сегодня: 23/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 02/07/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Толстяки на расстоянии: «Знамя» №6, 2004

Евгений Иz (02/07/04)

Июньское «Знамя» знаменует собой, не побоюсь этого слова, перманентную наличность и бесперебойную насущность руссколитературного процесса. Конечно, это можно сказать и об остальных толстых журналах, но в данном случае такой ход будет отвлеченным обобщением. А «Знамя» — ибо жребий уже брошен — случай как раз конкретный и обособленный.

Очень женская проза Натальи Рубановой — повесть «Люди сверху, люди снизу». Автор назвал все это «Текст, распадающийся на пазлы», и текст этот открывает прозаическую часть шестого номера «Знамени». И сразу же, надо сказать, распадается на пазлы... читательское (мое) сознание. Не то чтобы даже распадается, а просто писательница делает массу всяких вещей, которые разрушают саму возможность воспринимать в ее тексте цельно хоть что-либо. Уж слишком много отступлений авторских, в которых о чем-то бесконечно спорят сам(а) автор, какой-то Редактор, тень г-на Набокова, суфлеры Корректора, Пишущая Машинка, еще бог знает кто и что. Плюс кошмарно навязчивая игра слов: «в трамвае нумер seventeen», «бла-бла-бландинистая», «Е2 ли» вместо «едва ли», «м/ж эротика», диковатая травестия кириллицы в латиницу и еще масса такого же. Стиль Рубановой еще можно понять — натура такова. Тему тоже оценить несложно: история подмосковной Анны, социально вставшей на ноги в Москве (журналистика, эрос, гендер, бизнес). Но вот с расщеплением текста на пазлы — не находится ни одной причины, способной лечь в основание транслируемой шизоидной структуры повести. У героини нет шизофрении точно. Рубанова всем своим закадровым образом также отрицает эту неприятную болезнь. Разве что — списать все эти сбивки-перебивки-выяснения на специфический внутренний женский монолог? (Джойс, очевидно, был неправ, выдавая поток сознания фемины без знаков препинания в своем бессмертном произведении?) Хотя, не думаю, что читательницы согласятся с таким выводом... По-моему, Рубанова создала цветастую, но типично слабую повесть. Если в пазловом разрушении своем она продвинулась бы куда подальше, я, вероятно, отнесся бы к такому опыту с большей симпатией.

Зато приятно читать Бориса Иванова «Ночь длинна и тиха, пастырь режет овец». Название просто визионерское. Это рассказ из цикла «Невский зимой», связанного с героями культурного подполья. Герой «Ночи» — глухой и абсолютно чуждый светскости художник Корзухин. Гений и сумасшедший в одном лице, то есть — легенда. Мне рассказ напомнил, пусть это и прозвучит диковато, Фаулза и Мамлеева одновременно. Фаулза — конечно, по теме. Мамлеева — по осязаемому совковому мистико-низовому фону. Иванов ведет линию хорошо, уверенно, без надуманностей и с выдумкой. Хочется ознакомиться со всем циклом рассказов.

«Жилуправ не оставлял ни одного мнения без внимания и подводил общий итог, из которого вытекало, что жизнь — штука сложная, человек — существо замечательное, но склонное зарываться, а вообще — все идет к лучшему, и их коллектив — необходимый элемент в мировом порядке. Увидев эту команду, можно было понять, где заимствовал художник свой житейский стиль...».

Повесть Елены Долгопят «Физики» — также порадовала. Ощущение чего-то свежего, сложного, продуманного и прочувствованного, без схематичности и претенциозности, но с весьма деликатным подходом к тому, что есть тайна судеб, с особым пониманием, что тайну эту не разгадать умом, но при помощи разума можно наблюдать и усваивать. Особенно хорошо, что в разделе «От автора» автор написала «Строго говоря, реальности не существует» и «Подозреваю, что и мои рассказы — это не совсем я, это люди, которые их читают». Ладно бы такое вычитать у какой-нибудь Юлии Кристевой, но вот у Елены Долгопят — особенно хорошо, потому что в «Физиках» ничего такого снаружи вовсе нет. Но есть это внутри достаточно хрупкой и вполне непростой композиции повести. А эпиграф из уже полубезумного Батюшкова — просто cool.

«Поле, ночь, луна. Я лежу и вижу перед собой белую человеческую руку. Неподвижную, со скрюченными, испачканными в земле пальцами. Ничего более страшного я не знаю».

