Топос. Литературно-философский журнал.
Для печати

Вернуться к обычной версии статьи

Поэзия

Судьбы акиян

Il tempo se ne va

Злые мысли и добрые чувства
Повторимы, как лист на капусте.
Волчья радость, собачья печаль,
Первый снег и последний причал.

Снаружи будто бы плохой,
На самом деле я другой;
Нас, хороших, вобсче очень мало,
Может, даже один я такой.

Небесных дырок синева —
Поэтов братские могилы.
Любовь жива — душа мертва,
А я как был, такой же милый.

Небес густая синева —
Как будто бы они не в клетку.
Душа мертва — любовь жива,
Заманчивая, как котлетка.

Не заметил, как кончилось лето.
Я бы, может, забил и на это,
Если б только уверенно знал,
Что не Вас я тогда увидал.

Кого я видел впопыхах,
В таких же кожаных штанах
И в таком же задумчивом взгляде,
Но с ведром моей жизни в руках.

E intanto il tempo se ne va
e non ti senti piu’ bambina
si cresce in fretta alla tua eta’
non me ne sono accorto prima

E intanto il tempo se ne va
tra i sogni e le preoccupazioni
le calze a rete han preso gia’
il posto dei calzettoni


***

В призраках прошлого
Слишком много пошлого.
Донельзя живучи
Старые ошибки.
Бешеной иллюзии
Пагубен укус.
Снова благодать снискал,
Ободранный как липка,
И в дебрях экзистенции
С достоинством пасусь.
Час за час цепляется.
День за днем волочится.
Мгновения свистают,
Как пули у виска.
Убийственно спокойная,
Мысля в мозгу полощется —
О том, что в данном случае
Я не там искал.
Вы неисчерпаемы,
Как братская могила.
Я безоснователен,
Как цыганский дождь.
Любовь непритязательна,
Как свиное рыло,
Судьба безотносительна,
Как скошенная рожь.
Память плотно задраит шлюзы,
Сон не вскроется в новом сне.
Вы не будете больше музой,
Вы не будете музой мне.
Вы не встанете утром рано
Провожать меня в дальний путь.
Ежик вынырнет из тумана,
Чтоб поглубже туда нырнуть.


Романс

Отцвели ужъ давно
Хрызантемы в саду;
Что ни шаг, то в говно,
Что ни день, то в бреду.

Что ни добрый, то глуп,
Что ни умный, то труп,
Что ни врач, то палач,
Что ни поп, то стукач.

Если Бог, то в залог,
Если лих, то в толпе,
Если жив, то в рассрочку
И т. д. и т. п.

Отцвели уж давно
Хризантемы в саду;
Что ни шаг, то впросак,
Что ни тень — то в плетень...

Ну и пусть отцвели — 
Я слезЫ не пролью:
Лишь бы пыхты росли
В чужедальнем краю.


***

Жалуются люди,
Жалуются пыхты,
Жалуются карлики
И титаны духа.
Вяло и невесело
Слушаешь мой стих ты,
Божья длань отвесила
Небу грома плюху.
Чу! Земельку спрыснуло
Мертвою водою...
По окошку ползают
Червячки дождя.
Страшно быть хорошею,
Скушно быть плохою,
Никого не помнючи,
Ничего не ждя.
Рощи отцвели,
Пыхты отпыхтели,
От этой канители
Я умру вдали.


Судьбы Акиян

Жаль, что я не матрос:
У матросов,
Говорят, не бывает вопросов.
На невымытой палубе жизни
Я утратил задор оптимизма.
Утомленный морскою болезнью,
Я блуждаю слепой и облезлый.
И придется мне в трюме закрыться,
Чтобы всуе за борт не свалиться.
.................................
Пропыхтите, моя дорогая,
Мне из Вагнера что-либо вслед.


...........

Все ли со мной нормально?
Дома ли все у Вас?
Под небом, таким фатальным,
Земли бесстыжая грязь.
Словно заточкой в пузо,
Словно педалью в зад.
Вот Вы какая Муза,
Вот Я какой Солдат.
Как всегда ничего не получится.
Как всегда бесполезно врать.
Как всегда, если долго мучиться,
Можно рифмами мир заблевать.
Есть ли меня глупее?
Есть ли глупее Вас?
День ото дня свирепее
Становится мой рассказ.
Стоя кушают свиньи.
Стоя гибнет герой.
Под небом, фатально синим,
Приняв неравный бой.
Хотел бы я быть Тарзаном,
Чтоб на деревьях жить.
Под небом под этим сраным
Пташкою гнезда вить.
Кудлатому, как Чипполино,
С ветки на ветку скакать,
Солнцем вымазав спину,
Горным слоном орать.
Медвежьим питаться мясом,
Со взглядом ходить на льва,
На воле, в диких пампасах,
Позабыть людские слова.
А когда бы Вы, заблудившись,
Обреченно скитались в лесу,
Я б тайком из-за дерева вышел
Любоваться на Вашу красу.
Вы бы долго на помощь звали,
Странный мой силуэт увидав.
Надо мною б мартышки порхали,
Извивался в ногах удав.
Я бы громко зубами лязгал,
Созерцая Ваш лютый испуг.
А потом в ритуальной пляске,
Улюлюкая, прыгал вокруг.


