сегодня: 24/02/2020 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 03/08/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Пробник

Дмитрий Голынко (03/08/04)


Наденька: тревожный звоночек

под насыпью во рву лежит, собой вышла
еще молодая, верх от купальника снят, загорает
косится на некрасивых детей в запруде
плещущихся, в двухстах метрах от новостроек

где она и живет, вдвоем с матерью, в распашонке
матери под шестьдесят, она поздний ребенок
заведенный от одиночества, из мести сильному полу
проявившему слабость, ей неприятно думать

о необязательном выбросе чьей-то спермы
приведшем к ее зачатью, состоявшемуся там же
в их квартире до перестановки мебели, ее
передергивает, когда три ражих, лет девяти

карапуза пялятся на два расплывшихся
крупных, коричневатых ее соска, мучаясь
не желаньем, чисто анатомическим интересом
лет через двадцать такие ж им целовать придется

у своих благоверных, помышляя о малолетках
жуткие гондоны, про себя кипятится, глядя
на поджарых, в плавках китайских, людей с кавказа
взявших себе разливное в пивной палатке

переносной и теперь гогочущих что есть мочи
треплет ветер промасленный край тента
над лотком с хот-догами, покорно их уплетая
покупатели вызывают желание подавиться

такой покорностью, проблемы с водоснабженьем
и подачей горячей воды дают знать о себе, тянет
регулярно расчесывать спину, ей не удержаться
от прилипчивого движения, вся округа

празднует окончанье рабочей недели, в субботу
и воскресенье предвидится дождь, облачность
переменную синоптики обещали, пока солнце
ее плоский живот касается ворса подстилки

с трудом отстиранной, когда ей только тринадцать
стукнуло, ее склеил сорокалетний очкарик
на выходе с парка, ее взрослые дяди
нередко кадрили, чем-то этот привлек, что надо

произошло в его холостяцкой берлоге, стерлись
детали, пронзаемая ледяной, отчуждаемой
болью, с непривычки ежась и морщась
бедра растерянно затекли, секс она восприняла за

удобнейший способ себя растоптать, расставить
все комплексы по местам, вываляться в
помоях, себя протестами не замарав, отпаивал
ее коньячком, два часа после ее подмывало

над собой что-нибудь учинить, что в порядке
вещей, вблизи отряхнулся после купанья
приблудный кобель, долетевшие брызги
редкие, явно с инфекцией, вызвали раздраженье

у нее, визгливо она шуганула псину
подавив искушенье в нее запустить бутылку
пивную, дупло в недолеченном зубе остро
о себе заявило, отвлекая от визуальной помехи

принявшей облик шавки, улепетнувшей только
приближаться начал массивный, широкогрудый
щенок ротвейлера, на ее федеральный номер
пришла смс-ка, удалила ее, не взглянув от

кого, препирались, устроившись поодаль
две санитарки леса, ночами привыкшие работать
на выезде с автострады, он тамадой трудился
в ресторане при загсе, где проводил банкеты

по случаю бракосочетаний, в семнадцать
неполных она отдала ему все, не литота
и не гипербола, пшик получив, комары откуда
с ничем оставшись, так и непонятым, стояла

в очереди за счастьем стойко подобно старушке
за окорочками, привезенными с континента
ей недоступного, ею пользовался без энтузиазма
измором его брала, он снисходительно не давался

в руки, ее натаскал освоить английский
на начальном уровне, за что благодарна
будет по гроб ему, позднее роман с туристом
из Детройта чуть не завершился браком

но разница менталитетов и благоразумье
ее удержали, с ее то ненавистью к чужому
ксенофобией и распиздяйством, куда ей
лежебоке, липкие мысли о безвозвратно

упущенном растекались жирным пломбиром
из вафельного стаканчика, тамаду того звали юрой
или андреем, надо же, тогда его так обожала
произошло вытеснение, обижаться глупо

на лгунишку цыгана, ей насулившего горы
прибыли за пятисотрублевку, центробанка
директор их напечатать перестарался в зените
той смутной эпохи, открывшей поле

невспаханных перспектив, кому-то здорово
обломилось, ей достался шиш, даже меньше
мать годами вкалывала восьмичасовой в собесе
секретаршей, она трубила по десять часов

в бизнес-центре, на подхвате, разницы великой
в их трудоустройстве не наблюдалось, зарплата
у нее поприличней, но сумма, в конверте
выдаваемая, вечно скакала в огромном

диапазоне, а заставят платить налоги
они съедят добрую половину, и вздрагиваешь
от мельчайшего чиха босса из чуркестана
нахмуренного, и с экземой, насущной

