сегодня: 29/01/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 08/08/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Стихотворения

Николай Власенко (08/08/05)

***

Небритый ветер февраля Щекой скребется о филенки Оконный столбик у нуля Неловко мнется снег в сторонке Как дядя в поисках рубля. Тоска и жуть по всей округе. Закуришь, смотришь – за углом Зима, чернея от натуги Бумажный лед крошит веслом И озирается в испуге Кривит в растерянности рот Сугроба треснувшая туша. Лобастый маз везет ведро И крыши, ватники обрушив По-рыбьи блещут серебром Февраль и я. Мы с ним вдвоем, Косые дети Пастернака – Посуду начисто сдаем, Берем чернил. Кирять и плакать Садимся в кухонный объем.

***

Как бесноватые пророки Натужно выли водостоки Лилась лиловая вода Весны белесые молоки Домам забрызгивали щеки Блестели лужи как слюда И навалившись на ограды Хрипел захлебываясь сад Жестикулируя с досадой Как будто чем-то виноват Упрямо с самого утра Текло сегодня во вчера Сырые тяжелели строки Часы отсчитывали сроки Латунным клацая нутром И жестяной пиная гром Бежал мальчишка одинокий С эмалированным ведром...

***

Учуяв детские макушки И ароматы тонких шей Струятся тени по подушкам Среди ватиновых траншей На сектора и на квадраты Разрезан сумрак. По полам Крадутся черные солдаты Согнувшиеся пополам Ползут неслышные лазутчики Из уличного фонаря На щеки направляют лучики Босые ножики остря Покуда утро ищет ластика Пейзаж в чернильнице окна Подслеповатые фломастеры Исчеркивают дочерна Погашен свет. Война окончена На ощупь шевелится жизнь Глазами попусту ворочая Сидишь и шепчешь: покажись ! Но ночью узел глаза узок и Ориентира нет ясней Дыханья тихого как музыка Залегшего меж простыней

***

Заводные самураи, суетящаяся ртуть Путешествуем трамваем, никуда не повернуть Что твоя фармакопея – выпадает из горсти? Тихо-тихо околеем лишь вода засвиристит Валидол у корня ночи, ветра мятное драже Переливчато хохочет херувим на вираже Перегнись через перила видишь там невдалеке Перекошенное рыло с черноземом на щеке? Где чугунные заборы вырастают из земли Где кладбищенские воры, землеройки и шмели Под ногами у заката нарисуй, куда упасть Благородная лопата, полированная снасть Не почувствуешь и боли, как рубильник звонко: чик! Землекоп рубли мусолит, папироску гробовщик

***

Мне снилось: Спускаюсь с обрыва к реке, Пчелиное жало зажав в кулаке, Пчелиное тонкое жало, Которое с детства мешало - Торчало, как шило в сердечном мешке Кололо, болело, При каждом смешке, При каждой пустячной обиде Я вдруг становился невидим. И, солнечным светом пробитый насквозь, Баюкал я жало, что в сердце впилось, Дрожащей от боли рукою, Прозрачною, никакою. И только ночами, консервным ключом Я ребра себе открывал под плечом И вынув проклятое жало, К реке, задыхаясь, бежал Но медленны ноги и короток шаг, Во сне – это скажет вам каждый дурак. Проснусь – темнота, одеяло. И в сердце шевелится жало...

***

– Пылеглот, героиновый лев, азиатская темь под глазами.
Ты опять поутру, обмелев, мостовую метешь волосами? – Там трамвайный звенит соловей. Хороша его беглая речь,
но мне пора переулков портвейн разливать и зубрить поаптечно. – О, газетных ларьков ренегат! Я никак не пойму,
помоги мне – ты свободен от чисел и дат, типографские слушая гимны? – Это синий рассвет, посмотри – зацепляет мне ребра за зубы.
Это черствое пламя горит, обнимая валторны и трубы.
Я в прокуренный космос гулял, заводим лозоходством венозным.
За четыре шага до нуля мне назад поворачивать поздно... ...Закурил и ушел, имярек. А зима, не жалея картечи,
разбивала декабрьский снег о его треугольные плечи.

***

Ковыляет лето ковылями Мокрыми махая костылями Пальцами пропахшими салями Пыльный поправляет малахай В августе как в спущенном капкане Женщины с прохладными руками Ищут утешения в стакане Примеряя желтые меха Бархатные пальцы кабальеро Бросивших банальные манеры Блытают под платьем из фанеры Осени истрепанной в стихах Розданы инфаркты и медали Глупые инфанты в глуби спален С горечью полынной у миндалин Алчут гренадеров и греха Козодои будто муэдзины Заклинают зябкие низины Алым заливаются осины Отворяя вены впопыхах Затаив измятое дыхание Я глотаю тайны мироздания И плывут хоралы и литании Через океаны лопуха

***

Как на мятой открытке заря На ладони моей, угасая Дотлевает задаром, зазря Бертолетова юность косая Торопливой рукой подлеца Я палил ее, знать не желая Что останутся цвета свинца Щепоть пепла и плоть нежилая Бутафорской икая искрой Как селитра, дымит напоследок Несчастливый билетик сырой Сухопутного детства объедок Попрощаемся, что ли ? пора, Засвистело мое поколенье Болтуны, лягушачья икра Травоядное стадо оленье С ними мне помирать при луне Выпивать, размножаться и квакать Разменяв на сопливую слякоть Бертолетову юность в огне

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я