сегодня: 25/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 14/10/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №7. Улыбка смерти

Маруся Климова (14/10/03)

Чем больше человек учится на врача, адвоката или там физика, тем большее доверие окружающих он вызывает. Врачу, учителю, инженеру обязательно надо иметь диплом о высшем образовании, а желательно еще и ученую степень, иначе ему очень сложно будет рассчитывать на успех в жизни. И это как раз понятно! Тут и говорить-то особо не о чем... Удивительно то, что в искусстве все происходит как-то не так, все как будто перевернуто или же вывернуто наизнанку, хотя замечают это далеко не все. Помню, в юности, когда я еще ни о чем подобном даже не задумывалась, но все равно, уже тогда стоило мне, например, услышать про художника, что он закончил Академию, как мне в душу закрадывалась скука, и я практически сразу утрачивала к нему всякий интерес. Другое дело, Ван Гог, который забросил свои нравоучительные проповеди, теологию и прочую туфту и занялся живописью, или же Гоген, под сорок завязавший с бизнесом и отправившийся на Таити, или еще какой-нибудь маньяк вроде Сада... Вот они, наоборот, приковывали к себе мое внимание, и, насколько я могу теперь судить, не только мое. И самое главное, для этого им вовсе не нужно было никому предъявлять никаких дипломов и удостоверений — достаточно было просто отрезать себе ухо или еще как-нибудь извратиться. О дипломированных писателях и говорить нечего — фактически только пьянство и исключение из Литературного института давало советскому поэту шанс на всенародную любовь, как это и произошло, к примеру, в случае с Рубцовым, которого еще, в довершение всего, какая-то баба взяла и придушила в постели. Этот факт тоже когда-то ужасно будоражил мое неокрепшее сознание, хотя теперь я и понимаю, что это, конечно же, очень темная история, и возможно, все произошло не из-за любви, а с большого перепоя. Можно ведь до такой степени допиться, что начнешь ловить чертей под кроватью. И та баба тоже могла запросто принять Рубцова не за своего возлюбленного поэта, а за самого Сатану, со всеми вытекающими отсюда последствиями... Тем не менее, никаких других путей к подлинному, а не «дутому» признанию у вступивших на творческую стезю в былые времена не было. Как нет их у людей искусства и в наши дни!

Короче говоря, в искусстве, в отличие от большинства других сфер человеческой деятельности, видимые свидетельства накопленных знаний и профессиональных навыков вовсе не способствуют укреплению доверия со стороны окружающих — скорее, наоборот. Между первым и вторым в искусстве существует обратно пропорциональная зависимость, то есть, чем больше у художника всяческих званий и дипломов, тем меньшее доверие он вызывает. Парадоксально, но факт!

Конечно, какой-нибудь туповатый владелец кафе (так и представляю себе его лоснящуюся физиономию) наверняка предпочтет, чтобы его заведение оформлял выпускник Академии художеств или же, на худой конец, какой-нибудь «признанный мастер своего дела», а не сумасшедший маньяк и алкаш, который в припадке белой горячки перебьет ему всю посуду, а ножи и вилки повтыкает в столы и стены. И в общем-то, владельца кафе можно понять... Тем не менее этот пример является всего лишь еще одной иллюстрацией многочисленных заблуждений на счет искусства, когда оно смешивается с производством, наукой или еще с чем-нибудь в этом роде. А все эти заблуждения, в сущности, и сводятся к одной общей ошибке: смешению абсолютно противоположных сфер человеческой деятельности! Обычно это происходит по элементарному недомыслию, а точнее даже, по инерции. «Раз я доверяю свое здоровье только дипломированному врачу, то расписывать мое кафе, в которое я втюхал кучу бабок, должен профессионал!». Но стоит только познакомиться с подобным «профессионалом» от искусства чуточку поближе, как от былой уверенности даже у самого законченного недоумка не останется и следа. Вряд ли, конечно, он признается себе в этом до конца, но привычные основы мира все равно будут поколеблены.

А все дело в том, что от искусства люди все-таки в душе ждут чего-то не просто другого, но полностью противоположного тому, что способны им предложить тщательно вышколенные адвокаты, врачи и инженеры. Можно было бы, наверное, сказать, что противоположным всем этим знаниям и умениям является незнание и неумение. И по-своему это было бы верно, так как искусство, как я уже многократно писала и говорила, имеет дело не с жизнью или там реальностью, а с пустотой, которую, естественно, вряд ли кто-либо способен до конца познать или же подчинить своему мастерству, даже самые ушлые и хваткие «инженеры человеческих душ». Уж больно зыбкий материал! Однако простой констатации этого факта в данном случае все-таки недостаточно. Пустота пустотой, но хотелось бы чуточку большей ясности! Тем более, что в данном случае разобраться во всей этой путанице не так уж и сложно.

