сегодня: 23/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 07/10/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №6. Запретить любовь!

Маруся Климова (07/10/03)

В искусстве, да и в жизни так мало реального, того, что можно было бы с уверенностью потрогать руками или даже просто более или менее зримо представить себе и сказать: «Да, это действительно существует!». Кругом одни бесплотные и туманные слова. И люди научились очень ловко ими пользоваться. «Любовь», например, или же «бог», который, как известно, тоже есть эта самая загадочная «любовь» — по совместительству, так сказать... Эти слова можно поворачивать, как угодно, вкладывать в них самый невероятный смысл, и практически никто не сможет уличить вас во лжи. Лучше всего такими словами научились пользоваться писатели, сразу же вслед за ними идут политики, ну а потом, с небольшим отставанием — все остальные.

Совсем недавно мне каким-то чудесным образом удалось исхитриться и установить себе такую антенну, что я теперь могу смотреть еще несколько телевизионных каналов, которые раньше мне никак не удавалось поймать. В результате я получила возможность видеть сразу несколько телевизионных шоу, доселе мне неизвестных, точнее, даже не видеть, а периодически на них натыкаться во время переключения каналов. Одно из них называется «Окна», другое — «Девичьи слезы», третье... Впрочем, названия в данном случае не так уж и важны, так как практически все эти шоу похожи друг на друга, как две капли воды. Если попытаться передать словами их типичный сюжет, то он будет выглядеть примерно так. Интеллигентного вида мужик с торчащей из-под пиджака рубахой, но с бородкой и в галстуке — на стуле в центре зала с кокосовым орехом на руке. Напротив сидит его жирная жена и жалуется собравшейся в студии аудитории и телеведущему, что ее муж, умница, кандидат химических наук и пр., уже месяц назад засунул в этот кокос руку, желая достать из него немного рису, который почему-то там оказался, и с тех пор вот так и ходит с этим кокосом на руке. Вытащить из ореха руку ее муж не может, так как боится, что, разжав руку, останется без риса, которого ему почему-то по-прежнему очень-очень хочется... Ведущий многозначительно чешет репу, а зрители в студии начинают по очереди советовать мужику с кокосом, как выйти из сложившейся ситуации. Можно было бы, например, попробовать распилить орех, но это небезопасно. И даже жена категорически против, так как не желает, чтобы ее дорогому мужу по ошибке отпилили руку... Ну а если просто разжать руку, а потом перевернуть орех и вытряхнуть оттуда рис? Нет! Против этого категорически возражает сам потерпевший. Он даже начинает ерзать на стуле и трястись всем телом от возмущения: неужели непонятно, что тогда рис останется в орехе... Наконец, ведущий приглашает в студию подругу жены, Веру Дормидонтовну, которая признается, что месяц назад, занимаясь сексом с мужем своей приятельницы, в экстазе тушила ему о руку сигареты, ну а тот не придумал ничего лучшего этого трюка с орехом, чтобы скрыть следы ожогов от жены, которую он, на самом деле, очень сильно любит. После этого жена с нецензурной бранью набрасывается на свою подругу, муж снимает орех с руки и кидается их разнимать, а ведущий опять многозначительно чешет свою репу...

Ну а самым ключевым словом, которое придает драматизм и динамику не только описанной выше ситуации, но и множеству других не менее неожиданных и драматичных жизненных сюжетов, ставших объектами публичных теледискуссий, естественно, является все то же емкое слово «любовь». Если верить этим телепередачам, то ради своих любимых люди готовы подрабатывать в ночных клубах стриптизом, идти на панель, трахаться со стариками и извращенцами, пить человеческую кровь литрами, переодеваться в одежду противоположного пола или даже делать себе транссексуальные операции, да всего и не перечислишь...

Вот буквально позавчера один мой старинный приятель, который на неделю заехал в Петербург из Берлина, пригласил меня в гости и рассказал просто жуткую историю про свою несчастную любовь. Его мама, кстати, сделала очень вкусный винегретик с соленой семгой и даже испекла румяные пирожки с капустой и с мясом. Мы сидели за столом в уютной кухне, ели и пили чай. Потом Саша включил телевизор, а там как раз шли «Окна» с сюжетом вроде того, что я только что описала. Правда на сей раз у бабы мужа похитили инопланетяне и даже подменили ему глаза. После этого он никак не мог узнать свою жену, которая, само собой, его очень любила и постоянно об этом долдонила... Мой старинный знакомый очень внимательно просмотрел эту передачу, а в конце — видимо, под впечатлением — задумчиво спросил меня: «Скажи, а как ты думаешь, любовь существует, или же это все выдумки? Вот мне один знакомый немец рассказывал, что это все равно, что бог — если веришь в существование бога, значит, веришь и в любовь».

