Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Литературная критика

Рис. А. Капнинского

Базаров 8. Дядя Стёпа, великий и ужасный

Павел Басинский (21/01/04)

— На что тебе лягушки, барин? — спросил его один из мальчиков.
— А вот на что,— отвечал ему Базаров, который владел особенным уменьем возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно,— я лягушку распластаю да посмотрю, что у нее там внутри делается; а так как мы с тобой те же лягушки, только на ногах ходим, я и буду знать, что и у нас внутри делается.
— Да на что тебе это?
<...>
— Ну, полезайте в воду, философы,— промолвил Базаров.


Иногда Базаров любил, погладив какого-нибудь деревенского мальчишку по стриженой голове, вдруг сделать зверское лицо и дать ему хорошенького «леща». Этой своей привычкой он возбуждал к себе особенное доверие в людях низших.



Правильно говорил мой коллега Петруха Верховенский: придет власть и станет раз в семь (кажется — недосуг проверять) лет пускать по стране судорогу.

Я, как вы сами понимаете, не о Путине говорю. Он-то как раз — транквилизатор. Но власть за ним — прежняя.

Долго думали, думали и придумали. Открыть всероссийскую дискуссию о детской литературе под названием, которое мощно сочинили в ЦРУ (см. предыдущего «Базарова»): Нужен ли нам наш русский Гарри Поттер?

Отвечаю по-базаровски кратко и четко. Да, нам нужен наш очень русский Гарри Поттер. Ему должно быть двадцать два примерно года, он должен обладать отменным здоровьем (в отличие от прыщавого и очкастого английского мальчишки), раз в неделю звонить своим горячо любимым родителям (потому что он не сирота какой-нибудь, которого на помойке нашли, вымыли, воспитали, а он отплатил за это черной неблагодарностью), любить свою синеокую девушку и жениться на ней, и так далее и так далее. Словом, образ примерно вырисовывается, хотя поработать еще есть над чем. Да, забыл мелочь. Наш Гарри Поттер служит в ВВС и летает не на поганой метле, а на СУ последней разработки.

Или курсирует на ядерной подводной лодке из Владивостока в наш Калиниград.

Дискуссия о детской литературе умиляет тем, что никто не проговаривает последней «базаровской» правды, а именно: детская литература понятие государственно-стратегическое. Тут битва идет не на жизнь, а на смерть. Или Михалков — или Успенский. Или Агния Барто с грамотной лакировкой социалистической действительности — или Григорий Остер с не менее грамотным ее очернением. Битва и весьма серьезная!

Только не надо мне про талант... Нас долго убеждали, что Аксенов уехал, потому что талантливый, а N остался, потому что бездарный. «А я ждала и верила...» Вот Солженицын не врал. Уехал (выслали), потому что с коммунизмом боролся. А не потому что его проза талантливее кочетовской, хотя это действительно так и есть.

Так — и детские писатели.

Да все они — талантливые! Я сам с 5-летним сыном смотрю мультики про кота Матроскина и считаю Успенского замечательным писателем. Талантлив? Талантлив. Но и Михалков талантлив. «Дядю Степу» создать это ж вам не мутовку облизать. Только что это просто талантливый Успенский так издевается над нашим державным дядей Степой в «Известиях» (15 января)? Тут, мамочки мои, не в таланте дело. И даже не в новом разделе сфер влияния в детской литературе.

Тут все очень серьезно...

Вся детская литература делится на два лагеря или же — два полюса.

Первый — это литература детского «заговора» против взрослых. Сам по себе этот «заговор» может быть наивен, сю-сю, сю-сю, и вызывать умиление у взрослых. Но в конечной своей перспективе этот «заговор» всегда стремится к «педократии», то есть к власти детей. Чтобы дать понять, насколько «педократия» вещь серьезная, страшная и реально угрожающая мировой цивилизации, напомню, в частности, что о «педократии» как основной черте революционной интеллигенции писал в «Вехах» философ Сергий Булгаков. Понимаете, этим революционным детям было интересно казнить на гильотинах, расстреливать в большевистских казематах, пытать и т. д. Это же правда интересно! Бах! И человечек упал и корчится. Хрясь! А головка-то и отлетела. Дети, например, отстригают голубям ножницами лапки и смотрят, как они смешно не могут взлететь. Ну или кошку бензином обольют и подожгут ночью. Ну, смешно же, правда, как она горящая бегает?

Ах — вам не смешно?

А то, что на 90% вся современная мировая детская литература пронизана идеей «заговора» против взрослых и «педократией» — вам кажется нормальным?

Мол, повзрослеют...

Так и Ленин повзрослел. И Гитлер повзрослел. А были — дети.

Составить список «педократической» детской литературы не сложно. Всё ж на виду. «Тимур и его команда». «Про дядю Федора и кота Матроскина». «Гарри Поттер». Это не все, разумеется, я просто черпаю из разных мест одного кипящего котла. Везде одна и та же идея: взрослые — это козлы! И поэтому их надо всячески опускать не так, так сяк. Надо устанавливать свою детскую власть. Мама истеричка, папа безвольный «академик», «ботаник», короче, а вот есть кот Матроскин, Шарик и другие зверушки, которые значительно умнее. А главное — понимают дядю Федора и по попе его бьют...

Рай на земле и — всё!

Торжество коммунизма!

Только не говорите мне, что всё это ирония, гумор. Мы, Базаровы, вам не дурачки. Когда миллионы наших детей приучают к победоносному сиротству, к педократии в наиболее чистом виде (это я уже не про Успенского, про Роулинг), звони во все колокола и зови дядю Степу. Великого и Ужасного. Чтоб по попе нашлепал суток на пятнадцать.

Кстати, напомню, что идею «педократии» в реальности изобразил Януш Корчак в книге «Король Матиуш Первый». Очень, знаете ли, мрачная вышла книга.




Вернуться к обычной версии статьи