сегодня: 17/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 17/05/2005

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

за Границей №2
Вечная тошнота

Маруся Климова (17/05/05)

После завершения очередной книжной ярмарки, посвященной России, вопреки ожиданиям, не наблюдается особенного всплеска интереса к литературе нашей далекой и загадочной страны. Критических отзывов на переведенные с русского книги очень мало, да и все они какие-то вялые, не говоря о том, что и покупают эти книги без особого энтузиазма. Как говорится, выполнили правительственную программу, и забыли. Французы по-прежнему отдают предпочтение англоязычной литературе (не говоря, конечно, о своей собственной).

В этом году в Париже начал выходить новый ежеквартальный журнал «Перебежчик», посвященный исключительно иностранной литературе (опять же, в основном, англо-американской), к тому же в каждом номере регулярно перепечатывается одна статья из литературного приложения к газете «Таймс». В качестве спонсора издания выступил один из американских кино-магнатов, пожелавший на данный момент остаться неизвестным. Главный редактор, а также один из основателей журнала Винсен Жори считает, что в основе создания подобного издания – типично французское стремление вобрать в себя всю мировую культуру. Почти как Поль Валери, который говорил: «Основная особенность французов заключается в том, что каждый из них хочет считать себя универсальным человеком, и к тому же, верит в то, что он таковым является.» Семья Винсана Жори родом из Бостона, его дедушка был американцем и с детства воспитал в нем любовь к американской литературе, хотя сам Жори родился в Париже в 1975 году. Теперь главная его задача – понять и проанализировать современные иностранные романы, переведенные на французский язык, через призму критики, интервью, портретов… и общие обзоры литературы этой страны (Китай, Польша, Англия…) или же самого автора. Редакция «Перебежчика» состоит из довольно-таки молодых философов, лингвистов, историков, и непосредственно писателей. Очевидно, этот журнал будет представлять собой нечто вроде нашей «Иностранной литературы», но гораздо более скромное, лишенное свойственных отечественным изданиям размаха и претензии на всеохватность.

Заметным явлением нынешнего года стало появление в издательстве Лео Шера злобного памфлета под названием «Здравствуйте… Жан Бодрийяр!» и с многозначительным подзаголовком: «Бодрийяр без симулякров». В этой книге некий Фома Флориан (кто скрывается под этим интригующим псевдонимом, остается пока только гадать), цитируя Бодрийара, пытается обвинить последнего чуть ли не в фашизме. Проанализировав некоторые высказывания Бодрийара, он делает заключение, что тот выступает против «гомосексуалистов» и принесенного ими «СПИДа», против «неполноценных дебилов» и «даунов», с которыми «общество продолжает заигрывать», против феминисток, против космополитов и исламистов... Мало того, Бодрийяр разделяет и понимает ностальгию общества по фашизму и «массовому террору», требует улучшить работу полиции, ужесточить контроль за поведением учащихся в школе, отказаться от современной архитектуры и бережнее относиться к историческому наследию предков: в том же Париже, например. Короче, Бодрийяр тихой сапой пытается вывести некую новую концепцию «национальной политической корректности».

В парижских литературных кругах сейчас все чаще приходится слышать о появлении некой новой разновидности феминизма – «зоологической» – в то время как раньше существовало множество других вариантов: прогрессивный, религиозный, атеистический и т.п. Американский писатель Десмонд Моррис в своей книге «Голая женщина» (до этого вышла «Голая обезьяна»), переведенной на французский в издательстве Кальман-Леви, предлагает читателям нечто вроде манифеста. По мнению автора все очень просто: долгие сражения «человеческих самок» привели лишь к утверждению их анатомических достоинств и к признанию «равенства, изначально дарованного им в ходе эволюции». Выявляя биологические и социокультурные предпосылки, Моррис прослеживает изменения женского тела, совершившиеся с первобытнообщинных времен. Причем делает он это тщательно и со знанием дела, исследуя «самок» с головы до ног: сперва эмансипация талии и соска, затем войны вокруг волос на лобке, затем мучительное освобождение ноги, долгое время подвергавшейся пыткам.

Приветствуя и одобряя эти значительные «достижения», 76-летний зоолог приходит к выводу: «Можно было бы надеяться на то, что в эру пост-феминизма мужчины наконец начнут выбирать себе спутниц, исходя из их личных качеств, а не только в зависимости от формы и размера их груди, но такое случается нечасто.»

