сегодня: 24/02/2018 Топос. Литературно-философский журнал. статья: 04/06/2003

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге

Библиотечка Эгоиста (под редакцией Дмитрия Бавильского)

Гражданские войны, или первая часть книги "Смерть трагедии", расположенная второй

Илья Кутик (04/06/03)

Как бы мы ни раскладывали поэтику Кутика на референтные составляющие (из желания понять его, а не объяснить), поэт остаётся со своим резким identity, отличным от своих отражений в чужих мирах. Кутиковская интонация как-то вме­щает и пафос, и юмор одновременно, но это юмор, не выворачивающий пафос наизнанку, не противоположный глаголящей высоте. На этом перекрёстке поэт видит своего читателя. Читатель Кутика - это социально вписанный тип, добившийся в жизни досуга для чтения замысловатых текстов, ставящих под вопрос рациональ­ные навыки и блаженный автоматизм, защищающий занятого человека в мире сложных технологий.
Алексей Парщиков


Роберт Мазервелл
But war too is culture Reginald Gibbons Вступление Что делать с мыслями? зарезать? усыпить? дать яду им? сказать: идите с миром? Но - ОТПУСКАТЬ!., тут я не Папа Пий... Пускай уж заплывают... - жиром!.. Мой котелок не варит... Ваш? - Варим. Навариста ль твоя уха, товарищ?.. -Два уха из ухи... Был третий Рим. Четвертый же с такими не наваришь. Пусть - заплывают... Как велел Роден. Внутри он - полый, как УЛИССОВ выдел. Чугунный котелок тем временем позеленел совсем уже. Я - видел. Но - пройденный этап... Роден затих. Внутри он - полый, что не значит - глупый... Но - не святой. А нимбы у святых - как будто кто-то держит их под лупой, рассматривая... Только обод, он И виден нам... Но некая из мыслей - под выпуклостью - входит в пантеон тех - нами, снизу - закопченных высей и ангелом становится, и вниз глядит на нас, вперяющихся оком куда-то вдаль: наша ладонь - карниз воздвигнутых над головами окон невидимых... убрав ладонь со лба и обхватив ей челюсть, как теперча он делает ВСЕГДА, я знаю: баобаб - не дерево, а - гуттаперча. В морщинистых лесах, где и Сократ неотличим от дуба или пихты,-все мысли суть обычный результат в нас, т.е. в лицах, шевелений Чьих-То: - Не морщься так! Не думай, будто ты сам производишь складчатый свой гений: лицо есть то, куда - вложив персты - в нас поднимают волны шевелений. Лицо - не зеркало и не окно, а лишь фрагмент растянутости, где нам отведено завидное звено меж рододендронами и Роденом. - А выход где? - А выход: зеленеть, словно Роден: как все мы зеленеем, запутывая наши мысли в сеть ботаники, не познанной Линнеем. Нога Читаю в 1-ом (детском еще) томе Цветаевой (Терра): - За дядю, за тетю, за маму, за папу... Чтоб Кутику Боженька вылечил лапу... Это - про мою лапу, левую... больную... (Из больничной тетради) - Постойте-ка, ведь это левая нога: но почему же именно левая? Ну да, случайность... - Да, случайность, - оборвал я.- Откуда же мне знать, почему именно левая?.. К.Гамсун «Пан» Речитативы для аиста 1 Как ни взгляну на небо - там всегда полнолунье. Странно местное небо, или время движется чуть иначе, чем всюду... Но, правда, едва взгляну - и вижу всегда ее: пропущенную сквозь пальцы туч и всегда - непойманную... Задолго до вопроса - не думаю, отвечая: ее - сверху сыщего - словно долька лимона, всплывшая сверху чая... 2 Мы живем под лимоном, как под колесом, на шесте укрепленном. Аист, несом с оста есть оста- новка у Ариосто. 3 Безумие на луне свивает свое гнездо. И до, и после Орландо. Но не вернуться. Не крикнуть. После и до. Аист слабей орлана. 4 Не аист, а некто А идет по луне, шурша чем там шуршат. Ища, куда бы воткнуть США тавтологию в звездах. Он находит. Втыкает. Флаг знает, что смысл знамен реять, а он - обмяк, ибо нет ветра... Но другое есть на луне: пробирки, мензурки, о которых по всей длине эпоса, что они разум таят. Древком невидимых долбани -выписывается дурдом в каком-нибудь штате, штат, числясь на флаге, не знает, чем флаг чреват, поднятый на луне. 5 А - это словно выгнутая балетно ножка циркуля. В октружении лет, но также - луны. Струящей себя. Пытаясь «а» переделать в «я». Я становлюсь как аист. 6 Как ни взгляну на небо: полнолуние не в итоге, а всегда... Может, время идет в одном направленье со мною, т.е. стоит, как ноги аиста, связанные гнездом? Ибо как ни ускоришь шаг - от связанных не уйти ног, ибо ноги - как стрелки на без пяти двенадцать. И это есть образчик куска, что нам от торта Часа не съесть, поскольку не бить часам. 7 Что там, на колесе корчась, кричал Остап?