сегодня: 18/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 28/04/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №27. Духовная рента

Маруся Климова (28/04/04)

Что ни говори, а этот мир устроен несправедливо! К примеру, не так давно в телевизоре я наткнулась на жирную бабу-депутата, которая рассуждала о нравственности и полемизировала со своими потенциальными политическими противниками, ссылаясь не только на традиционных в подобных случаях отечественных классиков вроде Пушкина и Толстого, но еще зачем-то на Сократа с Платоном. А так как эта баба в Думе была, кажется, некогда членом Аграрной фракции, то ее засняли на огороде на фоне ветхого деревенского домишки, где жила ее древняя мамаша. Мамаша выращивала в огороде цветочки, а баба-депутат, стоя перед камерой, теперь картинно поливала их из лейки... Ну с Пушкиным и Толстым все более-менее понятно, но вот что такого она нашла поучительного у Платона, я, честно говоря, так и не поняла! Если бы ей сказать, к примеру, что Платон был не просто классиком мировой философии, а классическим пидарасом, и трахал своих учеников, в том числе и совсем юных, в зад, то ей бы, думаю, это вряд ли понравилось. А поскольку Платон был учеником Сократа, то несложно догадаться, у кого он эти свои извращенные наклонности позаимствовал. В принципе, этот факт биографии Платона лично меня мало волнует, ибо я, как говорится, над ним и его наставником «свечку не держала», но на месте журналиста, который брал у той бабы интервью, я бы обязательно подкинула ей такую информацию — просто чтобы сломать ей кайф. Уж больно самодовольная физиономия была у этой отъевшейся, как свинья, «народной избранницы»...

Но больше всего меня бесит, что она, наверняка, Платона прочесть не удосужилась и, рассуждая на все эти «умные» темы о нравственности, где-то в глубине души полагает, что на свете существуют идиотки вроде меня, которые в своих книгах все недодуманные ею мысли и слова обязательно додумают, непременно все уже прочитали или же прочитают и сведут концы с концами так, таким образом, чтобы в ее рассуждениях комар носа не подточил, причем абсолютно задаром или же за какие-нибудь жалкие копейки, без малейшей перспективы попасть когда-либо в телевизор, в то время как ее тупое лоснящееся от жира и самодовольства рыло будет там периодически отсвечивать...

А когда я себе на секунду представила, как через пару тысяч лет какая-нибудь зажравшаяся свиноподобная баба из правительства или же парламента будущего, возможно, точно так же будет всех публично поучать, ссылаясь при этом уже и на меня, а не только на Платона или же Толстого, то от такой перспективы меня и вовсе чуть не стошнило... Кроме того, в это мгновение я едва ли не впервые в жизни до конца поняла и оценила творчество писателей, что пошли по стезе маркиза де Сада. Хотя лично мне, должна признаться, его всегда было скучновато читать. Ну и что! Зато его уж точно никогда не будут цитировать и приводить в пример окружающим обнаглевшие вконец кретины, даже через тысячу лет, и за одно это он уже заслуживает уважения! Хотя бы потому, что от его имени произошло ставшее нарицательным определение «садист», применяющееся в отношении человека, который любит всех самыми изощренными способами доставать — вряд ли кому-нибудь в правительстве или же Думе когда-либо захочется заполучить подобную репутацию. А вот в России, к сожалению, писатель, которого сегодня любой кретин не смог бы привести в пример окружающим в качестве образца для подражания, до сих пор так и не родился! Поэтому русские теперь так и деградировали, да и живут в полном дерьме...

На самом деле, конечно же, не только русским, но и всем людям свойственно примазываться к другим и стараться поживиться за чужой счет — можно сказать, это свойство у большинства людей в крови. Просто у одних это получается незаметно, а некоторые действуют чересчур явно. Думаю, тут многое зависит от воспитания и условий, в которых тот или иной человек вырос.