Монотонно

Засыпают, устав, игрушки,
Бесполезные книжки спят.
Одеяльца, кроватки, подушки
Затаились и ждут ребят.
Месяц небу — серпом по яйцам,
Аж посыпались звезды из глаз!
По земле темнота разливается,
Я опять вспоминаю Вас.
Вы, конечно, уже уснули,
И не думая обо мне.
Не препятствуя, потонули
В монотонно спокойном сне.
Звезды сыплются, сны сменяются,
Монотонный сплошной поток.
Месяц небу серпом по яйцам,
Небо месяцу — пяткой в бок.
Но когда зазвучит двенадцать
Монотонным боем часов,
Стану громко в окно стучаться,
Взбаламутив потоки снов.
Белый призрак в рубахе красной,
В эту ночь погублю Ваш покой,
Монотонно, жадно и страстно
По стеклу скребя пятерней.


Голуби

От встречи до встречи, от взгляда до взгляда
Людишек, делишек, мыслишек провал.
Одна ты осталась бедой и отрадой,
Когда на листовки я душу порвал.
Полезные сказки, словесные связки
Безмысленно тлеют в сумятице дней,
А неба кисель топит солнца колбаску,
И тонет она, и кругом все темней.
От встречи до встречи, от вздоха до вздоха,
Уездная тишь и звериная глушь.
Свирепо бубня в ожиданьи подвоха
Упрямых молитв беспросветную чушь.
Забытые истины странно живучи,
Избитые фразы нежданно метки.
Сезонные сны нестерпимо дремучи,
Привычные рамки фатально узки.
Отпущены сроки, опущены руки,
Задернуты шторы и взведен курок.
И я, охуев от любви и разлуки,
От встречи до встречи мотаю свой срок.


...........

Only You.
Он ли я?
Очи долу,
Руки в боки.
Рвется парус одинокий,
Вдаль уходит снов ладья.
Цепенею.
Индевею.
Буря мглою небо кроет.
Руки в боки,
Очи долу,
Льются строки
И столбцы.
День за днем.
Пень за пнем.
Тень за тенью
На плетень.
Ты далече.
Жажду встречи,
Ожиданием придушен.
Обезличен.
Искалечен.
Упоенно уповая,
Потаенно потакаю
Странной слабости своей.
Индевею.
Цепенею.
Буря матом небо кроет.
Наверху темно и чудно.
Будней студни
Беспробудны.
Слезы жертв и кровь героев
Так и сыплются с небес,
За Олимпом за горою
Чешет пятки Ахиллес.


Поминальная

Все забудется, простится,
Нет начала, нет конца,
Ваших радостей водица,
Мой кремлевский цвет лица.

Безначальность, бесконечность,
Дерзкий клоп, голодный гроб,
Ваша гордая беспечность,
Мой клейменый думой лоб.

Мысли вежливый обрубок,
Небо в сперме облаков,
Ангелов последних трубы,
Выгребные ямы снов.

Добровольцы на полставки,
Невостребованный рай,
Подозрения пиявки,
Оправдания сарай.

Зрелый скепсис, прелый сепсис,
Спелый сплин, горелый блин,
Сердце под любовным прессом,
Журавлей убитых клин.

Книжек бредни, песен сплетни,
Щей потоки, змей хвосты,
Рыцарь бледный, всадник медный,
Вечно желтый дом мечты.

Ленин, Сталин, Авель, Каин,
Кровь героев, пот святых,
Пасха вкупе с Первомаем,
Ваше доблестное «Пых-х-х».

Бабы, деды, День Победы,
Злой троллейбус номер пять,
Деньги, завтраки, обеды,
Смеха шорох, грусти гладь.

Вы ли, я ли, много ль, мало,
Стон полей, война бровей,
Нет конца и нет начала
У истории моей.

Все вернется, все поймется
В тот великий час, когда
С неба лихо наебнется
Наша мрачная звезда.

Товарищ У. (07/07/03)



Вернуться к обычной версии статьи