотрят эти дурацкие фильмы. Ну, и что теперь собираешься делать?

– Не знаю. Я курицу купил.

– …Зачем?

– Парень, который её увёл, большой и здоровый. На голову выше меня. И в два раза тяжелее.

– И что?..

– Говорят, что от курятины можно набрать вес.

– Утопающий за соломинку?.. Думаешь, поможет? –у него вырывается смешок. – Извини.

– На самом деле я думаю, что здесь уже ничего нельзя исправить; всё кончено. Но что-то же я должен сделать?

– А, понятно… Кстати, ты зарплату получил?

– Да, а что?

– Ну так беги за бутылкой. Или, хочешь, я сам схожу.

– С какого рожна пить-то?

– Все нормальные люди в день получки выпивают. К тому же ты пострадал, надо залечить раны. А ещё (забыл ведь совсем) ты же мне за реферат должен.

Секунду я колебался.

– Ну, ладно, хрен с тобой. Уговорил, – я начинаю одеваться. – Какую взять-то?

– Если денег не жалко, возьми «Столичную» за восемьдесят семь со светлой этикеткой. На прошлой неделе Виталик Помозов её брал, говорит, хорошая.

– Ладно, – я иду к двери.

– Только не в том магазине, что сразу через дорогу, а немного подальше, влево по улице.

– Ладно, – я вышел за дверь.

В тот раз мы жутко напились: Вовка вообще никогда не против того, чтобы как следует дёрнуть, особенно за чужой счёт, мне же хотелось просто забыться. После первой бутылки последовали ещё несколько, за которыми бегал уже Вовка. Курицу мы так и не поели – она сгорела, забытая нами на кухне. В результате была испоганена наша единственная кастрюля. Я тут же купил новую – деньги у меня были.

Спустя месяц я уже с трудом мог вспомнить её лицо. Но несколько раз всё-таки назвал свою новую девушку именем Марина.



Вернуться к обычной версии статьи