Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Литературная критика

Погружение: Эйсид Хаус

/Ирвин Уэлш, «Эйсид Хаус». М.: АСТ, Ермак, 2003/

Евгений Иz (12/08/03)

Вторая книга Уэлша, написанная в 1994 г., издана — вместе с иzвестным «Трейнспоттингом/На игле» — по-русски. Серия «Альтернатива», горячий и хулиганский перевод Алекса Керви, сокровища евродекаданса.

Уже на обложке читателю суггестивно напоминают о КУЛЬТОВОСТИ и ЗНАКОВОСТИ Уэлша. И в этом, кажется, ни у кого не возникает сомнений. Причем, эти культовость и знаковость со всей очевидностью вытекают из уэлшевской простоты, из его простых тем, интонаций и подхода, что бы он ни изобретал в очередной раз. Выходит неиzменно массово — модно — демократично. В этом — культовость, и, как следствие — знаковость. Евроотребье, часто воспроизводимое в рассказах писателя, может без труда считывать эту прозу, ориентированную, впрочем, на несколько более продвинутую аудиторию. Это в идеале.

Многие смотрели несколько лет назад фильм «Эйсид Хаус», название которого иногда мрачно переводили как «Кислотный дом». В одноименном сборнике рассказов три использованных в фильме сюжета имеются практически в аналогичной форме. Всего же около двадцати историй, поведанных просто, с «грубым изяществом», с юмором и беспрекословной убедительностью.

Собственно, о погружении в эту книгу. Рассказы быстро затягивают своей доступностью и скоро помещают читательское сознание в знакомую уэлшевскую реальность с эпицентром в Эдинбурге и спорадическими отлучениями в Лондон или Амстердам. Ощущение мрачности превалирует, но не распахивается в депрессивные состояния, не съезжает в раковый макабр, а ритмично пульсирует — в духе эйсид-хауса, в стиле «Underworld». Уэлш в своей прозо-структуре не слишком увлекается способами мышления поколения 40-летних, он ориентируется на людей до 30, способных к более легкому «мониторингу» и более скоростному сканированию окружающих событий и фактов (По мнению короля мелодий и ритмов зарубежной эстрады Давида Боуи, такой подход позволит молодым людям выжить в ситуации глобального информационного хаоса грядущих десятилетий). Так что избран верный бит, и ритм правильно звучит. Без этой незатейливой смены картинок и событий «Эйсид Хаус» был бы токсичной волной фрустрированного, беспросветного «реалистического бреда». И все же, ощущаешь невольно, насколько кошмарно жилось несчастным шотландцам, да и англичанам тоже, в первой половине девяностых. Да уж, все читали и знают, что Эдинбург и эдинбуржье — реальный анус мироздания...

Рассказы в сборнике вполне короткие и так и просят о быстром чтении, ибо общее впечатление от книги можно оценить как «интересное», а тематическое наполнение отдельных рассказов уложится в оценку «жуть и мрак». Судить, конечно, читателю индивидуально, но вот ориентиры:

Меня тронул рассказ «Там, где разбиваются мечты»: на вилле в Беверли-хиллс отдыхают невыдуманные Мадонна, Ким Бейсингер, Кайли Миноуг и Виктория Принсипал. Они ведут в неимоверно жлобском стиле беседу о каких-то привлекших их сексуальное внимание мачо-осеменителях из далекой английской провинции, вздорят между собой, выглядят сверхпошло и супербрутально. Затем сами себе приzнаются, что мечты съездить к простым симпатичным грузчикам в шотландскую глухомань — неисполнимы, назад пути нет. Вернее, где-то так: «ну, б..., назад, типа, пути нет».

Рассказы «Рохля», «Эйсид Хаус» и «Общее дело “Грэнтон стар”» — это как раз из фильма Пола Магуигана «Эйсид Хаус». Помните симпатягу на дождливой карусели под двойной дозой кислоты «Супермарио»? — Коко Брайс! Я Коко, факин, Брайс!!!

Из рассказа «Общее дело “Грэнтон стар”», где кафкианский исход превращения адаптирован к эдинбургским урбанистическим реалиям, хочется вынуть пару культовых/знаковых цитат. А именно слова Господа Бога, явившегося в пабе молодому обормоту Бобби (Бог потягивал густой темный лагер):

«Я сделал вас, идиотов, по моему образу и подобию. Вы это все натворили, вы, вашу мать, и разбирайтесь. Этот кретин Ницше вообще облажался, когда сказал, что я умер. Я не умер; я просто послал вас на...».

Стиль Уэлша (потерявшего прозаическую невинность в автобусе). «Я не умер» — ну, да, прямо «Неправда, пирог мой не сырой!».

И другая цитата оттуда же, того же персонажа:

«Ты прямо как я, Боб. Ленивый, апатичный, тормозной мудак».

Вот так. Никаких надежд, никакого будущего. Лишь три оси у мироздания: клубы, пабы и стадионы. Ну, еще девушки с магнитными глазами, но здесь уже у людей масса проблем. Здесь, как видим, проблем много больше, чем с наркотиками, с которыми, вообще-то, никаких затруднений, если вам очень хочется и вы в Дыму (слэнговое название Лондона).

Я вот вспомнил, глядя на уэлшевского Господа, глушащего пинту за пинтой, высказывание индусского великого «трезвенника» Рамакришны, который кому-то из наивных заокеанских гостей говорил, что, мол, поглядите на сей мир — по всему видно, что Создатель прикладывался к бутылке, и весьма крепко прикладывался. Так что тема не нова и давно прочувствована. И Уэлшевский Бог, не имея возможности за апатичность и лень наказать самого себя ввиду своих бессмертия и бесконечности, наказывает своё аналогичное подобие на Земле. Бобби-муху прибивает его же мать. Кстати, фрейдокопам Уэлш в «Эйсид Хаусе» дает немало то ли экивоков, то ли дразнилок по поводу именно эдипова комплекса.

Из книги этой выныриваешь с легким головокружением (много разнообразных наркотиков, алкоголя и алко-нарко-секса), но зато без параноидальных тенденций. Стиль Уэлша паранойе не способствует, слишком уж он трезвомыслящий инженер душ человеческих. Ну и еще — практически все герои и персонажи мужского пола и множество их спутниц в этом сбонике говорят потоками живого мата. Чувствуется, что переводчик пребывал даже в некотором апломбе в этом смысле. И ведь как-то теоретически непонятно, почему молчат в отношении мистера Уэлша «Идущие вместе»? Местных дел по горло? Но ведь это не эффективно! Пока голову гадины в сортире мочишь, она хвостом уже замахивается.


Интервью с переводчиком.



Вернуться к обычной версии статьи