сегодня: 19/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 07/07/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

«Каталог интонаций»_ 1

Татьяна Грауз (07/07/05)

Диапазон. Антология современной немецкой и русской поэзии. Москва: Университет Натальи Нестеровой, 2005.

Антология современной немецкой и русской поэзии «Диапазон» – книга, которая по праву может считаться явлением уникальным для русской и немецкой культур. Начать с того, что антология эта двуязычная и диапазон авторов –пятнадцать современных немецких поэтов и пятнадцать русских поэтов – проявляет–выявляет довольно многообразный поэтический ландшафт русской и немецкой поэзии рубежа веков.

Русскоязычная часть антологии явлена такими именами как Г. Айги, А. Альчук, С. Бирюков, Е. Бунимович, М. Бузник, А. Витухновская, А. Вознесенский, Е. Кацюба, К. Кедров, Б. Лежен, В. Месяц, А. Парщиков, Е. Сазина, М. Степанова и С. Янышев.

Как говорил в одном из интервью Геннадий Айги, чьим именем открывается каталог русского стихосложения в этой антологии, – «осуществляя воображение, он (человек.– Т.Г.) становится творцом. Так же, как впрочем, может стать и разрушителем. Можно сказать, что сам человек – это Слово». Поэтическое мышление Айги в представленных в книге стихотворениях – это в полном смысле слова литургическая поэзия, просветленное, чистое звучание мира, когда поэзия возвращается к ясности молитвословия и возвещает о единстве ее с природой и сокровенными истоками человеческого духа.

дорога все ближе поблескивает : будто поет и смеется!
легка – хоть и полная – тайн
словно все более светится светом ее
Бог – долго-внезапный!... 
Г. Айги  «Поле без нас»

Тридцать имен антологии – это тридцать жестов-высказываний на тему: что есть человек в современном мире, в чем его боль-и-быль, если для поэта даже буквы и части слова, и даже пробел между словами становятся значимыми высказываниями о мире – как, например, в поэзии Анны Альчук.

(НЕ БО) льно нужно
невольно виДНО
рыб-птиц сти
            листиКА
ПРИЗ из
       ВНЕ
А. Альчук  «Словарево» 

или это вопрошание и тоска по Слову, пронизывающие сознание поэта в уже, казалось бы, привычной отчужденности современного мира. Мысль о как бы автономном существовании слов сопряжена с естественно возникающей темой немоты-молачния поэта, как одной из возможностей остановить хаос языка. Тема эта не раз возникает в стихах немецкого поэта Михаэля Крюгера.

... Отныне, безымянный, 
идешь свободно через все слова
в воскресный день, тебя не замечают, 
молчанием утешься и надолго
ты сам к себе уйди в ученики.
М. Крюгер (пер. В Куприянова)

«...Творческое, индивидуальное, своеобразное в языке, личный отклик всем существом... это определенное явление мира... язык, как творимый в самой деятельности речи, как таковой, ведет через чистую эмоциональность к за-умности... Монументальное, общее в языке, принятие некой исторической традиции... ведет к условности и опустошается в ограниченности отъединенного разума... Язык не только имеет в себе борющиеся стремления, но возможен лишь их борьбою...» эти слова русского философа и ученого Павла Флоренского из статьи «Термин» вспоминаются, когда вчитываешься в алый том антологии «Диапазон». Соотнесенность культуры с традицией, их сближение, преломление традиции – как хлеба насущного – в ладонях авангарда и порой почти детская игра с языком всегда сродни человеку парадоксально мыслящему. Путь исхода языка из языковых клише, изломы-надломы, перепады-переломы смыслов и игра с сегментами слова в опытах Анны Альчук, представленные в этой антологии, предваряют за-умность мыслительных конструкций Сергея Бирюкова, а литературно-преображенные, восходящие к традиции русских заговоров опыты Елены Сазиной сосуществуют в едином пространстве поэтической жизни с изысканной, размывающей рамки традиционной силлаботоники лингвистической стихией недоговоренности, как-бы-умолчания, как-бы-всколзь-говорения поэзией Марии Степановой; сочинения Евгения Бунимовича не лишены грустной самоиронии и вполне существуют в традиции русского стихосложения 19-века, но под влиянием модернизма традиция осваивается как новое – игровое – пространство русской словесности. Опыты по созданию нео-мифа, нео-эпоса стилистически связаны в поэтической игре Вадима Месяца с норвежскими сказами. Круг метаметафористов представлен триумвиратом Кедров-Кацюба-Парщиков. И начанается текстом Константина Кедрова «Компьютер любви», ставшим уже каноническим; а через поэтический мир близкой ему изысканной словотворицы Елены Кацюбы завершается сложнейшими метаметафорами Алексея Парщикова. (Замечу в скобках, что К. Кедров, Е. Кацюба, С. Бирюков, издатель Е. Пахомова, поэт и переводчик Х. Джексон и переводчик Б. Замес оказались теми людьми, кто создал эту антологию, и их взгляд-слух выявил в поэтическом ландшафте Германии и России круг авторов этого сборника). Влияние Андрея Вознесенского на мышление 60-70-х годов бесспорно, метод его работы и его поэтический язык часто бесстрашно авангардны и эпатажны (это как бы особая форма поэтической театральности – когда со-бытие слова и театра проявляется даже в конструкции стихотворения). В силлаботонической стихии Алины Витухновской неожиданно слышны эсхатологические мотивы урбанистического сознания. И завершают русскую часть антологии стихи Санджара Янышева – вполне утонченное соединение восточного и европейского языкового поэтического мышления.

