сегодня: 23/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 20/05/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №29. Невидимые миру слезы

Маруся Климова (20/05/04)

Ну вот, наконец-то мы подошли к самому главному! В какой момент жизни человек начинает ощущать себя настоящим профессионалом? Кто-то, наверное, скажет, что любой выпускник института во время вручения ему диплома о высшем образовании должен испытать это волнующее и радостное чувство, ну а простой рабочий, к примеру — после первой получки... Однако, на мой взгляд, подобный ход мысли сильно упрощает проблему, ибо где-то здесь, в разгадке ответа на этот вопрос, и заключается то, на чем должны были бы сосредоточить все свое внимание философы. То есть только одно это, по идее, и должно бы их волновать, а не «первичность материи по отношению к духу», «воля к власти», «познание самого себя» и прочая дребедень! А то получается, что и сегодня можно всю жизнь пудрить мозги окружающим, поучать их, мол, все когда-нибудь пройдет, «и любовь и радость», а потом вдруг взять и заявить, что сам вообще за всю свою жизнь так ни фига и не понял, и, глотнув из кубка — желательно с изображениями различных античных божеств, вроде тех, какими теперь заставлены все полки в Эрмитаже — какого-нибудь ядовитого пойла, гордо удалиться в мир иной. И все! При этом еще и положить на то, что за подобную двуличную жизнь и самоубийство в конце в наши дни можно угодить прямиком в ад, так как во времена того же Сократа, например, до извращений вроде загробных попаданий в рай и ад многочисленные мудрецы и философы все-таки еще не додумались...

Но, к сожалению, основной проблемой современной философии является то, что подавляющее большинство тех, кто ею занимается, стали профессионалами уже очень давно, так что вряд ли кто-нибудь из них способен теперь восстановить это событие в памяти. Скорее всего, никто из них об этом вообще никогда даже не задумывался — просто получили диплом и начали философствовать. А профессионалу ведь уже некогда размышлять над тем, когда он им стал — ему надо заниматься своим делом. Все предельно просто! Выпускники Литературного института, заполучив диплом, начинают с утроенной энергией сочинять стихи и прозу, а выпускники философских факультетов — философствовать...

Должна признаться, что за всю свою жизнь я не прочла ни одной философской книги, поэтому, возможно, у меня о философах сложились весьма поверхностные и превратные представления. Однако не моя вина, что даже нескольких случайных встреч с представителями этой древнейшей профессии хватило, чтобы навсегда отбить у меня охоту поглубже ознакомиться с их внутренним миром. Совсем недавно, к примеру, мне довелось наблюдать одну философскую дискуссию — и опять, между прочим, по телевизору... Вообще, надо сказать, что это чудо техники позволяет современному человеку проникнуть в самые неожиданные и новые для себя сферы жизни и области знаний. Трудно сосчитать, сколько раз, благодаря телевидению, мне уже удалось побывать в Африке и на других экзотических континентах, полюбоваться на всяких диковинных зверушек, при этом мне даже не надо было покидать пределов своей комнаты и тащиться в зоопарк, а уж в библиотеку — тем более... Так что нет ничего удивительного в том, что, переключая каналы, я все-таки в конце концов наткнулась и на философов, хотя их и показывают теперь гораздо реже, чем крокодилов или же гамадрилов. Короче говоря, на сей раз мне попалась целая куча философов, сгрудившихся за круглым столом и что-то лихорадочно между собой обсуждавших. Естественно, я не сразу врубилась, что это философы — на лбу ведь у них не написано — поэтому мне и пришлось вслушаться, о чем они говорили, а то бы я мгновенно переключилась на что-нибудь поинтересней. Насколько я поняла, все они только что вернулись с международной конференции и пребывали по этому поводу в диком возбуждении... Больше всего мне запомнилась одна баба, которая, судя по всему, и возглавляла эту делегацию, так как была еще и директором целого института, принадлежащего Академии Наук. Но запомнилась она мне вовсе не своими словами о том, что во время этого заграничного турне она окончательно убедилась, будто бы именно отечественная философия сегодня является самой передовой в мире, так как именно российские философы занимаются сейчас разрешением «наиболее острых и наболевших проблем современности» — лично я в этом нисколько и не сомневалась. Если бы, к примеру, на аналогичную конференцию за рубеж отправилась делегация отечественных писателей и литературоведов, то директор Литинстита наверняка потом точно так же бы заявил, что российские писатели сейчас всех в мире опередили и превзошли- и по тем же причинам — а уж о литературоведах и говорить нечего...Так вот, эта баба прежде всего запомнилась мне не своей речью, а тем, что внешне она была как родная сестра похожа на ту бабу-депутата из Аграрной партии, о которой я уже тут так много писала — ну просто вылитая! До такой степени, что, если бы их сфотографировать и потом поместить фотографии рядом в какой-нибудь газете, то можно было бы, пожалуй, даже объявить среди читателей конкурс: «Найди десять отличий!» — с призовым фондом в тысячу рублей! Точно такая же круглая лоснящаяся физиономия с двойным подбородком и маленькие заплывшие жиром глазки, как у хорька... Ну, возможно, я слегка и преувеличиваю, и если бы их и на самом деле поместить рядом, то различие между ними оказалось бы не столь явным — скорее, они были похожи на уровне того, что Вячеслав Иванов когда-то и называл «ликами», то есть лица у них, может быть, и отличались, но некое глубокое внутреннее сходство заставляло об этих различиях мгновенно забывать, можно сказать — отодвигало на задний план — вот так, пожалуй, было бы правильней сказать...

