сегодня: 25/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 12/11/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Бумеранг не вернется:
Хромой, Проникновенный

Евгений Иz (12/11/04)

Не так давно я услышал фразу, сказанную в одном из выпусков телепрограммы «О.С.П.» ведущим Белоголовзнером: «Сегодня речь пойдет о том, что необычайно взволновало меня, а значит – и всех вас». Гениальность фразы достойна отдельного углубленного исследования. Пока же я хочу применить ее к последнему роману Фредерика Бегбедера «Windows on the World». Поскольку роман этот в переводе Ирины Стаф уже публиковался в сентябрьском номере «Иностранной литературы» за 2004г, и поскольку «Иностранкой» были изданы в виде книг предыдущие романы французского товарища – новый роман скоро украсит собой пространства книжных магазинов. Не могу не вспомнить и о том, что в 2001г читателями «ИЛ» Бегбедер был признан наихудшим автором года. Кроме того, хорошо известно, насколько романы Бегбедера популярны у нашей провинциальной молодежи (прости, Киев, но это и ты тоже, увы). Кажется, Бегбедер взял от прежних поколений французских литераторов все самые никчемные сопли, а от своих ровесников – все липкие ухватки. Но такие мане(в)ры – не редкость. На нашей почве первейший сородич бегбедеровой прозе – романист-журналист Стогоff. Тоже популярный. С таким же гламурным бунтом. Так что, несмотря на наихудшесть-2001, новое творение неунывающего парижского нытика украсило собой все первые 130 страниц «ИноЛитературы», ибо весь сентябрьский номер был посвящен Nine-Eleven и теме международного терроризма.

«Сегодня речь пойдет о том, что необычайно взволновало меня, а значит – и всех вас.» Повторюсь, эта фраза необычайно метко подходит к творчеству Бегбедера, с прозой которого мы уже имели удовольствие познакомиться. Игра на публику и игра на самых противоречивых сторонах действительности – тот стайл, в котором бархатно-скандальный француз не сомневается ни на сантим. «Windows on the World» - название престижного (некогда) ресторана, располагавшегося на 107-м уровне Северной башни WTC в городе Нью-Йорк, что в США, и существовавшего до определенного утра 11 сентября 2001г. В 8.46 утра самолет рейса №11 «Америкен эйрлайнз» врезался между 94-м и 98-м этажами. В ресторане находился 171 человек. Северная башня была атакована первой и рухнула последней – в 10.28. Повествование романа охватывает время длинною час сорок пять минут. Главы расписаны по минутам: авторская рефлексия чередуется с вымышленным репортажем очевидцев-жертв-клиентов ресторана – некоего техасского торговца недвижимостью и пары его сыновей.

Прежде всего, необходимо сразу отметить и не упускать из виду умозрительность Бегбедера и его стратегию держать злободневную руку на пульсе времени. В авторских главах он непрестанно признается, что кроме как о трагедии 9/11 в данное время писать просто не о чем: «мне было абсолютно неинтересно говорить о чем-то другом. О чем еще писать? Единственно интересные сюжеты – это сюжеты табуированные». Тем не менее, даже признавшись в том, что трагедия 11 сентября послужила для его романа (названного так же, как и исчезнувший ресторан) «костылем», - в чем при чтении текста не возникает ни малейшего сомнения, - Бегбедер вовсю использует и свой прежний костыль, принесший его хромоте славу и деньги на родине. Этот костыль пошл и прост – вываливание личного краха на читателя в форме особой, призывающей к состраданию-соучастию «покаянности». Причем, автору уже нисколько не веришь – его траблы столь же надуманны, как и придуманные им виртуальные жертвы Северной башни. Я имею в виду, что то, как Там было На Самом Деле – вряд ли долг фантазий мёсье Бегбедера, какие бы ужасы он ни пытался описать. Да, его второй костыль уже опробирован: герой-писатель пишет роман о рухнувших башнях-близнецах, в то время как его бросила его очередная невеста, и это воистину крах всей вселенной, мы с замиранием сердца, с пеной в уголках губ должны болеть, переживать горе автора, столь лукаво растиражированное в соусе размышлений о терроризме, о франко-американских отношениях, о глобализме, о гендерных тупиках и поколенческих фантазмах. Отвратнейшая смесь журналистского расследования и сексуально-окрашенной (хотя и блекло) франко-прозы. Первое, что приходит на ум при прочтении менее, чем половины романа – Бегбедер возжелал славы М.Уэльбека. На все 100%, как это ни смешно. Для этого, прихватив кучу эпиграфов, от Курта Кобейна с Мерилин Мэнсоном до Уолта Уитмена и Вуди Аллена, товарищь бунтарь описывает трагическую и красивую смерть отца и двух сыновей в ловушке на 107-м уровне, попутно сам лично приезжает в Штаты полтора года спустя после атаки «боингов» с тем, чтобы описать свои впечатления от города и горожан. Личная история притянута за уши. Не знаю, правда ли то, что предки Бегбедера по одной линии – американцы, а именно – ветвь от борца за независимость Амоса Уилера. Но плаксиво-глубокомысленные всхлипы бегбедеровой мысли мечутся между скандальными для французов интенциями по поводу великолепия Америки и нелицеприятными для американцев ментальными наворотами «вольной французской мысли». Не забудем, что много места в романе уделено личной жизни автора и конкретно – Проблеме Ухода от Него Невесты. О-ла-ла!