Никогда не забуду, как я однажды обратилась к одному своему знакомому, чтобы он мне помог наладить контакт с беспризорными детьми, радиопередачу о которых мне тогда срочно нужно было сделать. Я обратилась к нему исключительно потому, что он сам в детстве воспитывался в детдоме, и я подумала, что мне как-то пригодится его жизненный опыт. Мы договорились встретиться у метро. Надо сказать, что я давно его не видела, поэтому в первый момент даже немного испугалась. Похоже, он был с сильного перепоя: небритое опухшее красное лицо, заросшее светлой рыжей щетиной, мятые брюки и исходивший от него специфический запах подтверждали доходившие до меня сплетни о том, что он пьет. Ко всему прочему, вместо ботинок на ногах у него были домашние тапки... Неуверенно оглядываясь по сторонам, он предложил мне пойти на детскую площадку, видневшуюся неподалеку. Я согласилась, потому что, по идее, детей можно было, скорее всего, найти именно там. Мы сели с ним на краю обшарпанной песочницы и закурили, оглядываясь по сторонам. Тут ему ужасно захотелось пива. Я пообещала ему купить пива, но только после того, как разговор с детьми будет записан на диктофон, пока же ни одного ребенка я поблизости не видела. Наконец мы заметили неподалеку троих подростков: двух мальчиков и девочку. Я толкнула своего знакомого в бок — ведь именно он должен был вступить в контакт с детьми. И он, действительно, вихляющей нетвердой походкой направился к этой троице. А те, как только его заметили, поспешили прочь, а тот направился за ними. Тут уже и мне захотелось сделать вид, что я вообще с ним не знакома, и потихоньку уйти. Я уже встала было с песочницы и направилась к метро, но тут услышала позади его голос. Он решил не бегать именно за этими детьми, а поискать других, и поэтому предложил мне пройтись по окрестностям... Короче говоря, так мы провели несколько часов. Трогательных рассказов детишек о своем несчастном детстве мне так записать и не удалось — мой приятель своим видом распугал, кажется, всех имевшихся в окрестностях этой станции метро детей. Кроме того, мне пришлось потратить едва ли не последние свои деньги ему на пиво, которого он выжрал бутылок десять, не меньше. В результате он вообще уже почти не держался на ногах, а я всерьез начала опасаться, что напуганные им дети куда-нибудь пожалуются, и нас с ним загребут в милицию как опасных маньяков. Даже уже не помню, как мне тогда удалось от него избавиться, но стоило это мне огромного труда и нервов, не говоря уже о бабках... Но, в принципе, я не в обиде на этого своего знакомого. Все-таки он воспитывался без родителей в детдоме и привычка цепляться к другим людям у него в крови. Скорее всего, и меня он бессознательно принимал за свою мамочку, а бутылки с пивом были для него чем-то вроде бутылочек с молочком из молочной кухни, которых ему, наверняка, в детстве никто не покупал...

Тем не менее, самый подлый способ жить за чужой счет — это такой, которого практически никто вокруг не замечает, включая и того, кто этим способом пользуется. А самыми незаметными в этом мире, как известно, являются вещи нематериальные или же, как их обычно называют, «духовные». Никто не может с уверенностью сказать, например, существует ли, на самом деле, у человека душа, или же это всего лишь пустой звук, поэтическая выдумка. По той простой причине, что никакой души никто никогда в реальности не видел, в отличие от какого-нибудь стола или же шкафа, которые не только можно увидеть, но даже потрогать руками... В связи с этим я обратила внимание на одну закономерность. Чем больше человек сегодня склонен наезжать на тех, кто, по его мнению, в начале девяностых годов прошедшего века в России незаконно присвоил себе общенародные природные ресурсы вроде нефти, руды, газа и т.п., тем сильнее он напирает на так называемую «духовность», используя при этом слова, которые тоже, в общем-то, не им выдуманы и ему не принадлежат. Слово «бог», к примеру, когда-то обрело свое значение благодаря мучениям многочисленных упертых маньяков, что обливали себя мочой, истязали кнутами и плетьми, проводили десятилетия в заброшенных скитах и монастырях, часами просиживали, уставившись на собственные пупки, или же простаивали на коленях перед разными нарисованными на досках магическими изображениями, не говоря уже об известной всем печальной участи Иисуса Христа и некоторых его последователей...

