сегодня: 22/08/2019 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 14/08/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Создан для блаженства (под редакцией Льва Пирогова)

Красота по-американски

(Раз, два, три, четыре, пять — Мадонна ягодка опять)

Лев Пирогов (14/08/03)

Сегодня у нее двое детей, девочка и девочка, но есть надежда, что будет и мальчик — недаром она занимается каббалистикой, в честь чего носит на запястье красную нитку (другая такая же — у Деми Мур), и одевается у модельера по имени Стелла Маккартни, а мобильный телефон у нее звонит мелодией «Je ne regrette rien», под которую тревожный Вячеслав Тихонов везет пастора Шлага к германо-швейцарской границе (примерный диалог: «По-моему, Гендель лучше».— «Нет, пастор, вы ошибаетесь, эта музыка останется в веках...» Пастор морщится). И еще у нее сегодня день рождения.

А начиналось все омерзительно. В восемьдесят шестом, а может, даже пятом году я сидел в гостях у какого-то, наверное, неслабого человека (раз у него были польские журналы), и листал журнал. Польский. Как и десятилетие на дворе, всё там было гнилое. Группа «Дюран-дюран», уродливые лосины, пластмассовая бижутерия, начесы, грим, мысли. На вклейке, раскорячившись в позе чего-то-там-испускания, сидела крашеная девица. Ее было нельзя не заметить: даже на фоне «Дюран-дюран» она была омерзительна какой-то уж совсем выдающейся, запредельной, архиомерзительной омерзительностью. Непрокрашенные корни волос, невыщипанные брови, нагуталиненные ресницы «с комочками», свекольные скулы... Все это приделано к двум безвкусным цыганским клипсам величиной с кольца Сатурна.

— Это еще что за чучело? — пробормотал я с чувством морального превосходства.

— Что ты,— сказали мне.— Разве не знаешь?! Это же Мадонна...

Я застеснялся. Я знал, кто такая Мадонна, и решил, что мои друзья неудачно шутят. «Мне не смешно, когда маляр безродный мне пачкает «Мадонну» Рафаэля...» В детстве я читал много книжек. Исключительная образованность нередко подводила меня. Скажем, лет за пять до описываемых событий в дверь позвонили. Я открыл. На пороге стоял опасный хулиган Смыков.

— Слышь, чё, у тя кроны есть?

Я застеснялся. Я понял, что меня, кажется, грабят. «Н-нет»,— задумчиво сказал я.

Хулиган Смыков нахмурился. Что-то в моем ответе его насторожило.

— Ты хоть вообще знаешь, чё это такое?

— К-кажется, деньги...— криво улыбнулся я с видом интеллигентного человека, подвергшегося насилию.

Хулиган Смыков сплюнул.

В его ложной хулиганской системе ценностей «Кронами» назывались девятивольтовые батарейки...


***

Заподозрив польскую Мадонну в родстве тем стыдным батарейкам, я счел за благо саркастически отмолчаться. И правильно. Оказалось, она певица.

Их там много было таких, в неблагословенных восьмидесятых. Сандра, Кайли Миноуг... Исключительная образованность подсказывает еще зачем-то Сабрину и Саманту Фокс, но эти, кажется, по другой части. Выдающиеся певицы, настоящие артистки... А тут... Как говорится в романе Шолохова «Тихий Дон», «...и что он, милушки, нашел в ней хорошего? Хоть бы баба была, а то так... Ни заду, ни пуза, одна страма. У нас девки глаже ее выгуливаются».

Известно, что современная поп-музыка описывается поговоркой «It’s not a song, it’s a singer». Дескать, не в песнях дело, а в том, кто поет. Как ходит, как одевается, как разводится с мужьями, как водится с журналистами... Продается не музыка (вдохновение не продается), а имидж. Это все понимают. Не все, однако, понимают, чем имидж отличается от репутации. Многие путают одно с другим и наивно пытаются продать репутацию вместо имиджа. В политике, например, это плохо кончается. В шоу-бизнесе кончается еще хуже — плохо берут. А отличить одно от другого весьма просто.

Репутацию нужно «копить», «выстраивать»; она сродни семейному бизнесу, основанному прадедушкой и лет сто барахтавшемуся где-то на пределе рентабельности, прежде чем начать приносить сверхприбыль. Имидж — это когда «сразу». Допустим, берешь и перекупаешь основанный чужим прадедушкой сверхприбыльный брэнд. Или берешь и приватизируешь что-нибудь. Какие-нибудь недра. Когда «сразу», это всегда изящнее. Остап Бендер разбогател изящнее, чем Корейко.

Секрет успеха Мадонны заключался именно в приватизации недр. Она присвоила наработанную веками репутацию своей... однофамилицы. Как со всей очевидностью следует из фильма «Крестный отец» Френсиса Форда Копполы, американцы просто обожают ходить по улицам взад-вперед со статуей католической Богородицы. Они без этого не могут, у них такая привычка. А что обожают носить американцы, то обожают носить все. Тут уж на мосластую певицу Луизу Чиконе начинает работать вся инерция мирового фондового рынка: от отмены долларового золотого эквивалента и до последней войны в Ираке.

В юности нам всем нравилось читать булгаковский роман о похождениях юродивого Га-Ноцри: «Ишь ты, вон как было на самом деле!..» Когда выясняется, что «взаправдашняя Мадонна» — это не мраморная статуя из костела, а нечто раскоряченное в польском журнале, становишься жертвой такого же эффекта «ложной аутентичности». А почему нет? Замечательный русский философ Юрий Мефодьевич Бородай в своем блестящем эссе «Почему у Богородицы было лицо скорбной юродивой» неопровержимо доказывает: потому что она была побитой камнями, чудом выжившей и свихнувшейся на почве пережитого блудницей. Иначе как бы мог Спаситель родиться в хлеву — имея столь знатного юридического отца, представителя одного из наиболее знатных колен Израилевых!

Что ни говори, непорочное зачатие — штука тонкая. Людям нравится про него думать... время от времени. Даже таким интеллектуально занятым, как Юрий Мефодьевич.

Ну и вообще: представьте, что завтра на телеэкране появляется клип певицы по имени Женщина. Не Земфира, не Юля, не Катя Лель, а просто — Женщина. Не обеспечит ли ей это сиюминутный шумный успех? А ведь в западнохристианской культурной традиции Мадонна — это и есть женщина, базовая модель. Средневековые художники изображали женщин беременными — помните, с высокими подбритыми лбами, в белых (не помню, как называются) конических колпаках?.. С демографической ситуацией это никак не связано. Просто тогда, в XIV веке, женщины носили под платьями специальные корсеты, придающие фигуре S-образный, «беременный» силуэт.

Считалось красиво.

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я