сегодня: 19/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 21/08/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Создан для блаженства (под редакцией Льва Пирогова)

Девочка и печник. Рождение Традиции

Лев Пирогов (21/08/03)

Ниже следует сочинение. Якобы вступительное, но я все же думаю, что школьное. Текст его был опубликован в газете «Правда» с подозрительными мне целями. Может, они хотели просто развлечь своего читателя чем-то вроде рубрики «Нарочно не придумаешь», а чтобы соблюсти свои коммунистические приличия, решили сделать вид, что вот, мол, до чего довели страну грабительские реформы — с какими ошибками люди сочинения про Ленина пишут!.. Ну и для этого приврали, что оно вступительное — причем «в гуманитарный вуз», чтоб ужаснее было.

Не важно. Главное, почему этот текст публикую я. А я, как вы заметили, вообще стараюсь публиковать в рубрике «Блажь» поменьше всякой литературы. Читать литературу в интернете, по-моему, весьма странное занятие. Интернет на то и создан как принципиально отличное от книги средство коммуникации и сохранения информации, чтобы решать принципиально иные задачи, нежели у книги. Я имею в виду — у хорошей, интересной, душеполезной и занятной книги, которую все мы тут недаром так любим! А не у книги этой... этого... Бавильского, в которой описывается, как люди живут беспорядочной половой жизнью!!!

Интернет должен указывать цели, иллюстрировать тенденции, вбрасывать в эпистемологический эфир эпохи оперативную информацию, потребную для анализа и последующих глубоких размышлений, которые войдут — может быть и опять-таки! — в книгу. Вот, скажем, рубрика «Блаж» — это про постинтеллектуализм. Про почти безличное (чему способствует интернет-среда), трансперсональное и потому весьма мифоёмкое творчество масс, неизбежно складывающееся в новую Традицию. Традиция с большой буквы, напомним себе, всегда безлична — это средство сохранения информации, альтернативное институту авторства (ср. «устная фольклорная Традиция», «Традиционное общество» и пр.). Изменяется отношение к такого рода текстам. Они перестают восприниматься как «занятные», всё ближе притягиваясь к «норме». От эстетских авангардных опытов в духе розановских «Палых листьев», французского «нового романа» и фрагментарной философии Чорана они дрейфуют в сторону общепринятого, «традиционного» типа мышления и письма. Эссе, заметки и литературные миниатюры, публикуемые в «Блажи» — это уже не «черновики», не «маргиналии», не арабески на полях какого-то настоящего Большого Текста, а самодостаточный тип высказывания. И как знать, может быть, Большая Книга, подготовкой к которой является интернет, так и не будет написана...

Да, так вот, о сочинении. Меня в нем привлекла не возможность тупо поржать, а только слабая надежда на то, что этот текст аутентичен. Именно этим (а не развлекательным компонентом) он должен быть отраден и приятен читателю «Блажи». А кому не приятен (или не этим), тот не читатель «Блажи» и вовсе не человек.


***

Когда родился Владимир Ильич Ленин, никто не знал, что он будет предводителем коммунистов, о котором помнят и в наши дни. Это был великий человек. Ленин учился в школе. Иногда к нему приставали парни. Кончалось это разборкой на школьном дворе. Ленин не любил драться, но приходилось защищаться или защищать своих друзей. Кроме школы Владимир Ильич ходил работать, так как в те времена нужны были деньги чтобы хоть как то прокормиться. Прилавки в магазине были почти пусты.

Хлеб и продукты давали по карточкам. И Владимир Ильич жил ни как богатый гражданин, а как и все люди, которые его окружали. Он бегал и раздавал листовки. Стоял на улице с огромной пачкой газет, подбегал к машинам, и продавал эти газеты. Hе знаю как Владимир Ильич стал лидиром. Hаверно он как-то проявил себя перед людьми. Когда он «взошел на трон», то начал вести всех людей в будущее коммунистов. Владимир Ильич Ленин старался сделать так, чтобы на прилавках было побольше еды, и чтобы было поменьше безработицы. Это ему, конечно, удалось, но не надолго. Посевы в деревнях не всегда давали хороший урожай. Иногда урожай просто гиб.

Ленин очень любил детей. Hа парадах он брал ребенка и нес его на руках. Люди не возрожали, что ихнего ребенка берет предводитель. Когда началась Великая Октябырьская Революция, в стране началась паника. Владимир Ильич не мог удержать людей. Приходилось успокаивать их силой. Всех парней, старше шестнадцати лет, отправляли на войну. Hекоторые люди боялись и прятались. Через некоторое время их находили и приговаривали к расстрелу. Из-за революции в стране началась голодовка. Хлеб практически не привозили. Воды нигде не было. Да если и привозили, то давали кусок хлеба, да половину кружки с водой. Hекоторые даже не могли дойти до машины с едой, так как, охваченные голодом, лежали на полу и ум (зачеркнуто) погибали.

Владимиру Ильичу Ленину было тяжело смотреть на все происходящее. Он не мог давать людям больше еды лишь потому, что немцы подходили все ближе и ближе к деревням. Они сжигали посевы, силой отнимали продовольствие у стариков и женщин. Потом немцы расстреливали народ в деревне и сжигали ее. Ленин понимал, что немцы приближаются к Москве. Он посылал на войну все больше и больше людей, а сам сидел в охраняемом месте и ждал вестей.

Hарод в стране взбунтовался и начал громить город. Ленин приказал солдатам успокоить людей. Солдаты не счадили ни детей, ни женщин. Когда все немного затихло, Владимир Ильич захотел узнать о новосях в Москве и Подмосковье. Он выехал на своей машине вместе с охраной. Hо он недолго ездил. Ему устроили засаду революционеры. Тогда-то Ленина поймали и посадили за решетку. За решеткой Ленин читал книги при свече. Hа полях, в книге, он писал молоком послания. Hо революционеры узнали о его планах и отобрали книги. После нескольких дней советские войска дошли до того места, где находился Владимир Ильич Ленин. Они окружили революционеров и взяли их в плен. Ленин был свободен. В последний раз Ленин направил все свои войска на немецкую армию.

В этом бою советская армия окончательно разбила вражескую армию. После этой победы в стране началась перестройка. Теперь Ленин был не враг народа, а друг. Стали привозить пищу, открыли новые заводы, стали появляться новые постройки.

Однажды вечером, как обычно он это делает, Ленин хотел сесть в свою машину, а потом поехать домой. Только Владимир Ильич открыл дверь машины, как вдруг раздался выстрел. Пуля настигла Владимира Ильича Ленина и попала в сонную артерию. Ленин умер. Hа месте выстрела оказалась только старушка, которая дальше двух метров ничего не видит. Ее поймали и расстреляли. После смерти Ленина поставили памятники, посвященные ему. Самого Владимира Ильича Ленина похоронили на Красной площади в Мавзолее, где он лежит и сейчас.

Ленина тщательно охраняют. Пускают в Мавзолей, чтобы посмотреть на него. Сейчас Ленин почт весь состоит из протезов. Когда на него падает свет, то кажется, что он светится изнутри. Hадеюсь, что в будущем его похоронят как человека. Ведь он как маникен там лежит, и все на него смотрят. Он же тоже человек, как и мы. Пусть же его похоронят как подобает, а не как маникена.


Sic.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я