Примерно то же самое можно сказать и про слово «любовь»! Пьера Абеляра, насколько мне известно, коварные родственники его возлюбленной даже кастрировали, дабы помешать его союзу с ней. Но соединиться со своей пассией ему все равно удалось, правда, уже после смерти, когда их вместе захоронили на парижском кладбище Пер-Лашез. И теперь, я сама видела, как там, у могилки Пьера и Элоизы, со всего мира собираются всякие придурки, чтобы загадать свое самое заветное желание, при этом они еще зачем-то обязательно повязывают какую-нибудь ленточку на оградку, отчего она постоянно обвешана разноцветным тряпьем, которое трогательно колышется при малейшем дуновении ветерка... А Блок и вовсе устроил из своей жизни настоящий спектакль, отведя своей жене в нем роль Прекрасной Дамы и Вечной Женственности... Зато теперь обывателям не скучно, и они, не задумываясь, могут дарить друг другу разные подарки и клясться в вечной любви, не особенно ломая себе голову над значением этого слова. И их можно понять! Раз уж такие известные и авторитетные личности, как Александр Блок и Пьер Абеляр, не стеснялись столь бурного проявления своих чувств, то им и подавно нечего опасаться. Для большинства людей сегодня любовь, вероятно, такой же объективно доказанный и проверенный на практике факт, как, например, «теория относительности» и еще множество малопонятных и кажущихся абсолютно невероятными вещей, подтвержденных научными экспериментами и теориями!..

Впрочем, если этими словами пользуются рядовые обыватели, то в этом все-таки присутствует хоть какой-то смысл. Наверное, это даже как-то соответствует естественному обмену веществ, извечно существующему в природе. В конце концов, крестьяне или же рабочие ведь тоже производят самые разнообразные вещи и продукты: сеют, пашут, с утра до вечера закручивают гайки, стоя перед конвейером — а остальные люди не особенно задумываются над тем, откуда и какой ценой им достаются результаты чужого труда. Если человек, к примеру, бездумно включает по утрам свет и воду, то почему бы ему, не вдаваясь в детали, не признаваться в любви своей подружке и не ходить по воскресеньям в церковь. В таком поведении присутствует определенная логика и даже гармония... Я очень хорошо помню, какой шок я, как и большинство граждан СССР, испытала в конце восьмидесятых, когда, заходя в магазины, не находила там даже самых привычных товаров, а видела только пустые прилавки и озлобленные лица стоящих за ними продавцов. Так что мне вовсе не хотелось бы больше никого пугать картинами полного опустошения, которое в наши дни окончательно установилось в духовной сфере. Никакой шокотерапии! Если люди не замечают, что слово «любовь» уже давно ничего не значит, то и ладно. Пусть себе спокойно живут и радуются!

Но когда представляешь себе, что фактически вся классическая русская литература в наши дни существует исключительно для того, чтобы какие-нибудь зажравшиеся идиотка или идиот с лоснящимися тупыми рожами на халяву теперь использовали осмысленные стараниями многих поколений слова «бог» и «любовь», дабы нажить себе политический капитал и популярность в массах, и при этом им даже не надо ничего добывать, никакой там нефти или руды, платить рабочим зарплату, рисковать жизнью, подставляя себя под пули конкурентов, навлекать на себя всеобщую зависть и злобу, а просто достаточно шевелить языком и долдонить к месту и не к месту: «бог, бог, бог... духовность...» Так вот, когда об этом думаешь, то невольно ловишь себя на мысли, что и на это «общенародное достояние» тоже, пожалуй, не мешало бы наложить что-нибудь вроде «духовной ренты». Лично я даже сделала бы ее абсолютно равной по размеру часто обсуждавшейся в последнее время «природной ренте», то есть специальным налоговым сборам, которые взимаются с добычи всевозможных ископаемых. К сожалению, это маловероятно, хотя было бы в высшей степени наглядно и поучительно. Может быть, тогда бы все эти зарвавшиеся и хитрожопые личности почувствовали, наконец, что энергия, заложенная в слова, тоже далеко не безгранична и точно так же может быть исчерпана, как запасы нефти или же газа...

В любом случае, печальный пример русской литературы кое-чему меня научил. И в моих книгах, я надеюсь, уже никто и никогда не найдет ни малейших признаков так называемой «духовности»!



Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я