О стихотворной части июньского «Знамени» я ничего говорить не стану, потому что особенно никто не сверкнул и ничто не запомнилось, а все поэты показались просто неплохими, средними и крепкими (сознаю, что это убийственные и ужасные слова, но надеюсь, что это не смертельно).

В рубрике «Конференц-зал» животрепещущую тему «Либерализм: взгляд из литературы» обсуждает чертова дюжина критиков-литераторов-публицистов. Очень интересно. Напоминает «Культурную революцию» Швыдкого на РТР, только много содержательнее, — в этом отличие письменного жанра от устного. Не сказать, чтобы такое уж бесполезное дело. Даже интересно наблюдать различия в оценке либеральной культуры у высказывающихся и сравнивать масштабы имеющихся интенций. Для этого отлично подходят ответы на анкету П. Басинского, Р. Арбитмана, С. Гандлевского, А. Мелихова, О. Седаковой. А особенно хочется отметить ответы М. Эпштейна — на общие и абстрактные вопросы анкеты он дал замечательно обобщающий, из исторической перспективы вытекающий комплект мыслей. Вполне соотносимый с реалиями нашего муравейника, озабоченного возможным пожаром.

В разделе критики — материал матери и дочери Елены и Надежды Иваницких под названием «Контора кривых зеркал?». Внимательно и с хорошей предвзятостью рассматривается жутчайшее положение дел с отечественным масслитом. Рассматривается кошмарнейшее «рыло» этого масслита, пошедшего во все тяжкие. Конечно, это правильно и верно: судить с позиций эстетической ценности, а не с плацдармов «демократических идей» или «проблем цензуры». Впечатлило же меня то, что две отважные дамы, кандидат филологических наук и студентка журфака, подробнейшим образом на тринадцати (sic!) страницах рассматривают и анализируют бульварнейшее из чтив, выдают множество цитат и вскрывают брюхо не одному мифу массовой литературы. И сами же говорят: да, «ужас и кошмар, а еще и стыд и позор». Они действительно читали всё это! Это определенно заметно. Это героизм. Это подвиг Матросова. Да, кому-то все же нужно чистить авгиевы конюшни русской литературы. Вот только в данном случае возникает вопрос: а поможет ли это? И еще вопросы: а может это и не конюшни никакие? Может, это — самоудобряющиеся поля пары поколений? Просто не было у нас комиксов раньше.

Зато фильмы были всегда. Среди обширной зоны разнообразных рецензий «Знамени» выделю кинокритику Олега Дуленина. О фильме Звягинцева «Возвращение» написано любопытно. Сразу проясняется, что пересказ сюжета не нужен, фабула фильма, в свете венецианских событий, всем уже известна. И это — дельный ход. Критик говорит просто и весомо: к детям вернулся отец, чего еще? Подумаем о детях, правильно? Каких еще прочтений вам нужно (это другим критикам)? Дети — отлично сыграли. Отец — суперски сыграл. Мать за несколько минут на экране сыграла всех матерей. Универсум. И — трагедия. Потому что — тайна. Режиссер — мудр в своем агностицизме. В таком духе... Но фильму выносится высокая оценка, как я это воспринял, в значительной мере потому, что он, наконец-то, круто снят. Оператор Михаил Кричман — возвращает нашему кинематографу (не будем брать мэтров Сокурова, Германа и широкого в замахе Михалкова) вкус к визуальности. Отлично понимаю критика. Все дело в том, что после всех этих венецианских дел, кучи иных рецензий на фильм, после того, что все мы узнали об интертекстуальности и подобных вещах — можно смело и сразу писать: кино это хорошее, ибо у него был правильный оператор. Так будет короче. Если же все-таки необходим какой-то развернутый анализ картины, то рассуждений могло бы быть и чуть больше, чем упоминание о превосходно сыгравших четырех актерах.

На этом пока всё, ибо, хотя жребий и был брошен, но не навсегда же. И действительно, внимание мое уже тянется к «Иностранной литературе» №5, 2004, где имеются гламурно-бомондные воспоминания Аманды Лир о Сальвадоре Дали. Главы из документальной книги, весьма своеобразной. Представьте себе платонически-сюрреальный союз эталона всех травести и короля сумасбродов. Вот, где по-настоящему любопытно!



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я