сегодня: 17/10/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 01/08/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Жизнь как есть

Кому на Руси жить хорошо

Ольга Газизова (01/08/05)

Несколько дней назад, когда в нашем сезоне дождей наступило недолгое затишье, а в моей душе, напротив того, разыгралась очередная буря, я, как всегда в подобных случаях, оседлала «Десну» и поехала наугад. Часа через четыре пути Озёрский район сменился Коломенским, а меланхолическая равнина – внушительными косогорами. Один из них, направо от шоссе, показался мне особенно красивым по причине построенной на самой его вершине, но, судя по всему, недействующей церкви. Так сказать, «у незнакомого посёлка, на безымянной высоте». Вот туда-то я и решила завернуть, переправившись вброд через тихую, но изрядно загаженную речку Коломенку.

Церковь с руинированной шатровой колокольней оказалась, вопреки ожиданиям, новоделом начала прошлого века, современницей здания московского Исторического музея. Как положено: нештукатуренный кирпич и модернистская стилизация под московское барокко. Но, в общем, всё равно красиво: восьмерик на четверике и всякая такая вещь. И, главное, вид обалденный. И даже неважно, что это вид на руины коровника и новенькую башню мобильной связи, трогательно соседствующих, как социализм с капитализмом. Важно, что рядом – остатки старинного городища с оборонительными валами, а это уже феодализм. Вот так: целые три формации отечественной истории на одном участке ландшафта.

Правда, любоваться им, ландшафтом, мне изрядно мешал безобразный трёхэтажный кирпичный особняк рядом с церковью, – такой, знаете ли, громоздкий жуткий сундук, сооружённый в стиле «прямо-не-знаю-куды-деньги-девать». Вот. А пока я так и сяк по этому косогору перемещалась, пытаясь выстроить церковь и городище на одной визуальной линии, на балкончик этого особняка вышла дама таких габаритов, что я даже испугалась за целостность фундаментального каменного балкона. Однако, ничего: каменщики-таджики, похоже, сложили его весьма добросовестно. Балкончик устоял. Синхронно с дамой на балконе на веранде, в свою очередь, появился внушительный бородатый джентльмен в холщовых штанах и просторной блузе, который с неослабным вниманием и не произнося ни слова долго наблюдал за моими перемещениями.

В конце концов он не выдержал, спустился с веранды, прошёл несколько шагов, остановился около меня, сидящей у обрыва, зычным басом кашлянул в кулак и односложно спросил:

«Откуда?»

Намётанным глазом я определила в нём настоятеля святаго храма сего, но не подала виду, а только, не вставая с земли, смиренно ответила на поставленный вопрос.

«Не слышал», – ответил он.

«Так не из вашего прихода, – ответила я. – Это километров тридцать отсюда».

– А вы чего, буддистка? – продолжал он свой допрос.

– Да нет, а с чего вы взяли?

– Ну вот, сидите так, смотрите…

– А что, разве одни только буддисты смотрят?

– Нет вообще-то…

– Вот и я говорю – красиво.

– Да, красиво, – оживился он, – матушке вон тоже нравится. Сами мы из Москвы, а тут у нас как дача.

Кирпич на балкончике угрожающе захрустел.

– Красиво-то красиво, а средств никаких нет, – продолжал священнослужитель. – Вон спонсоры с Карасёвского завода машину кирпича прислали. А что машина-то: еле-еле на трапезную, дырки залатать, хватило. Ну, а колокольня-то разрушается. Кирпич нужен, кирпич.

Я снова перевела взгляд на особняк, откуда на нас, как с дозорной башни, смотрела матушка. Да, точно, кирпич святаго коттеджа сего был карасёвский, это я знаю: мы таким печку латали. Пятьдесят штук по двадцать рублёв штука. Но, в общем, батюшка был, конечно, прав, потому как, отремонтируй он колокольню, матушка оттуда нашей беседы бы не услышала. А так, с балкончика, – вполне. Так что всё логично.

– А службы у вас бывают? – спрашиваю я.

– А как же! – оживился иерей. – На Пасху, на Троицу… На Казанскую вон будет…

«Не густо», – подумала я.

– Так у нас певчих нет, – тем временем продолжал он. – Дорого берут, а у нас средств нет.

– А зачем певчие? Пусть прихожане поют.

– Да где они, прихожане, чего они умеют? Вот вы, например, умеете петь на клиросе?

– Умею. Но лучше не надо.

– А читать?

– Вот это хоть вслепую, за милую душу.

– Значит, договорились: приедете на Казанскую, к семи утра…

– Так на чём ехать-то? Автобусы от нас к вам не ходят, а ежели на велосипеде, так это ещё при луне выезжать придётся. Вот если на машине подвезёте…

– На машине?! – возмутился настоятель. – А вы знаете, почём сейчас бензин?

Нет, этого я, по причине своей безлошадности, не знала.

– Отец Вениамин, обедать, – угрожающе зазвучало с балкончика. Я облизала пересохшие губы и вспомнила картину «Чаепитие в Мытищах».

– В общем, давайте приезжайте на Казанскую, – тоном феодала сказал отец Вениамин, так и не удосужившийся узнать моего святого имени.

Аудиенция была окончена. Пастырь пошёл обедать, а я перевезла «Десну» через Коломенку, выехала на трассу Коломна – Озёры и, бросив прощальный взгляд на колокольню, которая, видимо, так никогда и не дождётся карасёвского кирпича, произнесла про себя слова классика:

«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной».

Ну а потом опять крутанула педали.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я