Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Поэзия

притяжение да

Дмитрий Зиновьев (19/12/05)


* * *

мой одноразовый мир, запах домов, квартир радужный, первостепенный, душ ежедневный, сортир чаще чем ежедневный, пленный я или не пленный закупаю продукты, крупы, овощи, фрукты, масло, батоны, кефир, дальше по схеме сортир потребительская корзина на стеллажах магазина универсального мнима, воображаема даже, мысли, черны как сажа, двигают в сторону пляжа солнечного с открытки, газированные напитки легкие, охлажденные, барышни пережженные, дети, мужчины в избытке, волны живые, соленые ласкают тела обнаженные, скрипки в воздухе, скрипки скину тряпки до нитки, устроюсь лежа у моря, песком и пеной прибоя побуду еще немного на ладошке у Бога 2005

* * *

я давно у себя в гостях, на пугающих скоростях разрываются личные нити, поспите, родные, поспите замечаю, что ты одна достаешь меня постоянно, недостаточно полотна, завтра форте, сегодня пьяно на рассвете прольется солнце и блеснет вдали у японца, радостно на рассвете, так и случаются дети замечаю что я один достаю себя без причин, то о прошлом скучаю часами, то о будущем под парусами докатится к нам светило, с нами небесная сила, воздух не шелохнется, видно зима начнется я давно у тебя в долгу, на пустеющем берегу ни заборов, ни перекрытий, в контексте культурных событий 2005

* * *

буквально срывается жизнь под откос, я ни на что не надеюсь, износ, сообщают, деталей износ, неделю при этом не бреюсь, пью как лекарство с утра алкоголь, понять изначально стараюсь себя и семейство, последнюю роль, в строительство быта внедряюсь каких-то глубин, содержаний полна коробочка личного счастья, густого еще наливаю вина, к познанию причащаться пора мой приятель, мой ветреный конь, взлетим над молчанием выше, увидим над миром небесный огонь, знамения, так и запишем 2005

* * *

и холода подземного и жара поднебесного, потока атмосферного, отвесного по крупному, по мелкому, по-всякому, по разному, прижизненному, смертному, прекрасно-безобразному зеленым насаждениям в центральном парке, в садике, прощениям, прощениям, небесные касатики и старики и голуби свободные и легкие и на жаре и в холоде далекие скамейки деревянные, мусорки железные, и трезвые и пьяные, болезные словами разговаривать, читать и перечитывать, слоняться, переваривать, сдачу пересчитывать и холода лазурного и жара преисподнего, общения натурного, исподнего 2005

* * *

я в гости захожу не часто, вероятно, в прихожей наследить не очень-то приятно, стекают капли мокрые и лужи на паркете, слова переплетаются, строчки те да эти следы и расстояния по городу по улицам за новыми покупками, вещами или книжками, перетекают бедные купюры деревянные, форматы современные, знаки постоянные вприпрыжку за надеждою, за верою и любою, возможно повстречаемся, возможно пообщаемся, и в гости приходи еще для разговора общего, за чаем посидим с тобой, когда чего покрепче бы а мне уже не терпится и неудобно кажется и что тут говорить потом намеренно без повода, я напрочь выхожу один из дома откровенного под небо разноцветное 2005

* * *

ныряю в одинокую постель, бесполую, под шорохи и скрипы оконных рам, дверных петель, пружинного матраса и кровати из дерева, хорошая кровать, приятно на такой заночевать предпочитаю легкому капрону строительство надежных отношений, устойчивый интим по телефону, переговоров, снов, телодвижений итог желаемый, пожалуй, с детства, платежные накопленные средства в обменнике придется разменять, опять 2005

* * *

туфли, шлепки, сапожки, новенькие, разношенные, модные вещи, сережки, фигурки хорошенькие по любви, по согласию, бывает по случаю, к бабушке разногласия, туда же экскурсию планы и планы, движение Броуновское, привычное, в обществе напряжение, в теле изнеможение, сокровенное, личное, вечное разрастается, напряжение в теле, раздеваемся, одеваемся, труженики при деле 2005

* * *

у меня с тобой сегодня не совпали фазы, ты работаешь на кухне, я готовлю фразы за идиллию земную некому ответить, лишь бы счастливы вплотную были все и дети 2005

* * *

быт настигает внезапно, частный несчастный вопрос, вот начинается завтра под звуки моторов и поз в кровати в момент пробужденья я сам себе весь не родня, частное определенье наполовину меня трамваи идут на работу, в метро проникает народ, общие песни и танцы страна подпевая поет пока нагревается чайник, радио и телефон, передвигается частник в себя самого погружен реки, моря теплоходы носят на теле своем, годы, счастливые годы пересчитаю потом, в космосе нет притяженья, здесь притяжение да, частное определенье в космосе ерунда трудно работать и кушать и совершенствовать быт, радио лучше не слушать кто там чего говорит, лучше ходить на концерты и по дороге в музей, лучше заклеить конверты, с нею впоследствии с ней 2005