Но дело, естественно, не в этом, а просто поразительное внешнее или же внутреннее сходство двух баб навело меня на мысль, что неплохо бы им было как-нибудь встретиться и обсудить нечто очень-очень важное. Потому что, мне кажется, уж они бы прекрасно друг друга поняли... Короче говоря, депутатам вместо того, чтобы постоянно наезжать на американские триллеры и боевики, где наемные убийцы часто совсем не отличаются от добропорядочных граждан: в свободное от работы время загорают на пляжах, крутят романы, не забывают поздравить с Рождеством свою любимою мамочку и т.п.— да еще к тому же их роли исполняют, как правило, самые обаятельные голливудские звезды — в общем, убийство человека в современном кинематографе, действительно, бывает представлено как вполне достойное и увлекательное занятие, не менее интересное и престижное, чем та же философия или же политика... Так вот, вместе того, чтобы возмущаться этим парадоксальным фактом, отечественным депутатам, вероятно, следовало бы встретиться с передовыми и продвинутыми отечественными философами, вроде той бабы, и совместными усилиями внести кое-какие коррективы в существующее законодательство. Например, снять уголовную ответственность с так называемого «заказчика» убийства — мало ли кто о чем болтает и к чему призывает — и тогда у исполнителя автоматически исчезнет облегченное, как в кино, отношение к своему поступку, так как вся ответственность за совершаемые им действия снова, как и в былые времена, будет полностью лежать на нем. Аналогичные перемены произойдут и в общественном сознании: киллер перестанет восприниматься окружающими как исполнитель чужой воли, то есть чуть ли не как солдат, исполняющий приказ своего командира, а опять превратится в банального убийцу. И все потому, что вся тяжесть уголовной ответственности за содеянное будет лежать на одном человеке... Мне вообще кажется, это тот редкий случай, когда философия способна хотя бы на мгновение перестать быть пустой болтовней на отвлеченные темы и продемонстрировать свою способность воздействовать на сознание людей во вполне реальной и наглядной плоскости, так изменение законодательства в данной ситуации невозможно без радикального переосмысления господствующих в современном обществе представлений о «свободе воли», «ответственности» и прочих излюбленных аспирантами философских кафедр слов и понятий — насколько, конечно, я могу судить... Вот именно по этому поводу и стоило бы, на мой взгляд, встретиться двум тем жирным бабам — депутату и философу! Так как любые мои слова и аргументы депутату, наверняка, по барабану, а если она вдруг встретит точно такую же, как она, с такой же солидной рожей, да еще директора института под эгидой Академии, то она просто не сможет не прислушаться к ее доводам!

И потом, кому все это прежде всего нужно? Да прежде всего обывателям, то есть тем же политикам и философам в том числе! Потому что понимание выполнения заказных убийств как одной из самых престижных современных профессий бросает, в первую очередь, тень на представителей всех остальных специальностей, дает повод всяким отморозкам отпускать двусмысленные колкости в их адрес: мол, нет никакой особой разницы между учеными, писателями, депутатами — с одной стороны, и убийцами и проститутками — с другой. И те, и другие — настоящие профессионалы своего дела! Поэтому обывателей сегодня так и раздражают все эти западные фильмы про киллеров, да и само это красивое иностранное слово: «киллер»... А собраться и совместными усилиями вместе с философами и писателями решить эту главную проблему современности они не в состоянии — просто удивительно!

Но вместо этого они предпочитают кормить своих читателей баснями о пресловутой духовности русских, из-за которой те, как известно, так и не научились толком ничего делать, даже телевизоров и машин. А уж поп-культура, детективы, женские романы и публичные дома в России на порядок хуже западных исключительно потому, что русский человек на подобные гадости просто по природе своей не способен: не лежит у него к ним душа, и все! Так что, само собой, когда русский киллер берет на мушку свою жертву, у него наверняка как-то особенно сильно «по-русски» должны дрожать руки, а на глаза наворачиваться слезы... Только вот кто с уверенностью возьмется засвидетельствовать эти невидимые миру слезы?!

Поэтому я бы все-таки вернула отечественным обывателям гордость за свою профессию, чтобы они снова почувствовали себя кем-то вроде солдат на поле боя, исполняющих мудрые приказы командиров. Ибо настоящим профессионалом человек становиться только тогда, когда ему уже больше некуда деться от пристального внимания начальства и окружающих, то есть что-то в нем окончательно ломается, и он смиряется со своей участью, махнув на все рукой, и, в первую очередь, естественно, на себя...

Тогда и современному гению будет проще — ничего другого не останется, как вслед за героем романов Селина бежать с этого поля боя, куда глаза глядят. Все наконец-то встанет на свои места!



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я