стабильности маловато, куревом завоняло
с примесью корюшки, грузный квартиросъемщик
просроченный счет уплатить намереваясь
квитанцию мнет и тискает, так и по ней

прошлась общая гребенка, ее нынешний хахаль
поставлял компьютерное обеспечение
для игорного бизнеса, мотался в Штаты
раз или два в полгода, семьянин примерный

держал ее на стороне, навара особого
здесь не светило, запустили алсу прыщавые
абитуриентки, загоравшие возле, в кино давали
матрицу два, терминатора три, людей в черном

сколько-то, гнусным такой репертуар третичный
она посчитала, безошибочный вкус тут порукой
послужил, привыкнув себя полагать ненужной
ничему, она не заблуждалась, голую правду

в штанишки не обряжала, облагородить
проблематично идиотизм, сопровождавший
ее отношенья с мужчинами, пятью или
шестью, если взять того, из музыкальной школы

репетитора, показал себя не интеллигентней
шпаны, хотя и работник культуры, с дипломом
с ним под мухой сошлась, и не думала о
продолжении, настаивал он с упорством

непрошибаемым, ей пришлось обратиться
к брату подруги, десантнику, разрулить чтоб
нежелательный инцидент, с кислой миной
теперь окидывала взглядом благополучье

неубедительной молодости, ее освободили
социальные нормы от призвания быть покорной
благочестивой, набожной, смиренной, взамен ей
предложили сомнительный карьерный

рост и погоню за радостями секса, как пить дать
обязанными приносить наслажденье, а не зевоту
иль омерзенье, не способная взбунтоваться, деру
дать в мир криминала, денег больших, утешала

себя, колотун, идентификацией с жертвой, любою
увиденной на улице, в сновидении, на экране
ей запомнился фильм, в стеклянную клетку
маньяк девушку поместил, захлебывалась по мере

поступленья туда воды из подвесных кранов
без вентилей, с автоматической подачей
несчастная извивалась, шлепалась так натурально
и неуклюже, вместо жалости солидарность

с жертвою испытала, умиление, дрожь и зависть
наверное, это и есть естественное ощущенье
себя в комфортной среде обитанья, с неба
закапало, погода предательскую шутку

сыграла, заквохтали отдыхающие, подстилка
намокшая стала попахивать чем-то очень
специфическим, проворно ее скатала, бобик
догладывать принялся объедки, в газетный

куль завернутые, метался как полоумный чей-то
трехлетний отпрыск, будто дождем и не пахло
парочка средних лет нежиться продолжала
у примятого кустарника, в бакалейную лавку

надо зайти по дороге, она сообразила
подкупить майонез, изделий колбасных, повидло
для оладий, под ногами чавкнуло неприятно
слизняка раздавила, тревожный звоночек

6 сентября — 17 сентября 2003 года


Катерина: к чему мелочиться

1
за ее описанье возьмись мужчина
отметил бы неподражаемо ровную челку
густые, здоровые волосы, не секутся
медный отлив, позавидовал бы зароастриец
каре безупречно, прямые, рыжие пряди
с охристым оттенком так шли ей к лицу

2
что его слишком плавный, гладкий овал
обрамлен казался лукавым свеченьем
стрижка получилась о’кей сама по себе
костей бросок, она не старалась
если б женщина, опасаясь, ее спутник
заглядится на это смазливое создание

3
увлеклась бы, конкурс, перечисленьем
ее достоинств – иль недостатков
съязвила, на данный момент в отличной
физической форме, но что будет дальше
годков через пять располнеет, в бедрах
раздастся, обретет лишний

4
вес, такова женская солидарность
опасность поправиться ее особенно не
беспокоила, будь полные ноги чуть
подлинней, фигура утратила бы ракурс
привлекательности, маленький рот
небольшие глаза, с бесенком

5
ей придавали сонное выраженье
глуповатое, оттого вызывающе
порочное, общая пухлявость
ее не портила, обеспечивала шарм
и обольстительность, что-то от антигоны
в ней усмотрел бы филолог-классик

6
средних лет, перед сном раздевая
ее мысленно (работа фантазма)
видно, готовность пожертвовать большим
чем она владеет, тут же, на месте
но в жертве есть эгоистичное желанье
не продешевить, прибылью поживиться

7
получить признанье, растратив ненужный
потенциал энергии, сообразил бы
филолог-классик, сжимая мыслью
ее воображаемые (далее части тела)
с родинками иль без оных, власть лупы
происходила она из полной, хорошей семьи

8
отец — директор клуба, большой бизнес
мать — домохозяйка, правит на кухне
она поступила на языковой факультет
коммерческое отделенье, в свои семнадцать
сносно изъяснялась на общедоступном
английском, немецкий хуже давался

