сегодня: 20/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 01/10/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Онтологические прогулки

Массовая контркультура и контркультура масс

Сергей Малашенок (01/10/04)

Существует ли массовая контркультура? А если существует, то что это такое?

Случилось это одновременно, и, видимо, одно без другого произойти не могло. «Закат Европы» и «восстание масс», возвышение толпы. После первой мировой войны, когда миллионы этих самых восставших зачем-то были убиты на Сомме, на Марне, и под Верденом, и ничего не изменилось, то не появиться, и не утвердиться в массовом сознании эта формула не могла: «Умирать не за что!»

Формулу «открыли» интеллектуалы, но миллионам она пришлась по вкусу. Прощай оружие! — с этим согласилось большинство, и особенно с этим согласились формальные победители. Экзистенциализм и был философией той пирровой победы, породившей соответствующую европейскую контркультуру, которая, разумеется, не была массовой. Она была лишь душой мяса, интеллектуальной упаковкой принципа удовольствия, убежденности в «умирать не за что».

Мюнхенский сговор был философски подготовленным предательством. Невольно. Сартр и Камю не могли, думается, не чувствовать ответственности за «мир», привезенный из Мюнхена Чемберленом и Даладье.

В конце концов, им, Сартру и Камю ничего не осталось, как отречься от самих себя, и вступить в ряды сопротивления нацистам, то есть, противодействовать людям, которые, в сущности, в массовом порядке «врубились» в ложь буржуазной морали, стали теми, кто не желает «лгать» не только самим себе, но и в угоду даже политике, что и означало неизбежность новой войны без правил. Немецкая неложь тридцатых годов не означала, конечно, погружения народа Германии в бездну экзистенциального отчаяния. Это было оставлено дуракам. Неложь открывала пути новой свободы, развязывала руки, и убеждала: нет ничего невозможного. Надо только покончить с цепями старых европейских предрассудков, надо посметь. И они посмели.

Гитлеровская Германия явилась страной массовой контркультуры, и вскоре многие в мире поняли: воевать (а значит и умирать) есть за что. Да все за то же. За справедливость, за разумное, доброе, вечное. За березки. За Лорку. За Гюго, Шекспира и Пушкина, в том числе. Почему бы и нет?

Разумеется, ни Гитлеру, ни Геббельсу не было никакой необходимости хотя бы вкратце знакомить население Германии с историей духовного кризиса Европы. Ни к чему было бы издавать, скажем, краткий курс сартровского «негуманизма», и тем более незачем было публиковать какую-нибудь частную историю мировой литературы, объявлявшей Гейне — «пидером», а Толстого «мудаком». Дело в том, что немецкий человек толпы, лишь исторически недавно в массе научившийся грамоте, и сам, в глубине души, так именно и думал. Подозревал. Массовая контркультура фашизма опиралась на ту контркультуру масс (а вернее, толп), признаки которой были исчерпывающе описаны Ортегой-И-Гассетом в уже упоминавшейся книге «Восстание масс». Вкратце эти признаки таковы. Ни за что не благодарить. Всюду лезть с насилием. Не признавать ничего высшего.

Как видим, эти же признаки характерны для творчества и некоторых наших, современных и доморощенных мастеров авангарда, воображающих, что их роскошное презрение есть нечто новое, и утонченное, и... безобидное, потому что ведь понарошку. Однако, по моему глубокому убеждению, понарошку, или нет, а публичное оскорбление, скажем, Пушкина, под видом отмены мещанских клише есть не столько эта самая отмена, сколько комплимент человеку толпы, провоцирование в нем готового судить и приговаривать раба, и более того, оправдание, приготовление возможного грядущего предательства, мол: «умирать не за что».

А вот это по-прежнему вопрос. Не случайно, начиная со второй мировой войны, все вероятные и действительные противники упирали, и упирают на свою всемирность. И нацисты, и большевики, и евро-американцы, и вот еще исламисты теперь, все они иначе как «в мировом масштабе» себя, и свои победы не мыслили, и не мыслят. Это понятно, ведь только всемирная победа может легализовать, и безнаказанно утвердить эту несомненно притягательную для многих и во многих отношениях формулу «умирать не за что», и одновременно обезвредить ее, поскольку в руках противника она является опасным, самым, пожалуй, опасным оружием.

Итак, контркультура масс является основанием возможного торжества массовой контркультуры. С вытекающими последствиями. Об этом надо бы помнить, чтобы не запутаться, не перепутать аристократизм с чем-то ему противоположным, основываясь в своем выборе только на степени всемирности того, или иного заблуждения.



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я