сегодня: 17/09/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 29/08/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Поэзия

Мёртвые души

Товарищ У. (29/08/03)


Мертвые

Ты и убогая,
Ты и всесильная,
Ты и обильная,
Матушка Русь.
Мягкая мебель,
Бабель и Бебель,
Некогда бывший
Советский Союз.

Мертвые, мертвые, мертвые, мертвые,
Мертвые ха-ха-харонят живых.
Некуда, некуда, некуда, некуда,
Некуда прятаться больше от них.

Выпьем за Родину,
Выпьем за Сталина,
Выпьем и снова нальем.
Подвиг солдата,
Бремя утраты,
Траурный залп человека с ружьем.

Мертвые, мертвые, мертвые, мертвые,
Мертвые ха-ха-харонят живых.
Некуда, некуда, некуда, некуда,
Некуда прятаться больше от них.

Зависть ли тайная?
Злоба ль открытая?
Или на нас тяготит преступление?
Яростный танец,
Последний посланец,
Мертвые люди,
Живые видения.

Мертвые, мертвые, мертвые, мертвые,
Мертвые ха-ха-харонят живых.
Хрена мы, хрена мы, хрена мы, хрена мы,
Хрена мы спрячемся, братцы, от них.

Как положено

В этом мире все меняется,
В этом мире все течет.
Первый мрет, второй рождается,
Третий жрет, четвертый cpет.

День вчерашний, день сегодняшний —
Два рахита-близнеца;
Глазки синие у Солнышка,
Словно пятки мертвеца.

Несмотря на все различия,
Нет глобальных перемен.
Все просты до неприличия
Между этих серых стен.

Все расставлены, прикручены,
Кто к метле, а кто к очкам.
Тот глядит навозной кучею,
Тот коптит по небесам.

Даже плюнуть в морду некому —
Все зады, зады кругом...
Слезы-сопли льются реками,
Хоть рыдать нема о чем.

Некоторые интересные наблюдения

Одиозно бреду по пришпекту,
Забавляясь кромешностью лиц.
Вот похожий на задницу некто,
Вот мальчишки с глазами убийц.

Вот торговка с сарынью на кичке;
Рядом глист в деревянных штанах.
Яйца чешет по скверной привычке
Тихий отрок в печальных соплях.

Вот жопатая бойкая тетя;
Вот лукавый, напыщенный мент.
За автобусом в чахлом полете
Безволосый прыщавый студент.

В довершенье жестокой картине,
От безмыслия вспучив свой лоб,
Отражен в магазинной витрине
Здоровущий насупленный жлоб.

Одиноко бреду по пришпекту,
Ужасаясь кромешности лиц.
Улетает в небо отседова
Одинокая партия птиц.

Снежные люди

Смертельно страшно утром
Глазенки продирать,
Стабильно, пошло, муторно
С будильником вставать.
С будильником в худой груди,
Прискорбно колотящимся,
С утра куда-то тащимся,
Паскудства посреди.
Непримиримо, яростно,
Обильно, безнадежно,
Косноязычно, подло,
Рачительно живем!
Генидки, разговорчики,
Тарелочки, приборчики,
И криком искаженный
Пустой дверной проем.
.......................
Индульгируя, жря и сря,
Проживаем судьбу зазря.

Замогильный Хохот Чацкого

Он лающим криком пронзает горло,
Звенит в ушах, набухает в венах.
И если в зобу дыхание сперло,
Пощады не вымолишь и на коленях.
Он рвется наружу хрипящим кашлем,
Он бьется в висках, разрывает сердце.
Он ваши извилины заново вспашет,
Он сын Сатаны, он предвестник смерти.
Он выбелит спермой людские жилища,
Обрушится рвотой на горы посуды.
Он вас и в заду у макаки отыщет,
Он вам разъяснит, что почем и откуда.
Когда он оставит раздутое тело,
То некому будет вздыхать облегченно.
О нем ли Ева Адаму пела
Над грудой райских яблок моченых.

Человеческое, слишком человеческое

Люди пашут чтобы сеять
Люди давят чтобы выжить
Поджигают чтоб развеять
Затыкают чтоб не слышать
    Люди жрут
    Люди бздят
Людю людь и друг и брат.

Не спать!

