сегодня: 22/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 10/05/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Белобров-Попов, «Уловка водорастов», сборник рассказов. Максим Чертанов, «Роман с кровью», роман. Анатолий Курчаткин, «Солнце сияло», роман.

С потенциалом.
Знаки препинания №55: «Национальный бестселлер»: длинный список

Часть вторая

Дмитрий Бавильский (10/05/04)


В эту часть обзора произведений, выдвинутых на премию «Национальный бестселлер» и попавших в длинных список, вошли тексты, которые при том или ином раскладе могли бы стать действительно популярными. Или стали — в определенной среде (как рассказы Белоброва и Попова). Или могли бы претендовать на популярность — как роман Анатолия Курчаткина, который наделал бы много шуму где-нибудь в середине 80-х. Или могли претендовать на известность хотя бы в силу хорошей дебютной идеи — как плохо написанный, но хорошо придуманный роман Максима Чертанова.



1. Белобров-Попов. «Уловка водорастов», сборник рассказов.

Сборник смешных, никак между собой не связанных рассказов разных лет + отрывки из двух разных романов. Стиль Белоброва и Попова — легкий и ни к чему не обязывающий, это тон оптимистически настроенных рассказчиков, умеющих вкусно и сочно продать свою историю. Очень важно, что «история» у Белоброва и Попова есть всегда, она правильно отстроена, нигде не провисает, и все детали работают на точность ее передачи.

Истории в рассказах Белоброва и Попова начинаются, как правило, с вторжения в реальность чего-то иррационального, потустороннего, чужого. Как правило, это чужие «тексты» (в самом широком смысле этого слова, от рукописи или письма до странной, завиральной теории или публицистической статьи). Реальность не выдерживает натиска, поддается вторжению инородных тел и выворачивается наизнанку, вскрывая непрочность бытовой логики и причинно-следственных связей.

Другое дело, что истории, которые рассказывают Белобров и Попов, очень уж незатейливы, легко предсказуемы (из-за точности расчета конструкции, довлеющей над собственно текстуальным мясом) — в духе сборников «Физики шутят» или юмористических рассказов из глянцевых журналов. С одной стороны, предсказуемость эта порождает инерцию ожидания, которую авторы несколько раз обманывают неожиданными концовками, но, с другой, именно эта конструктивная предсказуемость и создает атмосферу ни к чему не обязывающего дружеского трепа.

Хорошо это или нет — судить читателю. Важно, что авторский дуэт вполне способен держать и «большую форму» (что показали другие книги Белоброва и Попова), следовательно, со временем от них можно дождаться большого, настоящего романа, легкого, просчитанного и профессионально построенного. Мне кажется, что именно такой книги (в том же русле работает, например, Андрей Геласимов) категорически не хватает современной русской литературе.



2. Максим Чертанов «Роман с кровью». Роман.

Странный треш, главные персонажи которого — московские вампиры. Впрочем, нынешние вампиры ничем не отличаются от обычных людей, кроме своей тяги к крови и гипотетического бессмертия. Максим точно так же, как и все остальные люди, ходит на работу, встречается с девушками, делает ремонт в квартире. Однако, не по своей воле, Максим оказывается втянут в подпольные разборки двух конкурирующих вампирских компаний — «Алой розы» и, соответственно, «Белой розы». Дело в том, что вампирское подполье чем-то схоже с мафией или масонской ложей, щупальца ее опутывают... короче, понятно. Патриотическое крыло вампиров, куда другие вампиры внедряют Максима, одержимо идеей искоренения «мертвяков», то есть обычных людей, которые зачем-то занимают хорошие квартиры и чужие рабочие места. Вокруг этой борьбы, стычек, разборок и шпионажа, сюжет и крутится, разбавленный двумя любовными историями. Сюжетная задумка хорошая, однако все портит неотшлифованный, водянистый (никакой) язык. Стиль без претензий, полный разговорных интонаций и отсутствующих стилистических колоратур. Выходит совершенно непретензионное чтиво. Вот и обложка соответствующая.

Есть у этого романа еще один аспект. То, как Чертанов описывает вампиров (ночной образ жизни, закрытая, невидимая другим секта, собственная субкультура и обряды) оставляет ощущение, что вампиры — псевдоним чего-то другого, некоей сексуальной перверсии. И когда ближе к финалу герой, несмотря на всю свою женолюбивость, перебрав на очередной вампирской вечеринке, оказывается в постели со своим напарником-надзирателем Антоном, все становится на свои места. Такого чёткого и неосознанного (?) проговаривания я давно не встречал. После инициации Антон словно бы утрачивает имя, превращается в «Братишку», его ранят, и Максим настаивает на том, чтобы братишке перелили его кровь.

Умному достаточно.



3. Анатолий Курчаткин «Солнце сияло». Роман.

Анатолий Курчаткин написал беллетризированную историю 90-х годов. Горбачев, убийство Холодова и Листьева, расстрел Белого Дома, дефолт, начало тв-монополии и шоу-бизнеса, клипомании и заказных убийств. Все это — фон для истории молодого и талантливого провинциала Сани, который попадает после армии в равнодушную Москву, цепляется через земляка на телевидении, начинает гнать джинсу. Потом, пути его неисповедимы, провинциал попадает в рекламную компанию, занимающуюся изготовлением видеороликов для поп-звезд. Новую работу ему дает отец его пассии, Ирины. Первый ролик, им сделанный — уголовлен для сестры Ирины, певицы. Наш пострел спит с обеими сестрами (привет Лапутину), делает медленную карьеру, вместе со всей страной выбирается из экономического кризиса, постепенно встает на ноги. Участвуя в криминальных разборках, теряя продававших его друзей, женившись на женщине со странным именем Флорентина. А потом выпускает фотожурнал, судится в укравшими у него музыку музыкантами, да мало ли еще что — десять лет оказываются вместительными, куда там Троянская война. Тем более, что повсюду подлость и обман, воровство и разводилово. А у Сани редкое призвание — он красивую музыку пишет, и это умение обеспечивает его карьере новый серьезный взлет... Новые годы возникают как эпоха одиночек, одиноких волков, лишенных каких бы то ни было принципов. Оно и понятно — русский писатель должен не сколько описывать материал, сколько анализировать. Вот Курчаткин и занимается моралистическим анализом.

Это утяжеляет историю, делает ее медленной и неповоротливой. Отчаянно несовременной: нельзя про современность, хотя бы и недавнюю, писать таким образом, нужен более отчетливый и отчаянный монтаж — в духе все тех же музыкальных видеоклипов, которые ваяет в романе недоучившийся провинциал.



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я