сегодня: 20/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 18/09/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Литературная критика

Глазами гения №3. Проблема внешности

Маруся Климова (18/09/03)

Чувствую, что в последнее время я что-то слишком часто стала задаваться так называемыми «вечными» вопросами. Конечно, может быть, и не совсем «вечными», до каких-то уж вовсе глобальных проблем я еще не опустилась, но близко к тому... Если так дальше пойдет, то я, того и гляди, окончательно превращусь в философа, а вот этого бы мне совсем не хотелось!

Философы мне всегда представлялись ужасными неповоротливыми тугодумами, не способными угнаться за бесконечной сменой стиля и моды. Причем не просто не способными, а вообще их не замечающими и игнорирующими. В этом отношении философы, пожалуй, больше всего похожи на ставших персонажами многочисленных анекдотов ученых-интеллигентов. Замечательный образ такого типичного ученого-философа создал Маршак в своей бессмертной поэме «Человек рассеянный»: «Вместо шапки на ходу он надел сковороду...». Вот-вот, практически все известные мне ученые и философы так и ходят «в сковороде вместо шапки», погрузившись в размышления о чем-то далеком и непостижимом, а того, что перед носом, не замечают. Совсем как герой этой поэмы, или же известной рекламы, который стал жарить картошку на нерафинированном масле, потому что его ему на халяву дала соседка, а того, что в шкафу, он и не заметил — о чем ему справедливо напоминает вернувшаяся домой с работы возмущенная жена... Короче говоря, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно!

Думаю, не случайно на протяжении всей мировой истории так и не появилось практически ни одной значительной бабы-философа. Нет, были, конечно, какие-то отдельные извращенки, не говоря уже о тех, что кропают диссертации у себя на кафедрах, но всерьез их все равно никто не воспринимает. Если уж прозу некоторые мужчины считают для женщины слишком тяжелым занятием, то философия — и вовсе неподъемный жанр. Причем именно в этой тяжести и неповоротливости и заключается то, что лично меня всегда больше всего отталкивало в этом «сугубо мужском занятии»... К тому же, ученые хотя бы что-то изобретают, придумывают всякие усовершенствования и нововведения, короче говоря, делают жизнь остальных людей более комфортной и легкой, то есть выполняют функции, схожие с теми, которые возложены на официантов и прочий обслуживающий персонал в различных ресторанах и отелях. Хотя внешне, как я уже сказала, они совсем не похожи на лакеев, так как те всегда гладко выбриты и хорошо причесаны, и от них обычно еще исходит такой волнующий и приятный запах каких-нибудь духов. Внешне ученые больше всего похожи на философов или же, наверное, правильнее будет сказать: философы похожи на ученых. Все-таки надо признать, что ученые, и вправду, приносят пользу окружающим, а вот какой смысл в философии — понять трудно. Философия ведь, в отличие от науки — чистая фикция, причем такая фикция, которая еще, возможно, наносит людям вред, отрицательным образом влияя на их сознание и психику... Вот поэтому философы, очевидно, всячески и подстраиваются под ученых, стараются быть хотя бы внешне на них похожими, то есть тут, скорее всего, мы имеем дело со своеобразной мимикрией, наподобие той, которую можно наблюдать в животном мире, где хамелеоны в целях сохранения своей жизни чаще всего принимают окраску и косят под наиболее ядовитых и опасных зверьков. Только в данном случае все происходит с точностью до наоборот: философы косят под полезных ученых, чтобы не отпугивать от себя, а напротив, притягивать максимальное количество всевозможных учеников и почитателей, за счет которых они и живут.

В принципе, примеры подобного рода мимикрии можно наблюдать не только среди философов, но и вообще среди всех людей искусства в целом. Так как искусство, по большому счету — это ведь тоже чистая фикция, потому что в этой сфере человек, независимо от того, хочет он того или нет, максимально соприкасается с самой обычной и тривиальной пустотой. И вот это-то, видимо, и пугает большинство людей, которые, по молодости и недомыслию сунувшись в искусство, потом начинают опасаться предстать в глазах окружающих абсолютно ненужными, никчемными и пустыми людьми. Короче говоря, вопреки демагогическим декларациям, деятелей искусства участь гения вовсе не прельщает, и большинству из них хотелось бы выглядеть как можно более солидными, серьезными и полезными, то есть такими, чтобы все смотрели на них с уважением и, не скупясь, отслюнивали бабки за каждое их мудрое и веское слово.

Напрасно, к примеру, в свое время все зацикливались на идейном конформизме и продажности так называемых «советских писателей». В конце концов, вступая в партию или же СП, каждый из них совершал вполне осознанный человеческий поступок. Куда любопытнее было бы понять, почему человек в те времена поступал в Литинститут, получал диплом и затем отправлялся по распределению на работу куда-нибудь в «толстый» журнал или же «Литературную газету»... Почему? С какой целью?.. Да все по тем же причинам! Потому что, только совершив этот, в общем-то, бессмысленный для писателя ритуал, пройдя этим привычным для большинства людей путем, каждый труженик пера постепенно изживал в себе все свои тайные комплексы и избавлялся от сознания собственной никчемности, то есть окончательно сливался с окружающим его обывательским миром! Это тоже ярчайший пример животной мимикрии, на мой взгляд! А чтобы убедиться в справедливости моих слов, достаточно хотя бы на мгновение мысленно восстановить в своей памяти внешний облик типичных «советских писателей». Сколько солидности было во всей их внешности, какую сосредоточенную серьезность излучали их лица! Ничуть не меньше, чем лица агрономов, руководителей предприятий, учителей и врачей тех лет! Но самое главное, что коммунистическая идеология, в приспособленчестве к которой с подачи «капиталистической Америки» и т. п. обвиняли писателей всякие там безумные маньяки-диссиденты, давно рухнула, а этот проторенный десятилетиями путь сохранился и в наши дни: институт — диплом — «толстый» журнал. И глубокомысленного сознания собственной значимости в лицах современных дипломированных писателей, поэтов и критиков нисколько не убавилось, ну, разве что, самую малость. Да и изъясняются большинство из них по-прежнему на каком-то производственном арго, особенно критики. Когда читаешь последних, то невольно ловишь себя на мысли, что они окидывают своим взором не литературу, а некое колхозное поле или же хозяйство, которые им необходимо всячески возделывать и обустраивать, выращивая и воспитывая там молодые таланты и гениев, совсем как картошку и огурцы. А на самом деле, за их словами ничего, конечно же, не последует, никаких практических результатов, как не последовало и в советские времена, потому что все это — тоже не более, чем животная мимикрия, необходимая только самим этим человекоподобным существам, чтобы чувствовать свою значимость, полезность и пудрить мозги окружающим...