-«Батько, чуешь?» - во все легкие - и ослаб. Что - на кресте, в пыли корчась, кричал Исус? - «Отче, ты слышишь ли?» -и под ребро укус. Но - после их наук -вряд ли дождаться мне эха, «луны» на ук- раинском, на луне. Кэрри Нэйшн (ум. 1911) 1 Кэрри Нэйшн носила с собой топор под черной одеждой (она-то и завела моду на черное): на людей не держала зла, для нее старушкою был кагор, виски, текила и прочие спирт-тела. Входила в бары, убивая спиртных дворян топором по горлышкам. Сей террор Раскольников счел бы музыкой. Был багрян пол от вина, как раздавленный помидор. 2 Милая мордашка, как на картине Манэ (через «а») «Американский бар». За нею все то же: колонны, колонны, портики. Она - жрица храма. Входит женщина, не отряхиваясь, но и не здороваясь, вдыхаючи перегар, на ней: черная юбка, ботики. И - давай махать, пока не раскололась рама. Мистицизм У меня был кот. Он умер четыре года тому. Пшик! - голубой мотылек угас, как про газ выдумал Анненский: но такая была порода у кота - голубой был перс: звали его Антон (я все перебрал на Антона, о нем пиша, даже «антоновку»). Но погасла его душа и мне не сказала, вернее - он: «Через четыре года - за то, что ты позабыл только ОДНО на Антона, тихоню из всех тихонь, ты будешь ввергнут не в новый любовный пыл, а - в антонов огонь!» апрель 02 из больницы Ходасевичу. В память. Страшно, Боже! Как же мне знаком сталактит под самым потолком. Я живу в отеле типа Ритз. (Штык он? шприц?) Как же страшно, Боже, и как трудно! Притяженье наше обоюдно! 17 июля 02 Отель «Маха», Прага Поставившей свечу Я был уверен, что ты мне поставишь свечку... Когда ты болен, ты окружен как бы восковыми пальцами с розовыми ногтями (... розоперстая Эос...): и словно свинья - грибы, ты их ищешь издали, стоящих в каком-то храме, где ВСЙ составляют они аптечку Бога. Свечи похожи на одноразовые шприцы. Когда их ставят, нажимается поршень. Пламя - как инъекция в воздух,- которая всеми нами ощущается прямо физически. И - чтоб не отдать концы в огне антоновом - подобное можно лишь подобным вылечить... А посему свечу поставь мне, подруга!.. Я ею перекричу пламя, что жжет чуть меньше, когда ты свечу палишь... февраль 02 больница Гость Он пользовался мимикой по-актерски: то грозно хмурился, то метал молнии из-под полуприкрытых век. Но он быстро устал от игры. Ему нужна была моя помощь. Рос Макдональд «Вестники несчастья» 1 Он приехал, чтобы меня убить. В семьдесят с небольшим. Гостя у меня впервые. Проделав двойной кульбит самолетом. Дитя малое в семьдесят с небольшим, но и прожженный - как это еще называют - киллер. Я не знаю - от радости ли, с тоски ли - у меня завязались в ноге гнои, едва он коснулся левой ноги - рукой, точнее - тыльною стороною ладони,- пока я лежал такой, какой я лежу, переваривая спиртное. И стало - в несколько дней - ТАК жарко, так удушающе жарко, что я воздух хватал аортой. Как было бы сказано у Плутарха: «Он три дня пролежал в горячке и преставился на четвертый.» 2 Как спрашивала Джульетта: «Ну разве эти плечи, грудь и ноги обязательно звать Ромео?» Как зовут мою левую ногу, которую на рассвете НЕ отрезали? - мною, естественно... А отрезали бы - то я не о себе бы думал, а - именно! - как же ногу было звать? - зарытую в помощь гречам госпитальным... - ногою? но - слава Богу! -пронесло, и ответить Джульетте нечем. 3 Это с ней случилось на середине пути, вернее - на сорок первом году моей жизни... Вошла вдруг и не вышла, оставив надежду: одежду - стервам больничным, на вешалок их сутулость. И пока меня дрючили внутривенно, она вошла в коричневое Инферно, осмотрелась и - удивясь - вернулась... 4 Я живу в пост-мортуме, пережив зараженье крови, гангрену, удивившуюся на пороге кости, обжегшую ногу, как Данте: побывавши в анти-здоровье. Что мне сказать о госте? Коль не культя - то тем же двойным кульбитом: перед отбытьем - в траву иль в вокзале спрятав: приклад без насечки - что больше одним убитым, ствол и прицел, что был - от привычки - матов. 15 марта 02 сразу после больницы

Последние публикации:

Все публикации

Оставить свое мнение в гостевой книге

Поэзия Проза Литературная критика Библиотечка "эгоиста" Создан для блаженства Онтологические прогулки Искусство Жизнь как есть Лаборатория слова В дороге




© ТОПОС, 2001—2010


Поиск
Авторы
Архив
Фотоальбом
Гостевая
Форум-архив
О проекте
Карта сайта
Книги Топоса
Как купить книги
Реклама на Топосе

Для печати

Реклама на Топосе

поиск:

авторы
 А Б В
 Г Д Е
 Ж З И
 К Л М
 Н О П
 Р С Т
 У Ф Х
 Ц Ч Ш
 Э Ю Я
Warning: Use of uninitialized value in split at backoffice/lib/PSP/Page.pm line 251.