От болести некуда деться,
И руки хотят лезвиё.
Не спи, мое бедное сердце,
Разбитое сердце мое.
Куда я стремился без меры,
Куда я охлюпкой скакал,
И где непонятным манером
Как ежик в тумане пропал?
Кому целовал я запястья,
Дрожа, как щенок в январе,
Кому свое лютое счастье
Горстями бросал на заре?
Избит, как французская проза.
Угрюм, как советская власть.
Иссушен, как девичья греза,
Смешон, как гражданская страсть.
Всецело приятные встречи.
Умеренно влажные дни.
Заведомо умные речи —
А вот не по сердцу они.
Лишь вечером, скушавши пончик,
Я сделаю то, что по мне:
Я выйду повыть на балкончик,
Чтоб не было скучно Луне.
Свирепо и весело взвою,
К Луне обращая лицо...
А вдруг над моей головою
Смыкается улиц кольцо?

...........

Если гнать себя в дверь,
То влетаешь в окно.
Если много потерь,
То уже все равно.
Если в воду смотреть,
То в глазах зарябит.
Если долго терпеть,
То почти не болит.
Выжженая земля
Вовнутри у меня.
А больше нет ни хуя,
Только она одна.
Если снится топор,
Это значит — к дождю.
Если наперекор,
То ничего не ждю.
Если широкая пасть,
Вряд ли кишка тонка.
Если решил пропасть,
Надо наверняка.
Выжженая земля
Вовнутри у меня.
А больше нет ни хуя,
Только она одна.
Если под колпаком,
То — перечь не перечь.
Если в нос кулаком,
Может юшка потечь.
Коль застали врасплох,
Нет дороги назад.
Коль на брюхе я сдох,
Поцелуй меня в зад.
Выжженая земля
Вовнутри у меня.
А больше нет ни хуя,
Только она одна.

...........

На апрельском солнышке
Щуриться приятно.
Быть за все ответственным
Вроде и не в тягость;
Хвостики и перышки
Очищать опрятно,
И летать, и ползать,
И вставать, и падать.
Странным ощущениям
Слепо отдаваться,
Щекотать болезненно
Кроткую душонку.
В томном окрылении
Жизнью задыхаться,
Примерять, ликуя,
Неба распашонку.
Радостно, играючи,
Принимать как данность
То, чего не сбудется,
Как бы ни хотелось.
К тихим идиотикам
Проявлять лояльность,
Понимать смирения
Ласковую прелесть.
Все невиноватые,
Божии скотинки,
Милые чудовища,
Добрые мерзавцы.
Выбросить подальше бы
Книжки и картинки
И в носу блаженно
Ковыряться пальцем.
Сбудется, не сбудется,
Надо ли? — не надо.
Так там или как еще —
Главное не в этом.
Вспомнится — забудется,
И опять все рады.
Вот я и приехал,
Вот и песня спета.

Тоска по Родине

...Все равно что сказать: «Железный снег»...
В. И. Ленин

Тоска по ней,
Тоска по Родине,
Тоска по той,
Кого в природе нет,
Тоска по той,
Что бьет по морде мне,
Тоска по той, с кем я не буду никогда.
    Гори, звезда,
    Звезда рассветная,
    Любовь моя,
    Любовь запретная,
    Ты у меня
    Одна заветная,
    Такая горькая, гори, моя звезда.
Свирепый снег, вагонный свисток,
Тяжелый бег кирзовых сапог,
Убитый взгляд из-под бровей,
Я не увижусь больше с ней.
    Дремучий холод спальных мешков,
    Кирпичный хохот старых домов,
    Чеканный шаг, гортанный вздох,
    Кромешный мир, несчастный бог.
Сдирая кожу, падал снег,
И ветер рвал остатки век,
Смерзались слезы на щеках
И поцелуи на губах.
    Я убегал — и не сбежал.
    Я догонял — и не догнал.
    Я убивал — и не убил.
    Я забывал — и не забыл.
Тоска по той,
Кого забыть нельзя,
Тоска по той,
Кого убить дерзал,
Тоска по той,
Чей снег забил глаза
И от кого я никогда не убегу.
    Тоска по той,
    Кого в помине нет,
    Кто на виски
    Ложится инеем,
    Тоска по той,
    Что сучьим выменем
    Свербит в изъеденном раздумьями мозгу.
Холодный труп, голодный тулуп,
На всю землю единственный пуп,
Я вам скажу один секрет:
Кого любил, того здесь нет.
    Железный снег, болезный Христос,
    Тяжелый бег вагонных колес,
    Свербящий стон седых полей,
    Тоска по Родине моей.

...........

Cкоропостижно опроставшись,
В бозе почил.
Доконали
Догнали
Дети Кукурузы, внуки Кока-колы.

...........

Осень пишем — зима в уме;
Хочется наружу — наружи нема;
Кажется, что без толку, — выходит боком;
Станешь раком — прощайся со сракой;
И судьба экзистенции
Вне нашей компетенции.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я