сегодня: 19/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 23/03/2004

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №24. Стиль Ноль

Маруся Климова (23/03/04)

Естественно, переход от напудренного парика и расшитого золотом камзола восемнадцатого века к современному пиджаку — это явление видовое, а не проблема личного выбора современного мужчины. По большому счету, в наши дни мужчина перед выбором между камзолом и пиджаком вообще не стоит, как не стоят, к примеру, большинство граждан современной России перед дилеммой, где им жить: во дворце, замке или же типовом доме. Поэтому, в принципе, глупо спрашивать сегодня с кого-либо всерьез, почему он предпочитает появляться на работе и иных публичных местах в пиджаке, а не в каком-нибудь там цветастом кафтане... Но именно поэтому аналогия с животными в данном случае выглядит вполне уместной, так как звери или же птицы тоже не отвечают за окраску своего оперения и шкуры — это всегда результат длительной эволюции каждого вида. Тем не менее, факт остается фактом! В животном мире «прекрасной половиной» и поныне являются самцы, а вот среди людей — с некоторых пор все наоборот!

Забавно, но подавляющее большинство современного населения Земли, судя по всему, не склонны видеть в подобной аномалии абсолютно никакого извращения и полагают, что так всегда было, есть и должно быть впредь. Иначе просто невозможно объяснить, к примеру, сложившуюся сегодня в России парадоксальную ситуацию, когда воистину революционные перемены в экономике и социально-политической системе государства практически не повлекли за собой никаких существенных перемен в эстетике жизни и культуре. Среднестатистические представления о том, как сегодня должен выглядеть и одеваться «нормальный» мужчина оказались приблизительно одинаковыми и на Западе и в постреформенной России.

Просто в России на смену утрированным и карикатурным стереотипам и штампам советского искусства, где в качестве положительного героя перед зрителями и читателями неизменно представал некий уродливый мачо с ясным взглядом и квадратной головой — чаще всего это были облаченные в плохо скроенные пиджаки секретари райкомов, председатели колхозов или же следователи МУРа — пришло нечто чуточку более смазанное и неопределенное, ну, может быть, пиджаки стали кроить немного лучше, так с ходу и не определишь... С уверенностью можно сказать только одно: и в наши дни неизменным осталось широко распространенное убеждение, суть которого сводится к тому, что будто бы среди современных мужчин повышенное внимание к своим нарядам и внешности проявляют исключительно гомосексуалисты, и это, якобы, делает их похожими на женщин, а значит, ни о каком «инстинкте мужественности» и т.п. тут говорить не приходится. А между тем, если хорошенько вдуматься, то даже из этого, вроде бы столь очевидного для всех «отклонения от нормы» на самом деле следует, что у гомосексуалистов эротическое влечение, как и у большинства нормальных самцов тигров, львов, слонов, птиц и пр., все еще оказывается не слабее, а возможно, даже чуточку сильнее инстинкта самосохранения. Ну а на кого конкретно направлено это сексуальное влечение в данном случае не так уж и важно! Короче говоря, даже мужчины с нетрадиционной сексуальной ориентацией сегодня в подавляющем большинстве случаев выглядят куда более мужественно, чем те, кто по каким-то неведомым никому причинам считают себя «нормальными» — во всяком случае, со стороны, в том числе и с точки зрения женщины, так как подобная «нормальность», как правило, не имеет никаких зримых подтверждений, если не считать голословных деклараций о какой-то там их абстрактной любви к женщинам и демонстративной ненависти к так называемым «пидарасам». Причем, это касается не только одежды, но и поведения: в наши дни у «нормальных» или же, как они еще иногда себя называют, «настоящих мужчин», за редчайшими исключениями, как правило, вообще отсутствует чувство прекрасного. И все по той же причине! Как ни грустно это осознавать, но у самцов человека инстинкт самосохранения на сегодняшний день практически вытеснил и подчинил себе все остальное, в том числе и то, что все еще можно наблюдать во внешнем облике и поведении животных!

Мне уже неоднократно приходилось писать о русской культуре двадцатого века как о примере откровенной мимикрии, когда большинство ее творцов, сами того не осознавая, на протяжении длительного времени совершенно искренне путали искусство с производством, стараясь как можно более во всем, до самых абсурдных мелочей, быть похожими на окружающих их обывателей: пролетариев, инженеров и научно-техническую интеллигенцию. И опять-таки, исключительно каким-нибудь сознательным циничным расчетом или же идеологическими причинами это уникальное явление до конца объяснить невозможно. Все дело в гипертрофированном инстинкте самосохранения! Стоит ли говорить, что подобное заблуждение имело самые тяжелые последствия для современной русской культуры.

