сегодня: 24/02/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 11/10/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Истории нынешнего года

Роман Ромов (11/10/04)

Космическая Руанда

Команда мастеров "Локомотив" (Бологое)
Приобрела короля руандийского футбола.
Зовут его, как слона, - Адебое,
А фамилия шимпанзиная - Бабалола.

Он гений дриблинга, кудесник продольного паса.
С одного удара забивает два гола сразу.

Кельты исчезли в подъездах пятиэтажек.
Клуб уверенно шествует по турнирной таблице,
А в недавнем кубковом матче даже
Разгромил маститых одноклубников из столицы.

В газетах пишут - Адебоэ трудится безупречно,
А на досуге лепит глиняных человечков.

Не просчитал никто запасных вариантов
(Мы вообще с беспечностью смотрим в завтра),
А ведь он - супервайзер проекта "Космическая Руанда",
Начальник отряда глиняных космонавтов.

Ночами они работают на грани фола
Под началом майора небесных войск Бабалолы.

Бологое - обратная сторона Руанды,
Место для бесплотного космодрома.
Здесь легионер и его команда
Готовят побег из торжествующего содома.

И вот, наконец, пришла майору шифровка: 
Ракету на старт, душу наизготовку!

С первой ступенью рухнули школы и магазины,
Со второю - все жилые дома в районе,
С третьей - вокзал, гостиница и завод "Строммашина".
Космонавты умчались к звёздам на стадионе.

Адебоэ уже в раю - сообщает ведомство пропаганды, -
Совершенно белый, как все мертвецы Руанды.

Теперь он владыка населения Бологого,
Вяло бродящего в африканских кущах.
Как полагается - чёрного, неживого,
Опухшего от голода и покрытого лишаем стригущим.

9 августа

Двадцать пятый элемент

В девять вечера на могиле Циолковского
Собираются продвинутые студенты
Факультета технико-философского  -
Открыватели двадцать пятого элемента.

И это вовсе не марганец обыденный,
Это общества потребления тайна,
Орудие господства над истиной,
Разящий меч корпораций транснациональных.

Товар делится на двадцать четыре части,
Не важно - пицца или Хёндай Элантра.
Каждая часть - это кусочек счастья,
Жизни упоительно элегантной.

Но есть ещё одна часть незримая,
В рамках дьявольского проекта.
Через неё узурпаторы одержимые
Осуществляют индоктринацию субъекта.

Типа, купил шампуня душистого,
Чтоб от перхоти, наконец, излечиться,
И словил внутреннего фашиста -
Он, как вошь, в уму копошится.

Отягощённые этим знанием,
Студенты бегают трусцой по парку,
Распространяют листовки радикальные.
Но листовки здесь - как мёртвому припарки.

Колодец есть за посёлком Левтолстое,
Лощиною сначала, и километра лесом.
Окунут дурака, бетон с мозгов смоют -
Не будет к химерам лишнего интереса.

8 сентября

Стихи Владимира Путина

Радио сообщает: Владимир Путин выехал в город Владимир+

С. Бражникова

На заповедном аэродроме
Четыре самолёта стоят позолоченные.
Лётчики дремлют бездыханные, будто в коме,
А по крыльям будущее напророчено.

Первого лётчика зовут Анатолий.
Сядешь к нему - полетишь туда,
Где беcсонниц нету и головной боли,
Где лупоглазая цветёт ерунда.

Второго лётчика звать Вячеславом.
Он летит в сторону непрерывной победы.
Штурвал его -  это дракон двуглавый,
Стремящийся по чужому следу.

Третьего лётчика звать Олегом.
Он живёт в ужасе и летит от страха.
Его полёт  -  род бесконечного бега,
В котором верх берёт черепаха.

Четвёртого лётчика звать Андреем.
Его самолёт, в сущности, - обман зрения.
Птичка-синичка это, девочка тонкошея, 
С ветки на ветку несущая тельце бренное.

Радио сообщает:
В Можайском районе высадились парашютисты с рогами.
Первые лица государства напоили их чаем,
Накормили сладкими пирогами.
Сказали, такие дела.
Звёздочка упала, жизнь мимо прошла.