«Умственное развитие отдельного лица, даже при самом глубоком затворничестве его в душе своей, возможно только посредством языка, а язык требует другого лица, которое бы понимало его», – эта мысль Павла Флоренского актуальна всегда; и стремление к диалогу культур – поиск Другого – именно в этом ракурсе представлены и немецкие, и русские авторы..

В конце прошедшего 20-го века в России выходило несколько небольших антологий немецкой и немецкоязычной поэзии, что позволило выявить подспудные влияния на русскую культуру и немецкого экспрессионизма, и европейского модернизма.

Мировоззрение немецкоязычных авторов – как видно из этого сборника – вполне разомкнуто, и в нем уже вполне отрефлексирована и собственная (немецкая) культура и англоязычная поэзия, и русский авангард. Немецкий портал представлен такими поэтами как У. Дреснер, Г. М. Энценсбергер (может быть более известного русским читателям, его стихи переводились на русский язык), Г. Фалькнер, М. Хюттель, Х. Джексон, В. Калинке, Т. Клинг, М. Крюгер, М. Лентц, Б. Папенфус, Ш. Попп, М. Ринк, У. Штольтерфорт, В. Тюмлер и А. Утлер.

Если говорить об Ане Утлер – филологе-слависте, которая занималась исследованием лирики русских поэтесс начала 20-го века, можно заметить, что в ее стихотворных опытах – в этих резких срывах-сломах фонетических конструкций стихотворного текста – заметно влияние поэтической интонации М. Цветаевой.

я так хочу: ко мне – нахрапом
ты: сокрушить – цепляюсь: ты
срываешь мне шифер – рушишь –
с макушки прочь его – и плечи
в корневище глотки: щебень: на части
разнимаешь меня – как по острой
резьбе – не Нёбо – волчья пасть
еще вопрошает: буду ль я?
я осуждаю себя – на тебя
А. Утлер «Равновесие I» (пер. О. Бараш)

Имена некоторых немецких поэтов для русского читателя совсем неизвестны. К примеру это – Виктор Калинке. Он не только поэт, но и прозаик, и переводчик с русского и литовского. Его поэтическая манера экспрессивна, лексика сложна и остроумна и осмысляет в неожиданных ракурсах экзистенциальные вопросы бытия, не умаляя человека, а как бы возвышая его над миром обыденности.

Кричи заранее / кричи
пока воздух есть / завтра
будет другой день / пусть
почтальоны придут / пусть
продавцы орут / ты можешь
кричать / чтобы сбежать
тюрьму разрушить
ты строил ее
годами чтения / десятилетиями
работы / свою
темницу мозг 
В. Калинке «Побег» (пер. Б. Замеса)

Другой, совсем еще молодой поэт Штеффен Попп, чей вещный (здешний) мир живописен, но взрывается-разрывается от напряженного одиночества поэта, когда слово слышится им как опустошенный объект медитации в быстро меняющейся, как в калейдоскопе, реальности, но именно в Слове, в личной – порой интимной – интонации поэт чувствует, что может обрести себя и преобразить себя в создателя-строителя вербальных миров, с помощью уже преображенного в молитвенном вопрошании Слова.

Я склоняюсь в молитве один, один
в зеленой листве жую чипсы, соленую манну-
город на месте, горы пусты, луна
невозмутимым взором строителя
глядит сквозь могилы
Ш.Попп  «Зима, Иерусалим.» (пер. В. Месяца)

У авторов старшего поколения, таких как Дреснер, Фалькнер и Томас Клинг – поэтическое мышление направлено на резкие эксперименты с формой и деформирует привычный синтаксис немецкого языка. У Фалькнера это декларативно проявляется даже в называниях стихотворений: «Скошенные стихи», «Сломанный немецкий». А у Томаса Клинга, к примеру, в таком сжатом по форме стихотворении «Mohnkuchen» (что не вполне соответствует точному его переводу «Маковник», поэтому переводчики весьма справедливо замечают, что Mohn (мак) звучит по-немецки как Mond (луна, месяц) и эти аллитерации необычайно усложняют поэтический мир стихотворения Клинга) интуитивная или сознательная – перекличка с поэзией Георга Тракля, с его «Снами Себастъяна» и «Гелианом», обогащает рисунок поэтического текста новыми свето-теневыми эффектами.

... в кровавых
текстовых садах многоименного Гомера

мелкий дождь имен,
черный, как зерна мака
Т. Клинг  «Маковник» (пер. Б. Замеса и С. Бирюкова)

И последний автор, на котором хотелось бы чуть более подробно остановиться, – это Вальтер Тюмлер: переводчик, поэт и теолог. В 1990 году он издал по-немецки обширную антологию современной русской поэзии. Его собственное поэтическое высказывание сосредоточенно на малой форме, где становится значимым каждое слово; и именно драгоценность каждого слова, неотменимость его звуко-смысла создает в лирике Тюмлера даже не медитативный, а некий молитвенный настрой. Стихотворения его как иероглифы–знаки провоцируют читателя на такую же – как у автора – событийность каждого звучащего здесь-и-сейчас слова.

быть ли мне человеком Раз-
даривать драгоценное время И не
сходить с лестницы деревянной не
козырять отвагой верность
отбросив С пугливым 
животного взглядом 
В. Тюмлер  (пер. Г. Айги-Куборской)

Необходимо еще сказать о том, что антология вышла в рамках Федеральной целевой программы ''Культура России'' и при поддержке Немецкого культурного центра имени Гёте.

В конце сентября (а именно – с 27 сентября по 1 октября) в Москве будет проходить Международный Биеннале поэтов – и несколько немецких авторов, представленных в антологии «Диапазон», приедут в Москву, что, думается, станет важным событием и в диалоге культур, и в поэтической жизни современной России.


1. – цитата из стихотворения Елены Кацюбы «Азбука»

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я