Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Создан для блаженства (под редакцией Льва Пирогова)

Пища наша

Евгения Долгинова (29/07/03)

Все бабы как бабы, гонят рецепты, а я что. Вот завтра сделаю, типа, мраморный торт. Крэм: творог смешать со сметаной (или майонезом), добавить много-много чеснока, зелени и перца. Очень свежий, лучше теплый черный хлеб (бородинский) — срезать корки, настрогать острым влажным ножом на пластинки в 1 см. Густо проложить крэмом — в холодильник под груз. Еще хорошо (завернув в три слоя фольги) посидеть жопой, как на не глаженом белье, но жопа должна быть мужская, костистая, не то что... Резать поперек. Отлично под Немировку медово-перцовую,— «соленый мрамор сахарных расщелин», писал Б. Ч.

Курсе на первом меня привели в гости в «интеллигентную питерскую семью», там я и услышала от хозяйки в зябкой чеховской шали: крЭмА, тортЫ, кексА, музЭй. Очень понравилось.

Или вот салаты, понесло Остапа. В салате главное — чеснок и сыр. Недорогой: Рокишкис, Совьет, можно Чечил. Хороша и немецко-турецкая Фета. Дальше трава: много-много киндзы, укропа, кресс-салата, порея и зеленого лука. Можно яйца, но мне, как правило, лень варить (их же еще и чистить надо). Важно: ветчину какую или вареное мясо, немножко. Потом можно огурцы, помидоры, перец, маслины, но можно и без них, потому что зачем нам лишний расход в хозяйстве. Майонез, да. Курочка Ряба — гнусноват, но вдвое меньше калорий, чем в Оливковом Провансале. От запора: вареная свекла, соленые огурцы, чеснок, Олейна,— поистине клизма.

Мясо: обязательно смазывать горчицей до духовки. С мясом катастрофа: берешь филе с витрины, а там внутри сплошь сухожилия, насобачились хитрожопо заворачивать. А как развернуть? — руки будут в крови, перед людьми срам. Шейка по 220, посмотришь дома — размороженная, блядь. Через раз так попадаю. В родном-то городе на рынке самая что ни есть юная парная свинья не дороже 130. А в нашем универсаме минтай мороженый (филе, правда) — тоже 130. Ну и за что мне, спрашивается, любить олигархический капитализм?

Не, в 1991-м, когда я в отчаянии бацала килограммы лапши домашней (мука, яйца, вода) и вареники с, пардон, вареньем из черной смородины,— мы как-то интереснее жрали. Как-то более творчески, с, как выражаются пионервожатые, с огоньком и придумкой. Потому что вера была, понимание всей ответственности момента, граждане, подтяните пояса. Смотрю, бывалоча, на Гайдара, на мокрые прядочки его на мерцающем челе, думаю: это все мыши, злые мыши, они разбили голубую чашку,..— а тут супруг идет с бутылкой венгерского пойла и двести грамм Робусты в зернах,— глотну этой Сангрии, господи: иностранного вкуса! — и огни большого рынка горят-сияют сквозь волнистые туманы, пробирается луна...



Вернуться к обычной версии статьи