С другой стороны, и красота тоже не терпит ничего чрезмерного, лишнего и, особенно, противоестественного! И если, например, мысленно проследить эволюцию военной формы, хотя бы за те же последние два века, то здесь последовательное принесение в жертву эффектности мундира в пользу прагматики выглядит уже куда более оправданным и естественным, так как эта эволюция идет в ногу с постоянным совершенствованием оружия и, соответственно, пропорциональна увеличению риска, которому потенциально подвергает себя современный мужчина во время боевых действий, в каковых ему потенциально надлежит участвовать. Более того, какой-нибудь чудак, вырядившийся в казачью бурку, брюки с лампасами, и с шашкой на боку, особенно рядом со спецназовцом в подчеркнуто неброском камуфляже, сегодня уже тоже выглядит не слишком эстетично и воспринимается окружающими, главным образом, как ряженый и опереточный персонаж, то есть совершенно непригодным для участия в каких-либо по-настоящему серьезных военных операциях. Если развить эту аналогию, то легко себе представить, что какой-нибудь облаченный в самый обычный серый пиджак клерк примерно так же должен воспринимать сейчас и разукрашенных и приплясывающих участников гей-прайда, особенно если он натолкнется на них по дороге на службу — естественно, они в его глазах вряд ли будут пригодны для участия в каком-нибудь серьезном бизнесе... Ну а если на месте клерка мы представим себе теперь резидента отечественной разведки, для которого непримечательная внешность и неброская одежда уже является не просто обычным атрибутом рядового обывателя, поеживающегося под строгим взглядом начальника, а чем-то вроде замаскированного под окружающую среду камуфляжа, то есть фактически военной формой, свидетельствующей о способности и готовности ее обладателя ежеминутно и ежесекундно подвергать себя смертельному риску... О, тогда и вовсе невзрачный и многократно осмеянный Леонтьевым современный пиджак способен вдруг неожиданно преобразиться в глазах окружающих и даже затмить самые ослепительные наряды прошлых веков!

Именно поэтому сегодня, вопреки вроде бы очевидному равнодушию большинства граждан России ко всему, что лишено какой-либо практической значимости, в том числе и к прекрасному, политическая жизнь современной России как никогда ранее подчинена законам искусства, во всяком случае, в гораздо большей степени, чем само искусство. Иными словами, я хочу сказать, что в то время, как деятели современного искусства все более активно перенимают манеру поведения и терминологию многочисленных политтехнологов, с упоением рассуждая о способах «раскрутки» и прочих не слишком чистых «технологиях» в применении к собственному творчеству, так вот, в то время, когда, видимо, впору было бы говорить об очередной путанице в головах художников, на сей раз перепутавших искусство с политикой, подавляющее большинство населения России, напротив, вопреки очевидным доводам здравого смысла начисто отметает абсолютно понятный и прозрачный либерализм и делает в высшей степени рискованный выбор, голосуя за одиозные и опасные спецслужбы. Причем, лично я нисколько не сомневаюсь, что этот выбор граждан России во многом оказывается предопределен тем обстоятельством, что именно представители спецслужб в глазах большинства населения России оказались сегодня носителями некоего магического потустороннего опыта, точно такого же, какой обычно читатели и зрители, например, ищут в книгах или же картинах гения, тоже являющегося носителем недоступного обычным людям «опыта смерти». И самое забавное, что главным носителем подобного опыта сегодня становится именно «человек в пиджаке», правда уже не совсем в таком, который был когда-то подвержен радикальному сомнению одним из самых глубоких русских мыслителей, а в пиджаке, оказавшемся вдруг едва ли не самым существенным свидетельством подобного рискованного опыта, а значит, и символом некой новой мужественности, указывающей на способность современного мужчины преодолеть унижающий его в глазах окружающих все подавляющий и вытесняющий инстинкт самосохранения.

Вот это, на мой взгляд, и делает сложившуюся ныне в России политическую ситуацию далеко не безнадежной, по крайней мере, с эстетической точки зрения. Ибо в поведении современной российской власти явственно прослеживаются черты определенного стиля, чем-то отдаленно напоминающего практиковавшееся в пятидесятые годы некоторыми французскими экзистенциалистами «нулевое письмо»...


Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я