Мой друг тоже недавно влюбился в одного человека, то есть он сперва в него не совсем влюбился, он просто ему нравился, вот и все — такой веселый, остроумный, с красивыми голубыми глазами... И он так Сашу обхаживал, короче, нашел к его сердцу какой-то ключик, что Саша в результате в него влюбился. Но это была еще не любовь, а только влюбленность — во всяком случае, Саша понимал это чувство именно так. Как-то Ганс пригласил Сашу к себе в гости поздно вечером, и Саша полетел туда, прямо как на крыльях, даже купил огромный букет роз, а цветы в Берлине вообще стоят бешеные бабки, тем более розы. Но дома Ганс оказался не один — у него там собралась целая компания каких-то тучных краснорожих немцев, которые все поначалу вели себя прилично, а потом, как выпили, стали совсем отвязными и громко хохотали, рассказывая друг другу какие-то там сальные истории на своем грубом языке. А Ганс тем временем все подливал да подливал Саше шнапс, а потом еще и колес каких-то накидал, и Саша в результате совершенно потерял ориентацию, короче, отключился. Проснулся он совершенно голый и связанный рядом с одним из тех жирных мужиков, что давеча так весело и заливисто хохотали. Причем он еще и почувствовал, что у него все жутко болит, а потом обнаружил на своем теле всюду разные ссадины и синяки, то есть, похоже, его сделали участником какого-то садомазохистского акта. Потом выяснилось, что Ганс специально так сделал, чтобы подложить Сашу под своего начальника и таким образом получить продвижение по службе...

«Да, недаром говорят, что любовь — не вздохи на скамейке и не прогулки при луне, лучше и не скажешь»,— с тяжелым вздохом завершил Саша свою историю и понуро опустил голову.

Никогда не забуду нашумевшее несколько лет назад дело, когда баба-следователь передала пистолет в камеру смертников, повинуясь опять-таки все тому же возвышенному чувству любви, а на самом деле вложив в этот жест всю накопившуюся в ее душе злобу к окружающим за свою не слишком удавшуюся жизнь. В результате несколько тюремных служащих получили тяжелейшие ранения. Баба, наверняка, поймала кайф. А на экранах кинотеатров и ТВ появились два или три слащавых фильма, всячески обсасывающих и обмусоливавших эту «романтическую» историю...

Забавно, что несколько лет спустя, в одной из газет мне попалась история со схожим сюжетом. На сей раз из тюрьмы тоже бежал опасный преступник-рецидивист, а ключи от камеры ему передала баба-охранница, тоже якобы в него по уши влюбленная. Правда на сей раз сама эта баба всячески отнекивалась и отказывалась от приписываемых ей чувств. И я думаю, что она не врала. Скорее всего, так оно и есть: она тут не при чем. Просто мафиозная группировка заплатила бабки кому-нибудь из тюремного начальства, чтобы вытащить из тюряги своего подельника., ну тот и поспособствовал его побегу. А потом, чтобы замести следы, все взяли и свалили на эту глупую бабу. Такой сценарий мне кажется вполне возможным с учетом общественного резонанса, который имело предыдущее дело с передачей пистолета. И в самом деле, каким образом эта баба сможет теперь доказать, что она никого и не думала любить, кроме собственного мужа? Кто ей теперь поверит при таком настроении умов? А по большому счету это даже и не важно: поверят или нет. Главное, что выглядит все вполне правдоподобно, и бабки нужным людям уже заплачены. Так что и вникать во всякие там тонкости никто не станет. Любовь есть любовь! Короче, не хотела бы я оказаться на месте этой бабы.

Последний случай очень наглядно показывает, насколько небезобидно слово «любовь» в современном мире. Наверное, его стоило бы запретить. Однако вряд ли это возможно, во всяком случае, я себе не представляю, как можно было бы провести этот запрет в жизнь. А скорее всего, это и не нужно. Потому что это слово для того, видимо, сегодня только и существует, чтобы отличать нормальных полноценных людей от всяких придурков, которым можно безнаказанно приписывать различные возвышенные чувства, даже помимо воли. С большинством писателей, кстати, критики так и поступают, по крайней мере, после их смерти. Однако где-то именно по этому слову проходит сегодня водораздел, отделяющий настоящее искусство от всякого фуфла. Как только натыкаешься на «любовь» в каком-нибудь произведении, значит, это либо детектив, либо «женский роман», либо же еще какая-нибудь дребедень в том же роде. Ошибиться невозможно — действует безотказно, можно даже доверить проверку компьютеру.

Поэтому начинать каждому необходимо с себя самого. Любовь должна быть устранена не из общества, а прежде всего из умов и сердец людей! Что касается бога, то тут и говорить не о чем!



Глазами гения:

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я