9
в учебе не выделялась, но белой вороной
не обзывали, брезгливость перемогая
грызла науки, на вкус жестче резины
юношеский максимализм и парниковый
эффект домашнего воспитанья
ее сделали злюкой, задирою, нелюдимкой

10
в общенье ее преследовали задвиги
серьезные, коммуникативные проблемы
от инфантилизма, задержка, авитаминоз
перемена дурной погоды на худшую
нервотрепку сулили, от нее доставалось
всем, кто под руку попадался

11
не горячую, но направляемую кипучим
ожесточением против, притерпеться
к себе надо уметь, располагала
юностью, этим сегментом рынка
товар не лицензирован, без прав клиентура
повадилась забегать в кафеюшник

12
возле Оперы, в техасском стиле
три ступеньки вниз, голландская стойка
колоритная барменша учтивостью не блещет
но чадолюбива, принципиально не доливая
пиво, ей всегда подавала с верхом
порываясь еще навязать сухарики иль чипсы

13
бельгийские, тридцать грамм, с луком
или креветками, она подбиралась
ближе к динамику, тот орал, заглушая
ее фобии, внутренний монолог, точнее
хор подсознанья, неслаженный, без корифея
ее подростковые джинсы, меньше

14
размера на два, с пестрою бахромою
свитерок таиландский, игриво
оставлявший полоску живота голой
привлекли его интерес, подогретый
изрядным количеством выпитого на приеме
в мэрии неподалеку, его аккредитовали

15
по журналистским делам, он догонял здесь
подсчитывал за и против хорошей ставки
предложенной в глянце, не самом глупом
но и не самом престижном, продажей
своего интеллекта занимаясь лет двадцать
он вроде бы преуспел, оклад приличный

16
машина, спал с моделью, сильно моложе
дачный дом коттеджного типа
присматривал, налицо атрибуты успеха
что-то его не устраивало, заставляло
много пить, пребывать в раздраженье
перманентном, сослуживицы в два раза

17
помладше опережали его в карьерных
вопросах, ноги длинные, конъюнктура
выводить из себя его стали руки пассии
крупноватые, у моделей не редкость
еще совсем недавно его завораживала
пикантная несоразмерность ладоней

18
вытянутых и невесомого тела, реальность
представлялась ему то излишне рыхлым
то больно уж заматерелым объектом
его засосавшим и отшвырнувшим, подоплеку
дискомфорта и талмудисты не растолкуют
адекватно, надо просто пожить в атмосфере

19
материальных благ, недостаточных вечно
и всегда избыточных, особой смелости
отваги ему не понадобилась, уверенно
к ней подсел, она не встревожилась
не встрепенулась, давно поджидала
нечто подобное, коэффициент везенья

20
иль невезучести тотчас же не измерит
и дельфийский оракул, сумбур, царившей
в ее голове, предсказывал мероприятья
триумф, себя обрадовано приструнила
поглядывала барменша на них напутственно
с наставлением, перевидала столько

21
снятых запретов, странных сближений
удивить ее не сподобился б и горнолыжник
покатившийся в гору сам, без фуникулера
они разговорились, барьер возрастной
в двадцать лет ставил их на одну доску
узкую, без точки опоры, вроде качелей

22
без крепления, головы закружились
у нее — перед рывком, воля к победе
у него — от нежности, страх повториться
хрупкий спорт, не истмийские игры
не олимпиады, чемпионов не будят
от приятного оцепенения, она подсчитала

23
на год он матери младше, отца на три
ее окрылила возможность, если он будет
первым ее мужчиной? губы полуоткрылись
по детски, он провел по ним пальцем
шероховатым, кожа рикши, она сглотнула
от нетерпеливости, поцелуй не заставил

24
себя ждать, барменша головой покачала
отвернулась мартини бьянко налить паре
бизнес-леди, вздрогнувших инстинктивно
когда крякнуло приспособленье для колки
льда, ее целуя, он просто диву давался
новому поколенью, получившему доступ

25
к исхоженным рубежам сексуальной свободы
информационным ресурсам, интим-службам
платным услугам, в их молодости невинный
эротический дайджест признавался даром
свободного мира, за бугром держали
для них открытыми врата беззаконья

26
теперь же общая грамотность достигла
стабильного уровня, разве что катастрофа
война, революция, тоталитарная диктатура
вернут рельеф препятствий, необходимый
чтобы секс снова стал волевым усильем
а не рыночной операцией, заполненьем

27
подробнейшей сметы, итоговая сумма
куда скромнее слагаемых, карманник
выудив только фольгу от жвачки
покраснеет от профессионального просчета
так и любящему нестерпимо стыдно
перед любимым за тарификацию недостачи