Ну не душка ли? В главе «9 часов 46 минут», после воспоминаний о своих прошлых романах («99 франков») Бегбедер решается публично выпороть сам себя: здесь следует длинный список самообвинений, от «я потакал своему нарциссизму» и «я обвиняю себя в карьеризме и продажности» до «обвиняю себя в наигранной искренности» и «не способен ни к чему, кроме пошлости». Ну еще «обвиняю себя в том, что мне плевать на все, кроме себя», а также «обвиняю себя в умственном и физическом онанизме». Самобичевания в романе предовольно, столько же, сколько и пошло-банальных сексуальных заметок и описаний.

Таким образом, новый роман Бегбедера, хромой, но проникновенный, вкрадчиво-скандальный и весьма надуманный, на двух проверенных костылях выруливает на международный рынок. Эксгибиционизм автора, впрочем, более коммерчески оправдан, чем претенциозен. Фальшивость тоскливой ноты (напиваться в барах отелей и в длинном романтическом пальто бегать вдоль улиц в Париже и NYC) камуфлирована обилием справочной информации, касающейся атаки на WTC и последовавших событий. Самоирония («Бегбедер несчастный») и росписи в собственной банальности – отчего-то не подкупают. Кажется, что рекламный спекулянт от литературы выбрал себе самую патетическую тему – жаровня для людей в хрупком небоскребе. А прикрылся метафорой: мол, он тоже оставляет за собой одни руины в жизни, институт семьи разрушен не без его участия, руины его привлекают, он с рухнувшими близнецами – ровесник, рушится эпоха его поколения и т.д.. Попутно можно похвастаться своим знакомством с живущим в Нью-Йорке стареньким Роб-Грие, вспомнить минуты собственной славы на «Canal+», упомянуть вскользь о неповторимости своих предыдущих книг, описать юношеские сексуальные обломы. В дело пойдет все – лишь бы отождествиться у масс с небывалой катастрофой цивилизации, произошедшей в 2001 году. Самое интересное, что Бегбедер, попутно сомневаясь «вслух» в ценности своих литературных трудов, продолжает писать, хромая на обе ноги, лья постэкзистенциальные сопли, прося прощения у родных и близких, НО – продолжая писать всё то же свое попсовое самовлюбленное полотно. И когда он описывает горелое мясо, оторванные руки и ноги, вплавленные в металл и пластик, фонтаны крови и полеты с сыновьями с верхнего этажа, а сам при этом настойчиво и рассчитанно бьет на жалость именно к себе и своим тривиальным проблемам – становится мерзковато.

Однако, как бы ни был мерзок Бегбедер с его «Windows on the World», срабатывает особый магнетизм информации, которой немало и которая достаточно разнородна, чтобы читательский мозг развивал собственную интерпретацию. В конце концов, я признаю, что финал романа автор вытянул. Уж слишком трагично то, что произошло с людьми, совершенно к произошедшему не готовыми (даже в параноидальных фобиях). И если в середине романа авторская «вода» начинает надоедать и напрягать своей пресной надуманностью, то последние три-четыре главы дотягивают до определенного «катарсиса». Впечатление все равно остается двойственное. С одной стороны – катарсис, с другой – отчетливое видение того, как этот катарсис строился, на чем и используя какие «льготы». Очень тоскливый по своей внутренней ноте этот Бегбедер, гораздо безысходнее Уэльбека, и гораздо его же попсовее. Французская литература способна порождать таких мутантов – буржуазных, брызжущих левизной, гламурных, заставляющих вас оплачивать свое моральное помрачение с их продукцией на руках. Они выходят из воды сухими: на страницах романа они успели признаться во всех своих грехах, покаяться, сами себя выпороть и попросить прощения на несколько раз вперед, если что. Вот они стоят, обняв одной клубной рукой Селина, другой гламурной рукой Камю – на превосходно подделанном фотомонтаже, на обложке модного журнала, на презентации с VIP-ами, полуутопшими в шампанском. Востроглазые парижские гаррипоттеры. Умеющие писать так, что комок таки подступает к горлу. И не умеющие избавить ни себя, ни читателей от собственной эгоманиакально-ушлой прихватистости.

Если и читать «Windows on the World», то лишь памятуя о неизлечимом мутантизме Бегбедера. Он тоже хочет как лучше. Но вряд ли когда-нибудь сможет. Не тот багаж за спиной, не то сердце в груди… Пардон.

И все же, это, вероятно, лучший из романов Бегбедера, скомпонованный им на пике своего фиглярства, на 40-летнем рубеже жизнеделания.

Что же до приведенной мной фразы Белоголовзнера из «О.С.П.», то она относится к практически любому общественно-значимому высказыванию нашего времени, и особенно хорошо описывает литературный мир и миф, с его копирующими примитивные рок-культы идолами и фанами. Но это уже – проблема масс-медиа, гештальт инфо-среды, поведенческая социо-матрица. И это настолько же грустно, насколько смешно.

«Я пуст; мне хочется размозжить себе голову, трахаться до посинения и читать книжки еще хуже моих. Только чтобы забыть, что у меня вовсе нет прошлого, и я пустозвон.»

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я