Ну а если вглядеться в современное искусство чуточку повнимательней, то можно разглядеть и более тонкие вещи. Например, то, как по мере трансформации научно-технического прогресса из поэтической фикции и фантазии совершенно отъехавших и безответственных футуристов во вполне осязаемую и доступную пониманию любого рядового гражданина объективную реальность, большинство современных художников, писателей и поэтов все больше и больше тоже становятся похожими на ученых и, соответственно, начинают изъясняться на довольно-таки причудливом «наукообразном» языке.

И вот в этом отношении, как я уже сказала, на данный момент больше всех и преуспели философы, которых от ученых теперь невооруженным глазом просто не отличишь. Буквально вчера, например, в одной из местных петербургских газет мне попалось такое объявление: «ООО “Здоровый образ жизни” приглашает на работу философа. Справки по телефону...». Так и представляю себе картину: заходишь в кабинет, а там тебя встречает солидного вида улыбающийся мужик с бородой и в очках и начинает тебе втюхивать какую-нибудь лажу про здоровый образ жизни. А там, слово за слово, глядишь, речь и про Бога зайдет — философ, все-таки! Само собой разумеется, что каждый философ, обратившийся по такому объявлению, помимо соответствующей внешности и бороды, должен будет предъявить диплом о высшем философском образовании... Короче говоря, философы сегодня уже окончательно достигли цели: их все уважают, любят, ценят и даже приглашают на работу по объявлениям, совсем как инженеров и кандидатов технических наук. А вот писателям, критикам и поэтам пока расслабляться рановато и, видимо, придется еще немного попотеть. Во всяком случае, объявлений, в которых бы вот так вот приглашались на работу в какую-нибудь обывательскую контору прозаики и, тем более, поэты, мне пока не попадалось. Разве что издательства иногда приглашают к сотрудничеству авторов, но сотрудничество — это все-таки не совсем работа...

Между тем, лично меня не только философы, но и ученые, которым теперь почти все писатели так старательно подражают, никогда особо не прельщали, несмотря на всю их очевидную полезность и изобретательность. И прежде всего потому, что во внешнем облике большинства ученых меня всегда отталкивала не то чтобы явная небрежность, но какая-то недоделанность, если не сказать, неполноценность. Такое впечатление, что ученые как бы всем своим внешним видом стараются продемонстрировать, что настолько озабочены всеми этими своими формулами, серьезными изысканиями и изобретениями, призванными осчастливить человечество, что им абсолютно наплевать на самих себя.

Помню, когда я еще училась в Университете, один профессор во время лекций настолько увлекался собственным изложением, что забывал буквально обо всем на свете. Он быстро-быстро так начинал стучать по доске огрызком мела, выписывая бесконечные буковки и специфические значки, что очечки у него на носу подпрыгивали, а на лбу выступали крупные капли пота, которые он периодически промокал извлеченным из кармана грязным платком. И обычно, как только он стыдливо запихивал платочек обратно в карман, у него по ноге на ботинок соскальзывала расческа — очевидно, из дырки в кармане. После этого он с ловкостью фокусника стремительно подцеплял ее носком той же ноги, подбрасывал вверх, ловил левой рукой и быстро запихивал в другой карман, где, вроде бы, дырки не было — по крайней мере, мне так поначалу казалось. Однако вскоре расческа соскальзывала уже на другой ботинок, и все повторялась заново, только в другом направлении: с правой ноги — в левый карман... В результате, образ этого профессора, точнее, манипуляции, которые он проделывал со своей расческой почему-то запечатлелись в моем сознании гораздо сильнее, чем все его лекции.

И вот эту чрезмерную идиотическую озабоченность всякими отвлеченными проблемами и позаимствовали сегодня у ученых философы, а вслед за ними и некоторые писатели. Поэтому философы сегодня так и востребованы в обывательскей среде. Люди ведь всегда очень хорошо на бессознательном, а точнее, животном уровне чувствуют эту слегка завуалированную готовность им услужить...

А между тем, если в культуре и существует какая-нибудь по-настоящему серьезная проблема, то она вовсе не спрятана где-то там глубоко и далеко, в каких-то чрезвычайно сложных и скрытых от глаз отвлеченных материях и сферах, а, напротив, лежит, можно сказать, на поверхности. На поверхности и на виду у всех! Потому что это проблема внешности! Нисколько не сомневаюсь, что и от всего современного искусства в сознании потомков сохранится только самый общий облик творцов современной культуры, а не тонкости и детали, которые они сегодня с таким жаром обсуждают, точно так же, как и в моей памяти остался только внешний вид того университетского профессора с расческой, а не его лекции...




Глазами гения:


ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я