28
обнаруживаемой в каждом жесте заботы
привязанности, интеркурса, рука его
задержалась, почуяла вздрагивающую
упругость, прошел все-таки в дамки
приятное напряженье, прилив энергии
явно не кинетической, обычные симптомы

29
предвкушения, порозовела, для нее внове
цацки такой ситуации, пупырышки на
кистях рук, филиа единоборцев
агапэ послушников, пряный эрос
резвушек, грязный секс на обложке
порнокассеты из три-икс видеопроката

30
свистопляска эмоций, какой модели
отношений придерживаться, в УПК
сексуальности все дозволены приемы
он прикинул, приелся давно тесный
мир комфорта, обмотанный тесемкой
в цветной упаковке, с бантиком, рюшкой

31
вроде прочный, солидный, с наетой ряхой
а ткнешь — развалится, труха, стружка
неужели, доступное твердое основание
единственное — молодое, упругое тело
податливое, за ним как за каменным
гостинцем, за ксенией долгожданной

32
за неистребимой агальмой, из калибасы
партизаны потягивают матэ, он пытался
из губ ее вытянуть базовые знанья
о необъяснимой прочности, в ней сидящей
за семью засовами, душно, не прогадаешь
и не выгадаешь от следствия такого

33
тут закон суров, чем плотнее к почве
приникаешь, тем упорней она уплывает
из-под ног, она ощутила себя просветом
открытым настежь, сквозь нее проходили
силовые потоки, полоумные, цепочка
ерзала на шее, хозяин-барин, его пальцы

34
сдавили ее ключицы, сцена приобретала
специфический характер, определенно
ей это нравилось, вспомнила машинально
вид карьера, заброшенного, на отшибе
дачной местности, в неприметном детстве
летние месяцы там куковала в доме

35
бабушки по материнской линии, скукотища
на склоне песчаной расселины огрызок
трубы из металла, ржавой, торчал, хлюпал
с регулярностью патологичной, капризно
сплевывал мутноватые сгустки
глинистой воды, об экологии

36
грех было и заикаться, в ненужности
абсолютной этого неаппетитного действа
она, еще девочкой лет девяти, усмотрела
притягательный, неотразимый отблеск
глубоко в недрах земли происходившей
церемонии, то ли принцессу венчают

37
то ли парикмахер стрижет под гребенку
непоседу гнома, когда труба изрыгала
булькая, порцию черно-коричневой жижи
в ней все сжималось от радости, к вороту
загадки она прикасалась, так и теперь
в баре отстойном, в компании выпившего

38
крепко мужчины, она будто приотворила
потайную дверцу, внутрь себя, лары
и побрякушки, увидала себя беспредельно
распахнутой призмою, момент как раз
спохватиться, на часики взгляд метнула
родители не заждались, но волноваться

39
начнут в любую минуту, выбравшись
осторожно из его объятий, предложила
созвониться, сама аккуратно набила
свои координаты в его навороченный
мобильник, с камерой, им щелкнуться бы
ее тянуло неверные дать, но к чему это

40
он по циферкам продиктовал свой номер
прямой, индикатор благосостоянья
неплохого достатка, бригада плечистых
мордоворотов в китайских кожанках
затеяла препирательство за соседним
обсуждая поставки, тимпаны и тирсы

42
не учудили б шум бестолковей
слушать наезды, убедительное быкованье
и тихоню бы забодало, она предложила
выйти на воздух, барменша их проводила
с отсутствующим выраженьем, в гадесе
хозяйничая, за границами сервис-пещеры

43
допускала свет и тепло, но в минимальном
размере, завсегдатаи, будь это овощ
иль знаменитость, виделись ей системой
искусственных солнц, обогревом служили
оборотам ее коммерции, под навесом
они распрощались, чуть холоднее, чем

44
следовало, сердца, воспитанные на джеме
мелодрам с джулией робертс, частник
притормозил, он скомандовал ехать в клуб
на набережной, два мелких тележурналиста
пили горькую, присоединился, бесспорно
ее беспокоить нет смысла, нарвется

45
еще на грубость, что хуже, на невниманье
она ему тоже не звякнет, смс не скинет
они друг друга решили оставить в резерве
обнадеживающих возможностей, накопилось
таких у него — объемистый чемоданчик
у нее — рюкзачок подростковый

46
она домой припустила, кроссовки
запихнула за тумбочку, сковородкой
Тефаль загремела на кухне, с курой
пора разобраться, удивила на редкость
активным настроем, решила раскошелиться
на еще один плеер, к чему мелочиться

5 октября — 18 октября 2003 года


Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я