Французские феминистки уже объявили бойкот данному изданию, однако у Морриса появляется все больше тайных поклонников.

Еще одним существенным литературным событием этой весны стало появление в издательстве Галлимар в серии «Плеяда» первого тома собрания сочинений Жоржа Батая, включивший в себя его романы и рассказы. Значимость этого события главным образом заключается в том, что в течение двадцати последних лет публиковалось огромное количество научных исследований, посвященных творчеству Батая, в которых, в основном, восхвалялись его теоретические эссе и стыдливо замалчивались художественные произведения. Можно сказать, что желание Батая писать так, чтобы «быть исторгнутым» из «однородной группы себе подобных» и, более того, «быть выблеванным ими» в свое время исполнилось в полной мере. Но зато теперь эти скандальные произведения безо всяких купюр, тщательно откомментированные и предваренные предисловием Дени Олье, опубликованы в «Плеяде», что, безусловно, означает признание Батая классиком французской литературы и, одновременно, полное его оправдание.

И конечно же, в этом году исполняется сто лет со дня рождения и двадцать пять лет со дня смерти Жана-Поля Сартра, в связи с чем в Национальной библиотеке открылась огромная выставка, посвященная творчеству этого писателя-философа. На выставке, помимо прижизненных изданий его произведений, представлены горы рукописей, истертые кожаные записные книжки, пачки писем, некоторые написаны в кафе «Coupole» или «Dome», на террасах которых Сартр так любил проводить время. Выставка продлится полгода – самая длительная за все время существования библиотеки. Здесь же небольшая папочка с рукописью «Тошноты», которую Сартр первоначально собирался назвать «Меланхолия» в память о гравюре Албрехта Дюрера, датированной 1514 годом, но это название было отвергнуто Гастоном Галлимаром. Далее тетрадь с редакторской правкой к «Словам» – автобиографическому роману, вышедшему в свет в 1963 году и увенчанному Нобелевской премией по литературе, от которой Сартр отказался.

Философ Петер Слотердайк пишет в связи с юбилеем: «Сартр остается властителем дум, придерживающимся убеждения, что между небом и землей нет ничего, и это сложно опровергнуть. Проникнувшись этим определением, понятно, почему современная мысль не может просто так идти вперед по пути Сартра. В романе отрицания открыта новая глава. На первых страницах встречаются концепты, о которых великий учитель свободы не может сказать ничего нового: экосистемы, сети, множества, атмосферы, кибермеханизм. Основные термины «постсартровской эры» это не революция, но возникновение, не отказ, но привязанность и трансформация. Современная наука рассталась с сартровской идеологией немого и абсурдного мира. Теперь мы знаем, что говорить умеет всё, и мы даже в состоянии это услышать, если прервем монолог аутистов. Чистая совесть слилась со спокойным мерцанием жидкокристаллических мониторов. Вещи и люди образуют новые сообщества, находящиеся над буржуазией и пролетариатом. Уже давно общество живых лишило критиков права слова. Более того, само потребление стало критикой и уничтожением вещей. Единственное, что до сих пор продолжается и закончится не скоро - это тошнота.»

Тем временем в парижской галерее Анн де Вильпуа недавно открылась выставка скульптур и образцов мебели (среди которых были представлены такие шедевры как «Жирный автомобиль», «Жирный дом») австрийского фотографа и скульптора Эрвина Вурма, недавно создавшего новые серии скульптурных работ под названием «Скульптура за одну минуту” и «Инструкции - Как быть политически некорректным» (одна из работ – «Два способа пронести бомбу»), которые, по словам искусствоведов, являются вполне естественной реакцией творческой личности на извращенный и зыбкий контекст, в котором приходится существовать людям. К слову сказать, Эрвин Вурм в своих каталогах и на выставках предлагает каждому посетителю стать обладателем оригинального произведения всего за сто долларов. Достаточно точно выполнить его инструкции (которые он прилагает к своей серии работ «Сделай сам») по созданию художественного произведения и сфотографировать процесс или же часть процесса, затем послать фотографию на домашний адрес скульптора, вложив в конверт сумму в сто долларов. Тогда тот ставит на фотографии свою подпись и отсылает ее обратно адресату, превращая таким образом простую картинку в произведение искусства – по крайней мере, сам Вурм в этом совершенно убежден.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я