Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Литературная критика

Дневник неписателя.

Какое они право имеют быть хорошими, когда мы плохие?

Павел Басинский (04/03/02)

На прошлой неделе Православная церковь отмечала Седмицу о мытаре и фарисее. Это начало подготовки к Великому посту. В Евангельской притче рассказывается о мытаре (сборщике налогов, человеке грешном) и фарисее (благочестивце, исполняющем все предписанные обряды и законы). Первый искал у Бога только милосердия, второй – справедливого воздаяния за добродетель. Нужно ли напоминать, как поступил с ними Господь?

"... два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк, 18, 10).

Тут, правда, есть одна тонкость. Наше национальное сознание, отразившееся прежде всего в литературе, всегда предпочитало мытаря фарисею и доходило в этом до чрезмерности. Наш национальный герой, какой-нибудь Мармеладов, сперва наплодит кучу детишек, потом пьет до одури, пропивая не только семейный бюджет, но и новенькое обмундирование, доводит дело до того, что его родная дочь идет в проститутки, и при этом находит высшее оправдание своей жизни. Дай ему волю, он полный Рай напустит одних пьяненьких, а людей трезвых, положительных загонит поголовно в Ад, чтоб им загробная жизнь медом не показалась. Увы, увы, увы, это так...

У писателя Леонида Андреева есть один рассказ под названием "Тьма", ныне почти забытый, но когда-то, в начале ХХ века, жутко популярный и скандальный.

Там герой, террорист, революционер, то есть в предрево-люционном контексте практически святой, прячется от полиции в публичном доме. И вот эта скотина не находит ничего лучшего, как выговаривать проститутке за ее безнравственность. Мол, он жизнь за счастье народное готов положить, а она, мол, под врагов народа сама за деньги ложится. На это проститутка говорит ему загадочную фразу, вокруг которой литературные критики того времени сломали не одно перо, кото-рой возмущался сам М. Горький, и т. д. и т. п.

– Какое ты право имеешь быть хорошим, когда я плохая?

Это тоже относится к вопросу о мытаре и грешнике, только в ситуации крайне извращенной, парадоксальной.

Обо всем этом я вспомнил читая в газете "Известия" поразительный материал, которому редакция посвятила две полосы в двух номерах (№№ 31 и 32, от 20 и 21 февраля).

Речь идет о специальном репортаже Георгия Бовта с борта американского авианосца "Теодор Рузвельт", обеспечивавшего бомбежку Афганистана. Материал поразителен в том смысле, что это настоящая реклама американской боевой техники, американских военных, а заодно и всего американского образа жизни (с одновременной критикой всего соответствующего нашего), поданная с таким беззастенчивым цинизмом, что она естественно перешла в полную свою противоположность и оказалась сокрушительно издевательской статьей для умных людей.

На американском авианосце все замечательно! Под лупой я пытался найти в материале Георгия Бовта хоть одно черное пятно на сияющей, как солнце, палубе куска Великой Америки. Нету его! То есть понятно, что они есть, но наш журналист, выполнявший спецзадание (уж не знаю кого) по внушению русским, что они американцам в подметки не годятся и что они еще не раздолбали нас исключительно из врожденного милосердия, а также по-принципу "тренер запретил с непрофессионалами драться", – черных пятен этих конечно не заметил.

Ну и допустим, что это именно так. Признаться, я сам не без эстетического удовольствия читал эту русско-американскую сказочку о волшебном корабле, на котором уже наступил рай земной. О том, как они все друг друга любят и уважают, от капитана до распоследнего матроса. О том, что на корабле есть женщины, но секса нет – какой секс в раю? О том, как почему-то именно в день рождения у каждого матроса проверяют зубы и, если надо, латают их и надраивают до ослепительного блеска. О том, что каждый матрос получает на 45 почему-то дней почему-то 2 банки пива, зато кока-колы со льдом хоть залейся. О том, что на борту несколько священников, которые ни за что не донесут капитану, что там матросы говорят им на исповеди, за исключением тех случаев, когда это угрожает боеспособности корабля. О том, что адвокатов на корабле еще больше, чем священников, и потому матросы могут всласть посудиться даже и с капитаном (правда, ни одного процесса никто из них еще выиграл, потому что капитан в своих решениях безупречен). О том, что одним из матросов является паренек с Украины (его счастливое фотоизображение тут же прилагается), который любит Америку как мать родную и жизнь за нее отдаст, если нужно... Ну и так далее, и тому подобное...

Однако, прочитав интервью с этими райскими жителями, начинаешь озадаченно почесывать репу. Вот образчики их взглядов на остальной, грешный мир. "Не наша работа – умирать за эту страну. Это работа других людей – умирать за эту страну". "Эта" страна – Афганистан. "Другие" люди – афганцы. Смысл фразы, что в "этой" войне американцы погибать не должны. В "этой" войне должны погибать "другие".

Политработники авианосца, впрочем, не даром пьют свою кока-колу. Они объяснили славным американским парням, что талибы это одни "другие", а просто афганцы это другие "другие". Вот что сказал на это американский летчик:

– Был один город, где было очень много талибов, сейчас не помним, как он называется, там очень много с земли стреляли. Но мы оставались высоко и были недосягаемы. Попробовали было спустится, сразу почувствовали угрозу.

Ах, ты лапа! Название города он не помнит, город в глаза не видал, но знает, что там было "очень много талибов". И кого-то еще, видимо. Но он бомбил одних талибов.

Кто знает, в компьютерных играх иногда случается в горячке боя замочить "своего". Это всегда неприятно смотреть, как он корчится и крутит пальцем у виска: ты чо, охренел! Но тут главное – не отвлекаться. В компьютерной игре ты Бог, а Бог просто не имеет прав на длительное сомнение.

Закончив увлекательное чтение Георгия Бовта, я пошел на кухню поболтать со своим сыном.

– Сынок, – сказал я. – Будь счастлив, что ты родился в стране с ядерным оружием. С точки зрения американского стандарта, ты полное дерьмо. Ты, например, иногда не чистишь зубы по утрам, а это очень скверно. Но лучше быть дерьмом с ядерным оружием, чем без оного.

Предыдущие публикации:

Вернуться к обычной версии статьи