* * *

мы пойдем ходить на йогу и на шейпинг заодно, мы узнаем понемногу наслаждение внутри, оттого что наши чувства обнажились в голове, мы потянемся навстречу в направлении себя производственные планы и финансовый отчет на своем рабочем месте завершаем впереди, замечательные люди мы становимся тогда и кино увидим двое черно-белое про нас в эту самую минуту в незнакомой стороне начинаются работы ежедневные людей, новый день, сверкает солнце, дождик или снегопад, или полночь наступила в представлении моем задевает за живое когда кто-то вдалеке получает много денег безо всякого труда и живет себе навстречу на пригорке, на лугу, в лимузинах, самолетах, с нашим бытом незнаком в это время пролетает над равниной самолет, над горами пролетает и над синею водой, мы стараемся не думать про плохое в небесах, применительно для жизни планы, цифры, чертежи мы пойдем ходить на йогу и на шейпинг заодно, мы увидим понемногу незабудки и цветы, замечательно бесцельно их в букеты собирать и засушивать надолго для печальной красоты 2005

* * *

если будете на место не класть выброшу совсем, у меня такая личная страсть, перенапряжение схем вещи видишь белые много, их всего-то на один раз, посидим на дорожку немного, посмотри я выключил газ где листочек с моими словами, я не могу сказать иногда, потому что слова потерялись, где слова мои слова навсегда 2005

* * *

напился пьяный, подрался на улице ни за что, никто меня не боялся, разбили сильно лицо какие прекрасные люди встречаются тут и там, сам я лежачий памятник разнообразным делам три недели возможно месяц еще в башке будет гудеть тревожно колокол о корешке бывает боксеры гуляют по городу для души, бывает им попадают под руку алкаши шествуют каратисты восточный и русский дух познавшие культуристы, выбирайте из двух надо же, возникает милицейский наряд, медленно проезжает каждой фигуре рад каждому дереву в чаще, облаку в небесах, моей поэтической жизни в ваших прохожих глазах 2005

* * *

чего-то хочется то ли спаржи то ли не знаю необходимое качество и количество и лирика с краю периодически мало удовлетворения разного ежедневных потребностей со временем однообразного под рукой повсеместно предметы общения личного предназначения в регистратуру с утра подходит очередь прошлого настоящее очень ведь и будущее предстоящее фейс-контроль в кабинете бракует метрику антропометрические параметры олицетворяют эклектику еще бы куда ни шло если чего-то сверху откат в придачу проценты двое у двери менты документики на проверку карманы, паспорт, инн, военный билет, страховое, кал, моча, кровь, мазок, флюорография, отпечатки, особые приметы, время такое, завтрашние газеты итог в результате сговора мафия не годен на роль руководителя годен на роль потребителя 2005

* * *

приходят следущие люди, чтобы остаться на века, на книжных полках замирают практически до потолка потоку мыслей постепенных предел не виден сам собой шипучих, магистральных, пенных наперебой, наперебой энергия уносит дальше на побережья разных стран, фанфары избегают фальши, под барабан, под барабан как олимпийцы по арене или партийный аппарат шеренгами, рядами слово и продолжается парад 2005

* * *

мир погрузился в безумие, омут угроз и террора затягивает, полнолуние, мрак тупика коридора общественной коммуналки голоса перепалки зыбкость происходящего отражают витрины – прошлого, настоящего, будущего картины, уточните потери, топот, хлопанье двери за витринами запах из пузырька с духами, как разговор стихами, волнующий редкий запах, еле слышная флейта заоблачного римейка 2005

* * *

она уже полчаса как удалилась я еще и не начал сознанием в обществе замолчал под рубашкой кашель что-то такое вертится на языке вокруг номинации рядом в теле собственном пребываю в тоске остекленевшим взглядом никуда не смотрю задумался мир сотворенный оцениваю в себе как бы и нет меня на стуле как бы в литературе 2005

* * *

нет взаимопонимания с окружающей обстановкой потчевать себя бананами и морковкой затруднительно, сидя на месте в разладе с новою песней раздаются явные звуки журчания в животе, чайнике, туалете, любимый предмет обожания ничего не заметит, но обязательно скажет все надоело, не в этом дело думаю я мы семья 2005

* * *

многообразие жизненных форм всегда когда лежишь на диване не замечаешь, не оформ- ляешь, но понимаешь дальше теперь надо что-то делать подниматься себя продолжать, ничего не получается делать, начинается опять сплошные ступеньки куда-то приходить и жить, какие-то средства деньги, спешить 2005


Вернуться к обычной версии статьи