сегодня: 22/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 10/06/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Создан для блаженства (под редакцией Льва Пирогова)

Поучения

Дмитрий Горчев (10/06/05)

Об обществе потребления

Купленный в шведском гастрономе сахар оказался очень несладким (обычно я кладу в чашку две ложки, а этого нужно три с половиной), что навело меня на размышления о буржуазном обществе потребления.

Единственная задача консумеристского общества, как известно, состоит в том, чтобы впаривать людям как можно больше (чаще всего совершенно ненужных) продуктов. Для этого необходимо лишить даже нужные продукты тех свойств, из-за которых их, собственно, и потребляют: сахар должен быть несладкий, соль несолёная, горчица пресная, а масло немасляное (всё это втюхивается под видом «здорового образа жизни»). Хороший пример – бигмак из макдональца: вроде бы предполагается, что это булка с котлетой и овощами, но на самом деле булка и котлета сделаны из одного и того же картона, салат и помидоры выращены на физрастворе и всё это полито безвкусной горчицей и синтетическим майонезом. Понятно, что пищевая ценность такого блюда такая же, как у рулона туалетной бумаги: брюхо набить можно, а жрать всё равно хочется. Можно, конечно, съесть пять или десять бигмаков (ведро воды, как известно, заменяет стакан сметаны), но тогда человек становится очень жирным. И это хорошо! Потому что тогда он платит огромные деньги за то, чтобы похудеть.

Ну или можно не есть десять бигмаков, а купить особые добавки, которые делаются из того, что не положили в бигмаки, типа гербалайф или витамины. Но всем известно, что в биодобавки и витамины добавляют наркотики, чтобы человек один раз их попробовал и потом уже не мог без них жить. Это дело, кстати, очень давно изобрели поляки – они под видом безобидных капель от насморка «галазолин» продавали сильнейший наркотик. Я знал нескольких женщин, которые без этого галазолина даже не могли выйти из дома, а некоторые, говорят, умирали, если вовремя его не употребляли.

Кроме того, от негодной пищи у людей развивается множество болезней, которые нужно лечить дорогостоящими лекарствами. А они, как известно, помогая, например, от печени, разрушают при этом селезёнку, а от лекарства от селезёнки немедленно пропадает эрекция.

О мясорубках

Главная проблема того фальшивого капитализма, который понастроили во многих районах Москвы и чуть меньше в Ленинграде, – это отсутствие или совершенно нелепая дороговизна самых простых предметов. Я однажды два месяца искал по всем магазинам простую обычную поварёшку – фиг! Есть набор из шести предметов драгоценного нержавеющего металла. Так и не нашёл – купил пластмассовую какую-то фигню французского производства за двести рублей (надо же чем-то черпать борщ из кастрюли). За простым чугунным казаном надо ехать на блошиный рынок возле метро Удельная, а в том, что продают в магазине, – это пускай они сами себе варят.

Обычную механическую мясорубку я искал полгода, пока Житинский не купил её, наконец, в Финляндии за сумасшедшие какие-то евры, причём, при распечатывании очень красивой финской коробки оказалось, что сделана она в Китае (это почти всегда так бывает). Чудовищное это изделие китайского военпрома отлито из цельного куска губчатого чугуна и весит килограммов восемь. А мясо мелет очень посредственно.

Так что когда я увидел на центральном Ростовском рынке армянина, торгующего простыми алюминиевыми мясорубками советского ещё производства, я немедленно купил у него мясорубку за двести рублей и стал до такой степени счастливый, что нас с Кошкиным тут же остановила милиция для проверки наличия у нас папирос беломор.

О чистоплотности

Вот надумает иной достойный человек посрать в чистом поле, спустит уж было штаны и усядется гордо орлом. Но охватит вдруг его беспокойство: а не сидит ли на том же самом поле совсем другого полёта птица – человек без совести, чести и принципов, стервятник и падальщик? Пристало ли почтенному человеку, ничем вовеки себя не замаравшему, даже и срать с таким на одном поле?

Вскочит достойный человек, оглядит окрестности зорко: нет никого. Но это ни о чём ещё не свидетельствует: отчего же не видны вокруг другие достойные лица? Может быть, чем-либо опозорено уже это поле? Не иначе, что сам тот, чьё имя нельзя даже произнести среди приличных людей, приходил сюда и насрал кучу в самой середине! Или завтра же придёт и насрёт. Как покажешься тогда в приличном обществе?

Скрепляет тогда себя достойный человек, натягивает обратно штаны и идёт искать другое поле, на котором сидел бы безусловно беспорочный человек, не только ни разу не подавший руки негодяю, но и не дышавший с ним одним даже воздухом. Но нет нигде такого места! Пусть и раскинулись поля во все стороны, но они все либо безлюдны, либо расселись на них люди сомнительных нравственных качеств, а приличные граждане проходят всё поодаль, кивая благосклонно достойному человеку, но близко всё же не приближаясь.

И понимает тогда он, наконец, самую главную мудрость нашего времени, заключающуюся в том, что в подлый и развращённый наш век, когда все кругом за редчайшим исключением скоты, подлецы и мерзавцы, единственное, куда и остаётся посрать человеку, не желающему ничем себя запятнать – так это только к себе в штаны.

О мракобесии

Вот мне всё же вот что непонятно. Люди, которые десятилетиями показывали отменную непробиваемость любой пропагандой, были вдруг внезапно навеки контужены десятком номеров коротичевского «огонька» и яковлевских «москоу нюз». Если сейчас этим людям сказать, что Сталин и Берия, может быть, всё же не в каждый день съедали по невинному младенцу на завтрак и непорочну деву на ужин, они перестанут с тобой здороваться. Они не считают тяжёлым идиотом человека, который ещё в чине президента СССР снимался в рекламе пиццы-хат. У них на глазах суетливые люди с бегающими глазами рассовали по карманам огромную страну, но они всё равно ходят с самодельными плакатиками к мещанскому суду. Они получают всё те же советские сто сорок рублей, но считают, что феррари на большой пушкарской – это движение в сторону свободы и почитают за главного гуманиста двадцатого века человека, придумавшего нейтронную бомбу.

Нет, ничего не понимаю.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я