Внимательно оглядевшись по сторонам, можно заметить, что людям свойственно разочаровываться. Причем разочарование, как правило, постигает их в момент, когда они вдруг начинают осознавать скрытый механизм того или иного явления, вследствие чего оно и утрачивает для них всякую загадочность. Более того, по моим наблюдениям, люди обожают разочаровываться. Их просто хлебом не корми, а дай в чем-нибудь разочароваться — настолько их привлекает этот процесс! На протяжении своей жизни я, например, уже cтала свидетельницей множества человеческих разочарований: в коммунизме, демократии, религии, политике, средствах массовой информации и пр., пр., пр., не говоря уже о мужьях, тещах и детях. Порой мне даже начинает казаться, что именно в разочаровании и заключается главный смысл человеческого бытия. И это тоже вполне объяснимо. Разочаровавшись во всем вокруг, человек со спокойной совестью может покинуть этот мир, с которым его больше ничего не связывает, с легкой душой, так сказать. Поэтому люди так и спешат все вокруг себя поскорее разлюбить и во всем разувериться. И все было бы хорошо, но проблема теперь заключается в том, что сегодня человеку уже практически не в чем разочаровываться, то есть получается, что в данный момент подавляющее большинство людей на планете запросто можно было бы отправить на тот свет, причем даже помимо их воли, и они практически ничего бы не потеряли — настолько все вокруг понятно, просто, банально, прозрачно и шито белыми нитками...

Впрочем, возможно все не так просто, как кажется, и границы человеческого разочарования простираются гораздо шире, чем это представляется большинству современных людей. Например, один мой знакомый француз как-то признался мне, что не так давно его постигло глубокое разочарование в... цветах. Дело в том, что он лишился работы, от него ушла жена, а незадолго до того еще и умерла его любимая мамочка. А тут как раз одна из его многочисленных баб зачем-то решила ему подарить герань, возможно, для того, чтобы как-то его утешить, и он не чувствовал себя таким одиноким, предаваясь созерцанию этого комнатного цветка. Но не успел этот несчастный принести к себе домой горшочек с геранью, как на следующий день она у него завяла. Возможно он просто забыл ее полить, даже не знаю, однако баба, которая ему подарила это растение, возьми да и ляпни ему, что цветы у плохих людей долго не живут, так как очень чувствительны ко злу, и этот факт, якобы, даже экспериментально проверен и доказан современной наукой. После этого мой знакомый в ярости расфигачил свой злосчастный горшочек с геранью и навсегда преисполнился глубоким недоверием к цветам. Во всяком случае, меня он вполне серьезно уверял, что и цветы, по его мнению, находятся чуть ли не в сговоре со всеми окружающими его людьми, а точнее, прониклись их лицемерием и ханжеством, а убедила его в этом история с геранью. Должна сказать, что я и сама недавно испытала разочарование, чем-то отдаленно напоминающее чувство моего парижского знакомого. Мне всегда, еще с детства, очень нравились дауны... Или нет, скорее, даже не нравились, а просто казались довольно забавными, потому что у них такие большие головы, и они так смешно обычно говорят, растягивая слова, и с очень важным видом. А тут вдруг на днях по телевизору показали такого типичного дауна, который вдруг начал рассказывать, что состоит в переписке с президентом и даже достал из кармана авторучку, которую ему, якобы, президент подарил... Журналиста, который комментировал этот сюжет, судя по всему, такой рассказ очень забавлял, а я в это мгновение вдруг почувствовала ужасное разочарование — даже не могу объяснить почему — причем не только в этом конкретном дауне, но и во всех остальных вообще. Все их былое очарование и обаяние как ветром сдуло! С тех пор не могу избавиться от возникшего у меня тогда ощущения, что дауны — это тоже, в сущности, самые банальные и обыкновенные олигофрены. То есть тонкое различие, которое присутствовало раньше в моем сознании и побуждало меня отделять одних от других, теперь куда-то улетучилось, и похоже, навсегда... Вот какие причудливые формы иногда способно принимать человеческое разочарование!

Но как бы там ни было, а единственное, в чем ни один человек не способен до конца разочароваться, очевидно, является смерть! И прежде всего потому, что человеку вряд ли когда-нибудь удастся до конца разгадать эту загадку и постичь, как там все на самом деле устроено. И вот эта загадка смерти и заставляет людей зачарованно наблюдать за поведением и творчеством всевозможных маньяков и извращенцев в искусстве, потому что в искусстве, видимо, нет никакого иного смысла, кроме как приоткрывать перед людьми завесу над этой последней тайной бытия. Поэтому, собственно, большинство людей и не склонны доверять в искусстве знаниям и навыкам, которые другие почерпнули во всевозможных академиях и институтах — куда важнее для них именно опыт иного, по отношению к их собственной жизни, бытия, который как бы позволяет каждому хотя бы мысленно умереть или же, по крайней мере, слегка разочароваться в самом себе...

В этом же, я думаю, заключается и смысл бесконечной и всегда неожиданной смены стилей и моды в искусстве, на которые большинство обывателей, озабоченных решением глобальных мировых проблем, почему-то часто склонны поглядывать свысока. И напрасно! Если это и шутка, то за ней явственно проглядывает улыбка смерти... Хотя бы потому, что эта легкомысленная игра в переодевание и смену причесок лучше, чем что-либо еще, свидетельствует о масштабах подлинного сверхчеловеческого разочарования, которое обычным людям даже и не снилось! Разочароваться можно не только в коммунизме или демократии, но еще и в длинной юбке и короткой стрижке, причем не раз...



Глазами гения:

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я