21 июня

Случай в метро

Человек без особых примет, менеджер среднего, по сути, звена,
Удручённо рассматривал школьницу, качавшуюся напротив.
Она листала мятую книгу некоего Гамсуна
И блестела полосками разрешённой к демонстрации плоти.

Он глядел в её неглубокий, с бусинкою, пупок
На протяжении трёх с половиною перегонов.
Понял вдруг, что это капкан, но выкарабкаться не смог.
Им овладела апатия, он вошёл туда отрешённо.

Лучи нетварного света выжгли его дотла,
В подновлённой душе сделалось празднично и уютно.
Все его безобразия обрели пупырчатые тела
И выскочили наружу на станции малолюдной.

Он пел слова незнакомые, сладкие, наугад,  
Осмысленный, безмятежный, от умиления плачущий.
А школьница с книгой уехала в город Калининград.
Если болшевские не зассут, вечером ей порежут живот на махаче.

14 июля

Рэп

Надену валенки на резине чёрной,
Из тёплой овчины головной убор
И с песней неимоверно задорной
Пойду в сетевой универсам Рамстор. 

Туда, где снежок бесполезный выпал,
Где пар густой стоит поутру.
Туда, где к стене рифлёной прибито
Ненасытное кенгуру. 

Там сыр с чесноком, рядом - сыр с луком,
Кер де шэвр, валансэ, камамбер,
Сыр-идиот, сыр просто глупый,
сыр-бедняк, сыр-миллионер. 

Куплю голову тёмного сыра,
Вернусь домой, запрусь под арест,
Будем спорить с ним, два полярных мира,
Кто кого в результате съест.

10 июня

Ещё про еду

Творог розовый, звать Алисой,
Чай крупнолистовой Ахмат
И пышный хлеб Николай Борисыч
Входят ко мне, когда невинные спят.

В трусах узорчатых Алиса-распутница
На кухне листает журнал Vogue-l'Officiel,
Ахмат-чурка по гостиной крутится
Кошками за хвосты в карусель.

Борисыч мечется по тёмной спальне.  
Спальня тёмная, а в душе темней.
Я будто в квартире заперт коммунальной,
Не то квартира заперта во мне.

Кто им дал имена человечьи?
Что ещё за изверг такой?
Я маюсь завтраком, как увечьем.
Может, в обеде обрету покой.

5 июля

Про озеро Святое

На улице Розы улице Люксембург
Жила себе девочка Потапова Алевтина.
Жил дед по нелепому прозвищу Демиург,
Ещё жила кошка без прозвища и коза Скотина.

Раз Алевтина с дедом купаться пошли
На озеро Святое, потому что им душно стало.
Дед, кувыркаясь, водичкой плескал вдали,
А девочка грелась в песке и фантик читала.

Сморило девочку солнышко, утащило вниз,
И вот она будто на самом дне очутилась.
Кругом сосны навалены, корнями переплелись,
А посередь - часовня, укромна как Божья милость.

Из окон сквозь воду льётся свет неразъят.
Глядит девочка внутрь, и видит деда.  
Дед с Николай Угодником на коленях стоят,
Про Алевтину с Богом ведут беседу.

Вечером дед и девочка играли в лото,
За ними кошка следила вполоборота.
А в Святом озере не купался больше никто,
Потому что озеро укрыло себя болотом.

18 мая

Аничка

Пробуют ладонями орех, 
Морщатся, под музыку колдуют. 
Аничка, закрывшись ото всех, 
Уезжает в дырку потайную. 

Вот она идёт наоборот 
По обитым сталью катакомбам 
И слепыми пальчиками рвёт 
С прошлого бесчисленные пломбы 

У дверей пресветлые сваты 
Лепестки с подошв ее сметают, 
В шаге от назначенной черты 
Ей чужие слёзы утирают. 

Смысл её, беспечно-голубой, 
Нарядят к чудесному застолью. 
Остальное   выхлопнет трубой, 
А потом осыплется в подполье. 

С глупой цифрой черный мармелад 
Остывает в угольном болотце. 
Мертвые рыдают наугад, 
А над ними -  Аничка смеется

8 октября 2000 года

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я